Поставки авиационной техники в российско-китайском ВТС

Оборонно-промышленный комплекс КНР стремительно развивается, но по-прежнему не может обойтись без иностранной помощи. В условиях постоянно усложняющейся политической обстановки у Пекина остается все меньше возможностей импортировать зарубежные образцы военной техники.

 

В сентябре 2018 года США наложили на Китай санкции за проведение военно-технического сотрудничества (ВТС) с Россией. Одним из слабых мест китайского ОПК остается производство пилотируемых летательных аппаратов и двигателей для них. В связи с этим для государственного и военного руководства КНР значительный интерес представляет экспорт технологий из России.

 

Истоки сотрудничества

ВТС СССР и Китая в области авиационной техники началось до Второй Мировой войны. С 1937 по 1942 год для борьбы с японской агрессией Китай получил от СССР около 840 боевых самолетов: истребители И-15, И-16, И-153, бомбардировщики СБ, ДБ-3 и ТБ-3. В 1941–1942 годах близ китайского города Урумчи работал завод, на котором из советских комплектующих было собрано более ста истребителей И-16. Объем советской помощи вырос в 1950 году после победы в гражданской войне коммунистов во главе с Мао Цзэдуном. В КНР были поставлены истребители Ла-11, Як-11, МиГ-9, МиГ-15, бомбардировщики Ту-2 и Ту-16, Ил-28, переданы для производства чертежи истребителей МиГ-17 и МиГ-19. Поставлялись также самолеты Ан-2, Ан-12.

Когда закончилась война на Корейском полуострове, акцент советско-китайского сотрудничества в сфере авиации сместился в сторону технологической помощи авиапрому КНР. Китай по советским лицензиям наладил серийное производство самолетов разных типов и назначения: в 1957 году начался выпуск истребителей МиГ-17 («Цзянь-5» (J-5)), в 1959 году – МиГ-19 («Цзянь-6» (J-6)).

В конце 1950-х отношения стран испортились. Китайцам удалось задержать МиГ-21 из советских поставок в сражающийся против США Вьетнам. Путем нелицензионного копирования этого истребителя была создана китайская версия, обозначенная как «Цзянь-7» (J-7). Эта машина стала одной из самых массовых в промышленности КНР и на вооружении истребительной авиации ВВС Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По советской лицензии Китай стал серийно выпускать фронтовые бомбардировщики Ил-28 («Хун-5» (H-5)). На основании поставленной еще до свертывания советско-китайского ВТС проектно-технической документации китайские авиастроители наладили производство дальних бомбардировщиков Ту-16 («Хун-6» (H-6)), а также транспортных самолетов Ан-24 и Ан-12 («Юнь-7» (Y-7) и «Юнь-8» (Y-8)).

Эти самолеты составляли основу парка авиационной техники ВВС НОАК до конца 80-х годов XX века, а последние модификации «Хун-6», «Юнь-7» и «Юнь-8» до сих пор стоят на вооружении и способны решать боевые задачи.

 

В руководстве ВВС НОАК существуют две полярные позиции. Первая: для поддержания боеготовности необходимо приобретать российское вооружение. Импорт из РФ, по сути, – единственная возможность пополнить арсеналы современной авиационной техникой, поскольку санкции, введенные в 1989 году, сохраняются. Вторая позиция защищает интересы китайского ОПК: нужно развивать свое производство, перестать ориентироваться на Россию, производить свою технику и реализовывать ее на внешних рынках. Однако несмотря на активное развитие собственного ОПК, КНР по-прежнему закупает истребители российского производства и двигатели к ним

Ли Ли (李莉), старший полковник НОАК, профессор Университета национальной обороны НОАК (Пекин), военный комментатор китайского телеканала CCTV-7

 

Также Китай стал импортером советских беспилотных самолетов-мишеней разработки КБ им. Лавочкина – Ла-17 (производились в СССР в нескольких модификациях с 1954 по 1992 год). Первый полет беспилотника собственного производства КНР произошел в 1966 году. Китайская версия Ла-17 была создана Нанкинским Институтом аэронавтики методом обратного проектирования. После прекращения сотрудничества с СССР началась разработка собственного китайского беспилотника. Основным его отличием от Ла-17 стало применение турбореактивного двигателя Wopen-6 (копия советского ТРД РД-9).

