Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Плата за экономическую войну. Как санкции против России перевернут глобальный порядок 

В американском журнале «Foreign Affairs», посвященном международным отношениям, опубликована статья доцента кафедры истории Корнельского университета Николаса Малдера «Плата за экономическую войну. Как санкции против России перевернут глобальный порядок». Журнал «Россия в глобальной политике» подготовил перевод статьи Мадлера.

 

Ниже мы приводим полный текст статьи:

 

Плата за экономическую войну. Как санкции против России перевернут глобальный порядок 

Экономическое наступление против России доказало, что мы живём в новой реальности: эпоха применения санкций без издержек, без рисков и с прогнозируемыми последствиями действительно закончилась. Если экономическая война между Западом и Россией продолжится с такой интенсивностью и дальше, то мир скатится в рецессию.

Российско-украинский конфликт 2022 г. – не только крупное геополитическое событие, но и переломный момент с точки зрения геоэкономики. Нынешние санкции Запада – самые жёсткие из тех, что когда-либо применялись против государства такого размера и мощи, как Россия. Менее чем за три недели США и их союзники отрезали крупные российские банки от глобальной финансовой системы, вместе с азиатскими партнёрами заблокировали экспорт высокотехнологичных компонентов, захватили зарубежные активы сотен состоятельных россиян, отозвали торговые соглашения с Москвой, закрыли для российских самолётов воздушное пространство Северной Атлантики, ограничили продажу российской нефти в США и Великобританию, приостановили все инвестиции в экономику РФ из своих юрисдикций и заморозили 403 млрд из 630 млрд долларов иностранных активов ЦБ РФ. Совокупный эффект оказался беспрецедентным, и ещё несколько недель назад большинство экспертов не могли такого представить: исключая жизненно важные товары, 11-я по величине экономика мира фактически отрезана от глобализации XXI века.

Как сработают эти исторические меры? Экономические санкции редко достигают своих целей. Западные политики часто полагают, что причиной провала является слабость введённых ограничений. Действительно, могут быть лазейки в режиме санкций, отсутствие политической воли и дипломатического согласия для их эффективной реализации. Принято считать, что более жёсткие санкции имеют больше шансов на успех.

Но в случае с экономическим сдерживанием России всё иначе. Кампания по изоляции экономики G20 с крупным углеводородным сектором, развитым военно-промышленным комплексом и диверсифицированным набором экспортных товаров беспрецедентна. Поэтому западные санкции, скорее всего, столкнутся с проблемой иного рода. Рестрикции могут провалиться не из-за слабости, а из-за огромной, непредсказуемой силы.

Привыкнув к низкозатратному использованию санкций против небольших стран, западные политики не имеют достаточного опыта и понимания последствий действительно жёстких мер против крупной экономики с глобальными связями.

Существующие уязвимости мировой экономической и финансовой структуры позволяют предположить, что подобные санкции способны привести к серьёзным политическим и материальным последствиям.

Реальный шок и трепет

Оценить, насколько суровы нынешние санкции против России, можно по их воздействию на весь мир. Удар непосредственно по российской экономике очевиден. По прогнозам экономистов, ВВП РФ сократится на 9–15 процентов в этом году, но ущерб может быть значительнее. Рубль упал более чем на треть с начала января. Идёт отток профессиональных кадров из России, в то время как возможности импортировать потребительские товары и ценные технологии резко уменьшились. Как выразился политолог Илья Матвеев, «тридцать лет экономического развития выброшены в корзину».

Волна от западных санкций распространяется далеко за пределы самой России. Можно выделить четыре вида последствий, которые могут коснуться всех: эффект перелива на связанные с Россией страны и рынки, мультипликативный эффект из-за изъятия инвестиций из частного сектора, эскалация в форме ответных мер России и системные последствия для глобальной экономики.

Эффект перелива уже привёл к хаосу на международных товарных рынках. Трейдеров охватила паника после обнародования 26 февраля второго пакета западных санкций, включая отключение от SWIFT и заморозку резервов ЦБ. Резко подскочили цены на нефть, природный газ, пшеницу, медь, никель, алюминий, удобрения и золото. Из-за военных действий закрыты украинские порты, международные компании стараются избегать поставок российских товаров, в результате в мировой экономике сегодня нарастает нехватка зерна и металлов. Хотя цены на нефть позже опустились в ожидании увеличения добычи странами Персидского залива, шок от скачка цен на энергоносители и другие сырьевые товары разгонит глобальную инфляцию. Страны Африки и Азии, зависящие от поставок продовольствия и энергоресурсов, уже столкнулись с трудностями.

Экономики Центральной Азии также пострадали от санкционного шока. Бывшие советские республики тесно связаны с российской экономикой через торговлю и потоки трудовой миграции. Коллапс рубля стал серьёзным финансовым потрясением для региона.

Казахстан ввёл валютный контроль, после того как его национальная валюта тенге упала на 20 процентов на фоне западных санкций против Москвы. С таджикским сомони произошло аналогичное резкое обесценение. С ухудшением ситуации в России миллионам мигрантов из Средней Азии придётся искать работу в других странах, поток денежных переводов домой может иссякнуть.

