От “Москвы” до “Кузнецова”. История советских авианесущих кораблей. Часть 3

В 1970 году на Николаевском судостроительном заводе был заложен тяжёлый авианесущий крейсер "Киев", проекта 1143. Подробно данные корабли были рассмотрены в предыдущей части. Эти корабли сыграли значимую роль, став отличным "переходным этапом" на пути к "настоящему" авианосцу и дали промышленности опыт строительства, а флоту - опыт эксплуатации крупных авианесущих кораблей.

Однако руководство ВМФ СССР во главе с его главнокомандующим, адмиралом Сергеем Георгиевичем Горшковым, очень желало видеть в составе флота именно "настоящий" авианосец. В 1969 году постановлением Совета Министров СССР начались работы по проектированию такого авианосца, а Невское проектно-конструкторское бюро приступило к научно-исследовательским работам под шифром "Ордер", целью которых было военно-экономическое обоснование строительства авианосцев. В рамках данной работы были выполнены аванпроекты различных авианосцев, водоизмещением от 40 до 100 тысяч тонн и различными силовыми установками. Наиболее проработанным оказался проект авианосца водоизмещением 80 тысяч тонн, получившим обозначение "проект 1160" и шифр "Орёл".

Авианосец проекта 1160 по своему внешнему облику и техническим характеристикам был близок к крупнейшему на момент его проектирования американскому авианосцу "Энтерпрайз". По проекту "Орёл" имел водоизмещение 80 тысяч тонн, длину 330 метров и ширину 70, атомную силовую установку суммарной мощностью 280 тысяч л.с. Авиагруппа авианосца была также эквивалентна по численности "Энтерпрайзу" и составляла 70-80 летательных аппаратов. В ходе проектирования авианосца проекта 1160 разрабатывать почти все его элементы приходилось "с нуля" - паровые катапульты, аэрофинишеры, и огромное количество других систем. Самое главное - требовалось создать "полноценные" палубные самолёты нескольких типов. Палубные истребители предполагалось создать на базе фронтового истребителя МиГ-23. Проект палубного варианта данного самолёта получил обозначение МиГ-23А. В состав авиагруппы будущего авианосца должны были входить ударные самолёты Су-24К, созданные на базе фронтовых бомбардировщиков Су-24. Однако, вскоре от идеи использования слишком тяжёлого для палубного самолёта Су-24 в составе авиагруппы отказались, а её состав был позднее основательно переработан. ОКБ Сухого на базе раннего самолёта Т-10 - будущего легендарного истребителя Су-27 создать несколько палубных вариантов данной машины - тяжёлый истребитель и тяжёлый ударный самолёт под обозначением Су-28. Началось создание и палубного противолодочного самолёта под индексом П-42 - по своей концепции и внешнему виду он был практически полностью идентичен американскому палубного противолодочному самолёту S-3 "Викинг". На его базе планировалось создать и палубный самолёт дальнего радиолокационного вооружения - П-42РЛД. В "окончательном" варианте состав авиагруппы авианосца предполагался следующим - эскадрилья истребителей Су-27К (12 самолётов), эскадрилья ударных самолётов Су-28, эскадрилья самолётов разведки и целеуказания Су-28КРЦ (4 самолёта), эскадрилья самолётов ДРЛО П-42РЛД (4 самолёта), эскадрилья противолодочных самолётов П-42 (6 самолётов) и 8 противолодочных вертолётов Ка-25.

В отличии от американских авианосцев, "Орёл" должен был иметь и мощное ударное вооружение помимо авиагруппы, состоящее из 16 пусковых подпалубных установок новейших сверхзвуковых противокорабельных ракет П-700 "Гранит".

Предполагалось, что первый авианосец проекта 1160 будет заложен после спуска на воду авианесущего крейсера "Минкс" - второго корабля проекта 1143, а к 1986 году ВМФ СССР получит три корабля данного проекта. Однако в сентябре 1973 года решением секретаря ЦК КПСС по оборонным отраслям промышленности Дмитрия Фёдоровича Устинова, были прекращены. Вместо авианосца проекта 1160 после спуска на воду "Минска" был заложен третий авианесущий крейсер данного проекта - "Новороссийск". 

Обычно, в современной истории советского флота (во всяком случае "научно-популярной") вся ответственность по "закрытию" работ по авианосцу проекта 1160 возлагают в первую очередь на Устинова. Однако, прекращению работ по авианосцу проекта 1160 способствовало огромное количество объективных причин. Рассмотрим их подробно.

В сентябре 1973 года руководству страны был представлен совместный доклад от ВМФ, ВВС и промышленности, в котором обосновывалась техническая возможность строительства такого авианосца, приводились расчёты стоимости такого корабля, и различных "эксплуатационных" затрат. Помимо ратовавшего за строительство "Орла" руководства флота, данная программа имела и очень важного сторонника - министра судостроительной промышленности СССР Бориса Бутомы. Но относительно реализации данной программы имелась масса крайне существенных "подводных камней".