 

Эволюция сотрудничества

ВТС возобновилось незадолго до распада СССР. В 1991–1997 годах в КНР было экспортировано 50 истребителей Су-27 (38 единиц Су-27СК и 12 единиц Су-27УБК) на сумму около 1,7 млрд долларов. С того момента по взаимной договоренности сторон содержание сделок, включая их стоимость, не разглашается, а данные, представленные в открытых источниках, считаются оценочными. 

В 2000–2001 годах поставлено 38 многоцелевых истребителей Су-30ММК по контракту 1999 года на сумму около 1,5 млрд долларов. В 2000–2002 годах Китаю в рамках погашения государственного долга РФ были поставлены 28 единиц Су-27УБК. В 2003 году выполнен второй контракт на 38 единиц Су-30МКК. Осенью 2004 года завершена поставка 24 единиц Су-30МК2 для ВМС НОАК.

В общей сложности в Китай с 1991 по 2011 год было поставлено около 180 истребителей семейства Су-27/Су-30, в том числе 38 одноместных истребителей Су-27СК, 40 двухместных учебно-боевых самолетов Су-27УБК, 76 многоцелевых истребителей Су-30МКК и 24 истребителя Су-30МК2. В 2015 году Государственная корпорация «Ростех» объявила о заключении контракта на поставку в КНР 24 истребителей Су-35 (КНР стала первым иностранным покупателем этих летательных аппаратов). Сумма сделки оценивается специалистами в 2,5 млрд долларов.

 

Производство российских истребителей в КНР

В 1996 году Китай приобрел лицензию на выпуск двухсот истребителей Су-27СК без права реэкспорта в третьи страны. Стоимость этой сделки составила около 2,5 млрд долларов. Сборка истребителей происходила на построенном по российскому проекту заводе в городе Шэньянь (провинция Ляонин). Оборудование для предприятия также произвела Россия. К концу 2007 года из российских машинокомплектов было собрано 105 самолетов. От оставшихся 95 комплектов для сборки Су-27СК Китай отказался, мотивировав это созданием собственной версии самолета – истребителя «Цзянь-11» (J-11, Shenyang). С учетом собранных по лицензии 105 Су-27СК общее количество истребителей марки «Су» в Китае составило около 280 машин.

В дальнейшем Россия поставляла в КНР запчасти и вооружение к самолетам и предоставляла помощь по обслуживанию и ремонту авиатехники.

 

Успешным можно назвать китайско-пакистанский истребитель JF-17 «Гром». Однако его «советский прародитель» МиГ-21 совершил первый полет еще в 1956 году. JF-17 летают благодаря российским двигателям РД-93. Пакистанские авиатехники не обладают достаточной квалификацией, чтобы проводить ремонт, поэтому машины приходится перегонять в КНР на авиазавод в городе Чанша. Объективно китайский авиапром обогнал российский только в производстве БПЛА: оно массовое и в силу больших партий – недорогое. Более 15 стран закупают в КНР ударные БПЛА

Ду Вэньлун (杜文龙), старший полковник НОАК, научный сотрудник Академии военных наук НОАК (Пекин), автор аналитических материалов в китайских военно-технических изданиях

 

Сотрудничество в области транспортной авиации

В 1993 году Россия экспортировала в Китай десять военно-транспортных самолетов Ил-76М. В 2005 году был подписан контракт на покупку еще 34 самолетов Ил-76 и четырех самолетов-заправщиков Ил-78 общей стоимостью около 1,5 млрд долларов. Однако заказ не был выполнен из-за проблем с изготовлением самолетов в АО «Ташкентский механический завод» (Узбекистан). В конце 2011 года РФ и КНР договорились о поставках трех бывших в эксплуатации самолетов Ил-76МД, в 2012 году число машин увеличилось до десяти. По данным открытых источников, их приобретал «Рособоронэкспорт» в России, затем они модернизировались в Белоруссии.

 

Экспорт в КНР авиадвигателей

Самые крупные программы ВТС касаются поставок из России в Китай авиационных двигателей разных моделей. Так, в 2005–2010 годах «Рособоронэкспорт» заключил с КНР контракт стоимостью 238 млн долларов на поставку 100 двигателей РД-93 (экспортная версия РД-33) для истребителей JF-17 (FC-1, Thunder) китайско-пакистанского производства, запчастей к ним и проведение техобслуживания.