Воздействие санкций выходит за рамки решений, принятых G7 и ЕС. Пакеты официальных санкций оказали катализирующий эффект на международный бизнес, работающий в России. Практически за одну ночь надвигающаяся изоляция привела к массовому бегству корпораций. Можно говорить о массовом бойкоте со стороны частного сектора: сотни крупных западных фирм в сфере технологий, нефти и газа, аэрокосмической и автомобильной отраслях, в области производства потребительских товаров, продуктов питания и напитков, а также представители бухгалтерской, финансовой и транспортной индустрий уходят из страны. Следует отметить, что во многих случаях санкции не требовали ухода компаний. Скорее он обусловлен моральным осуждением ситуации, репутационными опасениями и просто паникой. В результате уход бизнеса усугубляет экономический удар по России, мультиплицируя негативное воздействие официальных санкций.

Правительство РФ отреагировало на санкции следующим образом. Были введены срочные стабилизационные меры для защиты валютной выручки и поддержки рубля. Иностранный портфельный капитал заблокирован в стране. Фондовый рынок оставался закрытым, активам многим западных компаний, покинувших Россию, может грозить конфискация. Министерство экономического развития подготовило законопроект, который даёт государству шесть месяцев на то, чтобы забрать бизнес, в случае «необоснованной» ликвидации или банкротства.

Потенциальная национализация западного капитала – не единственный эскалационный эффект санкций. 9 марта Путин подписал указ, ограничивающий российский экспорт. Хотя полный список товаров, подпадающих под запрет, пока не определён, сама угроза продолжает тревожить мировую торговлю. Ограничения на экспорт удобрений, введённые Россией в начале февраля, уже оказывают давление на мировое производство продуктов питания. Россия может ответить ограничением экспорта важных минералов – никеля, палладия и промышленных сапфиров. Они необходимы для производства электрических батарей, каталитических конвертеров, телефонов, шарикоподшипников, световых трубок и микрочипов. В глобализированной системе сборки даже небольшие изменения в ценах на материалы могут значительно повысить производственные затраты, с которыми сталкиваются конечные пользователи, расположенные ниже по производственной цепочке. Российское эмбарго или значительное сокращение экспорта палладия, никеля или сапфиров ударит по производителям автомобилей и полупроводников – отрасли стоимостью 3,4 трлн долларов. Если экономическая война между Западом и Россией продолжится с такой интенсивностью и дальше, то вполне возможно, что мир скатится в вызванную санкциями рецессию.

Справиться с последствиями

Сочетание эффекта перелива, негативного мультипликативного и эскалационного эффектов означает, что санкции против России повлияют на мировую экономику, как немногие санкционные режимы в прошлом. Почему нельзя было предвидеть эти потрясения? Одна из причин заключается в том, что в последние несколько десятилетий американские политики обычно применяли санкции против экономик, которые были достаточно скромными по размеру, и серьёзные негативные последствия удавалось сдерживать. Степень интеграции в мировую экономику Северной Кореи, Сирии, Венесуэлы, Мьянмы и Белоруссии была относительно небольшой и одномерной. Только введение санкций США против Ирана потребовало особой осторожности, чтобы не вызвать потрясений на нефтяном рынке.

Однако в целом можно считать, что применение санкций проходило для Соединённых Штатов практически без издержек. Следовательно, никто не осознавал в полной мере макроэкономические и макрофинансовые последствия глобальных санкций.

Чтобы лучше понять, какой выбор придётся делать в нынешней ситуации с Россией, следует изучить применение санкций в 1930-х гг., когда с их помощью демократии тоже пытались остановить агрессию крупных автократических экономик – фашистской Италии, имперской Японии и нацистской Германии. Всё это происходило на фоне Великой депрессии, которая ослабила экономики и подпитывала национализм по всему миру. Когда итальянский диктатор Бенито Муссолини вторгся в Эфиопию в октябре 1935 г., Лига Наций ввела международный режим санкций, который поддержали 52 государства. Это был впечатляющий единый ответ, как и сейчас мы видим в случае с Россией.

Однако у санкций Лиги Наций был побочный эффект. Экономическое сдерживание фашистской Италии не позволяло демократиям применить санкции против более опасного агрессора – Адольфа Гитлера. Германия являлась драйвером экспортного спроса для небольших европейских экономик, и её невозможно было изолировать без серьёзных коммерческих потерь для всей Европы. В условиях медленного восстановления после Великой депрессии одновременное введение санкций против Италии и Германии – тогда четвёртой и седьмой экономик мира – было слишком затратным для большинства демократий. Гитлер воспользовался этим страхом перенапряжения сил и сосредоточенностью международного сообщества на Эфиопии, чтобы ввести немецкие войска в Рейнскую демилитаризованную зону в марте 1936 г., двигаясь по пути к войне. Немецкое руководство осознавало свою коммерческую силу и использовало её, чтобы включить экономики Центральной Европы и Балкан в свою политическую орбиту. Результатом стало создание континентального блока вассальных экономик, торговлю которых с Германией западным странам стало сложнее остановить с помощью санкций или морской блокады.