Во-первых, для того, что бы приступить к постройке такого огромного авианосца, необходимо было в кратчайшие сроки создать новые судостроительные мощности или как минимум существенно модернизировать уже существующие, создать необходимую для базирования такого корабля инфраструктуру, что требовало реконструкции большинства крупных пунктов базирования ВМФ СССР. Уже само по себе это требовало огромных затрат. При этом огромные средства должны были быть выделены на разработку и последующее создание самолётов авиагруппы. Так как военно-морских баз за рубежом СССР практически не имел, в дальней океанской зоны снабжение соединений кораблей ложилось на так называемый "плавучий тыл" - всевозможные суда обеспечения. Появление огромного авианосца в составе ВМФ СССР требовало существенное увеличение этого "плавучего тыла", т.е. строительства дополнительных крупных танкеров и различных судов обеспечения.  

Во-вторых, как это ни парадоксально, но проектирование авианосца проекта 1160 велось в полном "отрыве" от концепции применения советского флота! Фактически, проектируя этот авианосец разработчики прибегли к "слепому копированию" "облика" американских авианосцев - имея крайне малый опыт даже в проектировании авианосцев, советские кораблестроители действовали во многом по "напутствованию" адмирала Горшкова, который предложил просто "сделать как у американцев". "Копируя" американские авианосцы невольно была "скопирована" и концепция их применения - в ВМС США авианосцы это главное средство завоевания господство на море, достигаемого путём массированных атак палубной авиации на корабли противника. Однако, к моменту проектирования "Орла" в ВМФ СССР уже была давно сформирована и успешно развивалась своя концепция борьбы с крупными корабельными группировками вероятного противника, а флот уже имел большой набор "противоавианосных" средств - подводные лодки, различные надводные корабли и дальние бомбардировщики морской авиации, вооружённые "тяжёлыми" противокорабельными ракетами, в том числе и сверхзвуковыми. Активно велось строительство новых подводных лодок с крылатыми ракетами, началось развёртывание системы морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) "Легенда" для обеспечения надёжного целеуказания для сверхзвуковых ПКР, позволявших поражать противника на дальности порядка 500 км (что было сравнимо с радиусом удара авиакрыльев американских авианосцев). Главной задачей перспективного советского авианосца было прикрытие своих корабельных соединений от массированных авиационных ударов противника, т.е. требовался по большому счёту "авианосец ПВО" и основу его авиагруппы должны были составлять истребители. Вместе с тем, на "Орле" состав авиагруппы практически полностью повторял состав американского палубного авиакрыла с большим количеством ударных самолётов. При этом шансов, в случае войны, нанести серьёзный ущерб корабельной группе вероятного противника силами такого авиакрыла, с учётом специфики организации подъёма в воздух авиагруппы авианосца было мало - в отличии от самолётов дальнобойные сверхзвуковые ПКР имели все шансы прорывать ПВО АУГ (не говоря уже о "неавианосной" корабельной группе) вероятного противника. Кроме того, для перспективных палубных ударных самолётов ещё требовалось создать лёгкие ПКР, что бы было чем вообще наносить удар.

Советский авианосец  должен был "интегрироваться" в существующую концепцию применения флота и дополнять его "противоавианосные" силы, а не наоборот. Кроме того, к моменту доклада руководству страны о возможности и целесообразности строительства авианосцев проекта 1160 на "повестке дня" была реализация и других не менее важных судостроительных программ - строительство гигантских подводных ракетоносцев проекта 941 и подводных лодок с крылатыми ракетами нового поколения, проекта 949. Подводные ракетоносцы проекта 941, ставшие самыми большими в мире подводными лодками рассматривались как одно из важнейших средств ядерного сдерживания, т.к.  были способны нанести гарантированный ответный ядерный удар по противнику даже в самых худших ситуациях. Их строительство было одним из главных приоритетов советского судостроения. Подводные лодки проекта 949, имевшие 24 сверхзвуковые ПКР "Гранит" с дальностью полёта, превышающую 500 километров, позволяли перевести борьбу с АУГ вероятного противника на качественно новый уровень. В отличии от авианосцев, которые физически не могли быть построены в большом количестве, они обеспечивали гарантированный прорыв ПВО АУГ вероятных противников, и уничтожение (или как минимум выведение из строя) не только вражеского авианосца, но и всей АУГ в целом. Реальные возможности борьбы с таким залпом сверхзвуковых ПКР появились в ВМС США и НАТО относительно недавно, на рубеже 2000-х годов. Строительство же авианосцев проекта 1160 неизбежно "съедало" огромную часть средств, выделенных на строительство флота и мощности военно-морской промышленности. Их строительство вынудило бы как минимум существенно "урезать" судостроительные программы. И самое главное - это не имело должной "отдачи". Более того, едва ли удалось бы выдержать требуемые сроки ввода в строй головного корабля, намеченные на 1981 год. Совершенно не решённым оставался и вопрос с палубной авиацией. Реально к моменту ожидаемого ввода в строй первого авианосца проекта 1160 мог быть создан только палубный вариант истребителя МиГ-23. Палубный вариант бомбардировщика Су-24 не мог из-за своих массо-габаритных характеристик на роль палубного ударного самолёта. Перспективные палубные самолёты на базе перспективного истребителя Т-10, будущего Су-27 могли появиться не ранее середины 1980-х годов, учитывая, что в строевых авиаполках ВВС СССР Су-27 начали в 1984 году, при том что создание палубных самолётов на его базе имело явно "второстепенный" приоритет.

