Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Российско-китайское энергетическое сотрудничество и его перспективы

О сотрудничестве России и Китая в сфере энергетики и его развитии говорили на семинаре «Перспективы российско-китайского энергетического сотрудничества». Организатором мероприятия выступил ИМЭМО РАН, семинар прошел 19 апреля 2022 года в рамках форума «Глобальный энергетический диалог».

 

 

По словам заместителя директора ИМЭМО РАН Александра Ломанова, говоря о перспективах сотрудничества, важно понимать, каковы перспективы экономики страны, с которой это сотрудничество планируется развивать. Ломанов обратил внимание на заявление руководства КНР о том, что Китай входит в эпоху «новой нормальности», что означает, что двузначных темпов роста экономики не будет. «Для России это очень важно, в том числе и потому, чтобы не пугаться объективных трансформаций китайской экономики», – предупредил эксперт.

Замдиректора ИМЭМО РАН рассказал о ключевых положениях Плана современной энергетической системы 14-ой пятилетки КНР и проанализировал, как эти положения могут быть соотнесены с развитием энергетического сотрудничества с РФ.

Главное отличие нового плана заключается в том, что речь в нем идет о создании именно целостной энергетической системы. Она должна быть экологически чистой, эффективной, низкоуглеродной и безопасной, система должна создаваться с учетом глобальных тенденций и запросов внутреннего экономического развития.

По мнению Ломанова, расширение Китаем закупки природного газа соответствует его планам постепенного перехода к углеродной нейтральности. Закономерным выглядит и развитие сотрудничества с Россией в этой сфере. Китай заинтересован в надежных и безопасных транспортных коммуникациях для поставок энергоносителей, и в условиях непростой международной обстановки преимущество перед морскими поставками получают сухопутные коридоры из России. Возможен пересмотр структуры поставок: в случае ухудшения отношений с крупными поставщиками СПГ (на Австралию приходится 40% всего завезенного в Китай СПГ, на США – 10%) Китаю придется искать замену по этому сегменту.

По данным китайской статистики, 15,5% импорта сырой нефти и 10% импорта природного газа в Китае приходится на Россию. По словам Ломанова, развитие сотрудничества возможно за счет наращивания закупок в России трубопроводного природного газа и интенсификации взаимодействия по атомной энергетике.

Однако такой сценарий развития сопряжен с рядом проблем, которые предстоит решить.

Во-первых, это технологические трудности: вопрос восполнения технологий после ухода западных компаний из России и введения санкций, а также сокращение доступа Китая к передовым западным технологиям в случае ухудшения отношений с ним.

Во-вторых, это логистические сложности: ограниченная пропускная способность железнодорожных магистралей, проблема источников инвестиций в строительство нового газопровода в Китай, невозможность закупать за рубежом или самостоятельно производить специальные транспортные средства для доставки энергоносителей.

Вместе с тем, Китай не станет ограничиваться сотрудничеством с одним поставщиком и ставить себя в зависимое от него положение. У КНР есть альтернативные источники поставок энергоносителей, и Пекин будет стремиться к их диверсификации.

Экономический аналитик, партнер агентства RusEnergy Михаил Крутихин придерживается более сдержанных взглядов на перспективы российско-китайского энергетического сотрудничества. По его словам, в основе сотрудничества со стороны Китая лежит прагматизм, который не имеет ничего общего с альтруизмом. Также, по мнению Крутихина, Китай проводит в отношении российской энергетики стратегию засады: он наблюдает, не вмешивается, но как только появляется малейшая возможность выгоды от сотрудничества с Россией, тут же выходит из тени.

«Если посмотреть, как будет выглядеть генерация электроэнергии в Китае по окончанию пятилетнего плана, который сейчас осуществляется, главным для Китая остаются уголь, развитие атомной- и гидроэнергетики. Газ и прочие источники энергии составят менее 8%. Поэтому рассчитывать на то, что Китаю понадобится российский газ, я бы сейчас не стал», – предупреждает Крутихин.

Партнеры