В 2009–2010 годах Россия экспортировала в Китай еще 43 двигателя РД-93, а в 2014 году заключила контракт на поставку до конца 2016 года следующих ста двигателей РД-93, их техническое обслуживание и ремонт. Кроме того, Московский машиностроительный завод им. Чернышева, входящий в состав Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК), и китайская CATIC (China National Aero-Technology Import and Export Corporation) подписали соглашение по модернизации двигателя РД-93.

В 2009–2011 годах ОАО «НПО «Сатурн» реализовало контракт на поставку КНР 55 авиационных двигателей Д-30КП-2 (для Ил-76, бомбардировщиков «Хун-6» и транспортного самолета «Юнь-20»). В 2012–2015 годах по контракту, подписанному в 2011 году, НПО «Сатурн» поставило в Китай 184 двигателя Д-30КП-2. Сумма этого заказа – более 500 млн долларов.

В 2011 году Китай приобрел 150 двигателей АЛ-31Ф (используются на истребителях Су-27 и на китайских «Цзянь-11») и 123 двигателя АЛ-31ФН (для оснащения китайских самолетов «Цзянь-10»). В 2012 году Пекин и Москва подписали крупный контракт на поставку 140 авиадвигателей АЛ-31Ф. Сумма сделки составила 700 млн долларов. По оценке специалистов «Рособоронэкспорта», в 2012 году авиадвигатели представляли около 90% всего российского экспорта продукции военного назначения в Китай.

В 2016 году АО «ОДК» заключило контракты с компаниями CATIC, AVIC International и Tianli на поставку запасных частей, оказание услуг технического сопровождения по эксплуатации и обслуживанию авиадвигателей на общую сумму более 65 млн долларов.

 

Экспорт вертолетной техники

В 2016 году правительства России и Китая подписали Межправительственное соглашение о сотрудничестве по программе создания гражданского перспективного тяжелого вертолета. В рамках договоренностей АО «Вертолеты России» окажет содействие китайской государственной компании AVICOPTER в разработке тяжелого вертолета для его серийного производства в КНР. Также АО «Вертолеты России» заключило контракты с китайскими компаниями Qingdao Helicopter, Jiangsu Baoli, Easy Best Group, Wuhan Rand Aviation Technology Service, Jiangsu Baoli Aviation Equipment на поставку 14 вертолетов Ка-32А11ВС и Ми-171 в 2017–2018 годах. АО «Вертолеты России» подписало рамочное соглашение с китайскими компаниями AVIC International Holding Corporation и CIТIC Offshore Helicopter Corporation по организации центра технического обслуживания и ремонта вертолетов российского производства в Китае.

В 2019 году Государственная корпорация «Ростех» сертифицировала вертолетный двигатель ВК-2500 в КНР. В 2020 году Управление гражданской авиации Китая валидировало выданный Росавиацией сертификат типа вертолета «Ансат». Теперь силовые установки будут эксплуатироваться в составе российских вертолетов в КНР, что расширит географию продаж и эксплуатации российских вертолетов марок «Ми» и «Ка».

 

Несмотря на заявления о достижении военно-технической независимости от России, Китай в ближайшей перспективе останется основным покупателем российской продукции и технологий военного назначения в сфере авиации. Примером удачной российско-китайской сделки служит экспорт 24 российских истребителей Су-35 в Китай. В результате баланс сил в Тайваньском проливе был скорректирован в пользу КНР

Мейя Наувенс, старший научный сотрудник аналитического центра по вопросам военно-политических конфликтов «Международный институт стратегических исследований» (Лондон), эксперт по военной политике и ОПК КНР

 

Направления развития

Продолжается российско-китайское сотрудничество в сфере совместных разработок и обмена технологиями. По ряду направлений идут затяжные переговоры, в частности, по упомянутому выше соглашению о совместной разработке тяжелого вертолета. Этот контракт поставил рекорд по продолжительности обсуждений. Россия и Китай приступили к ним в 2008–2009 годах, но лишь в мае 2016-го было подписано рамочное соглашение о совместной работе над вертолетом.

В начале 2017 года российская и китайская стороны делали заявления о готовности подписать контракт на создание вертолета взлетной массой 38 т и грузоподъемностью 15 т до конца 2017 года, но пока договор не заключен.