Таким образом, как видно из вышеперечисленного, отказ от строительства авианосцев проекта 1160 был вызван гигантским количеством объективных причин, а не "интригами" и "недальновидностью" высшего военно-политического руководства страны, как зачастую принято считать. 

Поэтому в 1975 году, после спуска на воду авианесущего крейсера "Минск" вместо авианосца проекта 1160 был заложен третий авианесущий крейсер проекта 1143 - "Новороссийск". Однако руководство ВМФ не сдавалось и настойчиво желало иметь в составе флота "настоящий" авианосец. В 1976 году Невское ПКБ начало разработку нового авианосца проекта 1153, также как и проект 1160 имевший шифр "Орёл". По сравнению с "предшественником", авианосец проекта 1153 имел уменьшенное до 70 тысяч тонн водоизмещение, при этом сохранив атомную энергоустановку, и уменьшенную авиагруппу, включавшую в себя 3 эскадрильи истребителей и 14 вертолётов. Ударное вооружение не только сохранилось по сравнению с проектом 1160, но и было увеличено до 20 ПКР "Гранит" в подпалубных пусковых установках. В отличии от проекта 1160, новый "Орёл" был проработан гораздо лучше. Он проектировался уже из расчёта реальных мощностей советской судостроительной промышленности, в частности Николаевского судостроительного завода, на котором предполагалось лишь немного модернизировать стапель, на котором и строились авианесущие крейсеры. Авиагруппа авианосца была максимально адаптирована к реальным потребностям советского флота, и состояла преимущественно из истребителей. Авианосец проекта 1153 был отлично "сбалансированным" кораблём. К тому моменту уже были успешно разработаны паровые катапульты, а в 1977 году в Крыму, рядом с городком Саки, началось строительство наземного испытательно-тренировочного комплекса корабельной авиации (НИТКА), где должны было отрабатываться применение палубной авиации с авианосца, и учиться взлетать и садиться на палубу будущие лётчики авиакрыла авианосца. Помимо "технической" стороны эксплуатации палубной авиации на комплексе НИТКА отрабатывалась и организационная сторона применения палубной авиации. Уже был подготовлены рабочие чертежи нового корабля, который должен был начать строится после завершения строительства "Новороссийска". Однако, к тому моменту, казалось бы решённый вопрос о строительстве авианосца вновь был поставлен под сомнение, а строительство корабля в итоге было отменено. Такое решение приписывают, как правило, Устинову. Однако он как ни кто другой отлично знал реальные возможности советской промышленности. Более того, Устинов совершенно не отрицал, вопреки распространённому мнению необходимость наличия в составе флота "полноценных" авианосцев. Однако он предложил, сконцентрировать усилия на строительстве более дешёвых кораблей, и фактически "вырастить" авианосец с "классическими" палубными самолётами из существующих авианесущих крейсеров проекта 1143. А т.к. флоту ещё требовались значительные материальные затраты на реализацию других, не менее важных программ, то было решено заложить ещё один, четвёртый авианесущий крейсер проекта 1143, "Баку" и отложить строительство крупных авианесущих кораблей до спуска его на воду. 

Авианосец проекта 1153, который наиболее оптимально подходил флоту, так и не был заложен - вместо него началось строительство авианесущего крейсера "Баку". Однако, работы по проекту 1153 оказали неоценимое влияние на развитие советской "авианосной программы". В ходе разработки авианосца проекта 1153 были успешно разработаны авиационные катапульты, аэрофинишеры и много других необходимых авианосцу устройств. Самое главное - начались практические работы по созданию палубной авиации и организации её применения с авианосца. Несмотря на отказ от строительства авианосца проекта 1153, работы по строительству комплекса НИТКА активно продолжались, как и разработка новых типов палубных самолётов.

13 октября 1978 года, тем же Постановлением правительства, которое отменяло строительство авианосца проекта 1153 предписывалось начать работы по созданию нового авианосца на базе авианесущих крейсеров проекта 1143, под индексом 1143.5, рассчитанным на базирование "классических" палубных самолётов "горизонтального взлёта". Новый проект вобрал в себя огромное количество наработок по так и не построенному проекта 1153.

1 сентября 1982 года на Николаевском судостроительном заводе был заложен авианесущий крейсер проекта 1143.5. Несмотря на "общность" в названии проекта и наименование "авианесущий крейсер", со своими "предшественниками", тяжёлыми авианесущеми крейсерами "Киев", "Минск", "Новороссийск" и "Баку", он практически не имел ничего общего и де-факто представлял собой уже "полноценный" авианосец. Этот авианосец, заложенный под именем "Рига" за время своего строительства сменит 4 названия и войдёт в состав военно-морских сил уже Российской Федерации под именем "Адмирал флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов".

Павел Румянцев

Партнеры