Санкционные дилеммы 1930-х показывают, что агрессорам нужно противодействовать, если они нарушают международный порядок. Но нельзя игнорировать тот факт, что жизнеспособность санкций и их шансы на успех всегда зависят от глобальной экономической ситуации. В нестабильных торговых и финансовых условиях необходимо определить приоритетные цели и тщательно подготовиться к любым последствиям.

Применение санкций против очень крупных экономик просто невозможно без компенсационных мер, которые должны поддержать экономику санкционеров и остального мира.

Администрация Байдена осознаёт эту проблему, но её действия пока не соответствуют масштабам происходящего. Вашингтон попытался снизить напряжённость на нефтяном рынке путём частичного примирения с Ираном и Венесуэлой. Чтобы смягчить эффект перелива санкций против одного экспортёра нефти, теперь, возможно, придётся снимать рестрикции против двух других. Но этой нефтяной дипломатии недостаточно для противодействия вызовам, связанным с санкциями против России, последствия которых усугубляют существовавшие ранее экономические трудности. Проблемы с цепочками поставок и «узкие места» в глобальной транспортной и производственной системах времён пандемии возникли до начала военных действий на Украине. Беспрецедентное применение санкций в этих условиях усугубило и без того сложную ситуацию.

В Европе проблема управления последствиями экономической войны стоит острее. Не только потому, что у Евросоюза более тесные торговые и энергетические связи с Россией. Это результат политической экономии еврозоны, которая сформировалась за последние двадцать лет: за исключением Франции, большинство экономик еврозоны следуют стратегии роста, в значительной степени зависящей от торговли и ориентированной на экспорт. Эта экономическая модель требует зарубежного спроса на экспорт и при этом подавляет рост зарплат и внутренний спрос. Такая структура совершенно не подходит для длительного действия санкций, направленных на сокращение торговли. Увеличить инвестиции в возобновляемую энергию по всему Евросоюзу и расширить общественный контроль в энергетическом секторе, как предлагает президент Франции Эммануэль Макрон, – один из способов смягчить этот удар. Но нужны также меры, стимулирующие рост доходов, для интервенций на рынке потребительских товаров – от управления стратегическими резервами до налогов на сверхприбыль, которые сейчас вводятся в Испании и Италии.

Есть последствия санкций для мировой экономики в целом и особенно для Глобального Юга. Решение этих проблем – макроэкономический вызов. G7, Евросоюз и азиатские партнёры США должны запустить решительные, скоординированные действия для стабилизации глобальных рынков. Это можно сделать с помощью целевых инвестиций в устранение узких мест в цепочках поставок, щедрых грантов и кредитов развивающимся странам, которые испытывают продовольственные и энергетические проблемы, а также выделения государственных средств на использование возобновляемой энергии. Потребуются также субсидии и, возможно, даже регулирование цен, чтобы защитить беднейшие слои населения от деструктивного эффекта резкого повышения цен на продукты питания, энергоносители и сырьевые товары.

Такое вмешательство государства – плата за участие в экономической войне. Компенсировать материальный ущерб, сопоставимый по масштабу экономическому удару по России, будет просто невозможно без сдвигов в международной политике, которая должна включать поддержку тех, кто пострадал от санкций. Если материальное благополучие домохозяйств не будет защищено, политическая поддержка санкций со временем рухнет.

Новые интервенционисты

Западным политикам предстоит принять серьёзное решение: сохранить санкции против России в нынешнем виде или вводить дополнительное экономическое наказание. Если цель санкций – оказать максимальное давление на РФ с минимальным ущербом для собственной экономики и с контролируемым риском внутренней политической реакции, то с политической точки зрения нынешний уровень давления – максимально возможный на данный момент.

Уже сейчас поддержание существующих санкций требует активной компенсационной политики. Ни политика экономического невмешательства, ни фискальная фрагментация не смогут обеспечить устойчивость, особенно в Европе, если экономическая война продолжится. Но если Запад решит усилить экономическое давление на Россию, экономические интервенции станут абсолютной необходимостью. Более интенсивные санкции усугубят ущерб не только для самих санкционеров, но и для мировой экономики в целом.

Независимо от того, насколько сильна и оправданна решимость Запада остановить Россию, политики должны принять материальную реальность: полномасштабное экономическое наступление чревато значительной дополнительной нагрузкой на мировую экономику.

Усиление санкций вызовет каскад материальных потрясений, которые потребуют масштабных стабилизационных мер. И даже при наличии таких спасательных средств экономический ущерб может быть значительным, а риски стратегической эскалации останутся высокими. Поэтому крайне важно использовать дипломатические и экономические пути, чтобы остановить конфликт. Какими бы ни были результаты военных действий, экономическое наступление против России уже доказало, что мы живём в новой реальности: эпоха применения санкций без издержек, без рисков и с прогнозируемыми последствиями действительно закончилась.

 

Источник - Россия в глобальной политике
Фото - Pixabay

Партнеры