Еще один крупный совместный проект, касающийся технологий двойного назначения, – широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет (ШФДМС, обозначение в китайской терминологии – C929) – продвигался более высокими темпами. Стороны договорились о создании совместного предприятия под названием China-Russia Commercial Aircraft International Co., Ltd. (CRAIC) в конце 2016 года. В 2017 году был подписан меморандум о сотрудничестве по разработке газотурбинного двигателя для перспективного ШФДМС. В ноябре 2018 года в ходе международного авиасалона Airshow China в Чжухае (КНР) ПАО «ОАК» и китайская корпорация СОМАС совместно презентовали полномасштабный макет ШФДМС CR929, первые поставки которого запланированы на 2025–2027 годы. Ведется подготовка к созданию совместного инженерного центра в России и штаб-квартиры предприятия в Шанхае. Стороны договорились разрабатывать и производить для проекта двигатели ПД-35386.

 

Выводы и рекомендации

Анализ российско-китайского сотрудничества в области поставок авиационной техники позволяет сделать следующие выводы и обобщения:

  1. Развитие китайского ОПК происходит во многом за счет советских и российских разработок. Они нужны Китаю для сохранения импульса, который китайская оборонная промышленность получила в 1990-е годы за счет копирования и модернизации российской техники. Импорт продукции из России – фактически единственная доступная Пекину возможность пополнить национальные арсеналы современным оружием, в том числе и авиационным. Санкционный режим, введенный США и странами НАТО в 1989 году против КНР, сохраняется, поэтому Китай лишен возможности покупать западные технологии военного и двойного назначения.
  2. Советско-китайское сотрудничество в сфере авиации в значительной степени было ориентировано на оказание технологической помощи китайскому авиапрому. В КНР по советским лицензиям было налажено серийное производство самолетов разных типов и назначения: «Цзянь-5» (МиГ-17), «Цзянь-6» (МиГ-19), «Цзянь-7» (МиГ-21), «Хун-5» (Ил-28), «Хун-6» (Ту-16), «Юнь-7» (Ан-24), «Юнь-8» (Ан-12). Они составили основу авиационного парка ВВС НОАК вплоть до конца 80-х годов XX века. В середине 2021 года после прохождения глубокой модернизации бомбардировщики «Хун-6», транспортные самолеты «Юнь-7» и «Юнь-8» продолжили решать боевые задачи в рядах китайских ВВС.
  3. Учитывая, что исторически в НОАК на вооружении часто стояла советско-российская техника, китайской стороне стоит приобретать новейшие технологии российского, а не западного производства. Российские производители способны предложить китайским ВВС широкую номенклатуру вооружения и технологий. В свою очередь, для отечественного ОПК существенным остается то, что китайская сторона вполне платежеспособна.
  4. Без российской помощи ОПК КНР не обойтись. Китайским авиастроителям не удалось преодолеть отставание от России и технологически развитых европейских стран в области электронных систем, двигателестроения и авиационной энергетики. Поэтому сегодня сотрудничество двух стран сконцентрировано на поставках из России в Китай партий вертолетов, в частности, Ми-171 и «Ансат».
  5. Опыт ВТС России и Китая показывает, что передача российских технологий может приносить убытки: КНР часто воспроизводит зарубежные разработки, адаптирует их под внутренние запросы и отказывается от импорта. Эта практика требует корректировки условий лицензионных соглашений.

 

Китайские инженеры находятся в поиске путей развития своей боевой авиации: они самостоятельно разработали и производят самолеты поколения 4++; проводят работы над истребителями пятого поколения: J-20 и J-31. Но из перспективных самолетов только J-20 можно рассматривать в качестве истребителя пятого поколения. J-31 использует агрегаты и узлы истребителей поколения 4+. Что касается J-20, воплощающего весь потенциал китайской авиационной промышленности, достижение им реальной боевой готовности – перспектива отдаленная. В пользу этого говорит весь имеющийся опыт работы над аналогичными машинами в США и других странах

Василий Кашин, заведующий сектором международных военно-политических и военно-экономических проблем Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

 

Для наращивания объемов ВТС РФ и КНР следует пересмотреть систему взаимоотношений с китайскими партнерами: осуществить переход к совместной разработке высокотехнологичных вооружений, предусмотреть продажу технологий производства оружия и создание лицензионных производств на территории КНР.

 

Автор - Роман Кошкин

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 3 (68), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры