Современная мировая военно-морская техника

Недавно автору этих строк довелось побывать на базе Балтийского флота в одноименном городе Балтийске Калининградской области (бывшем ост-прусском Пиллау). Нас, делегацию российских журналистов с Большой земли, сводили в музей Балтфлота, показали вид на проливы со старого маяка, а затем была экскурсия на действующие большие десантные корабли. Моряки показали и рассказали все как есть, без утайки – и то, чем можно похвастаться, и то, что обычно проверяющим из штаба демонстрировать не очень-то принято. Но главное сказал сопровождавший нас офицер уже на берегу: «Видите гавань? Раньше в ней места свободного не было, на базу возвращались – думали, где бы причалить. А теперь – пустовато. Конечно, кто-то в поход ушел, но ведь и из Кронштадта сюда перевели флот…» Вспоминая эту историю, подумаешь: а может, не нужно теперь, в XXI веке столько боевых кораблей, как раньше? Что ж, обратимся, как водится, к мировому опыту.

Stealth против террористов

Осенью 2013 г. на верфи Bath Iron Works (США) спущен на воду новейший эсминец USS Zumwalt (DDG-1000). Это, как уже знают многие специалисты, тот самый stealth-корабль, о котором так много говорили и писали футурологи. Даже внешне корабль выглядит необычно, напоминая своими угловатыми обводами то ли stealth-самолет, то ли компьютерную 3D-модель, во всяком случае, выглядит он для неподготовленного глаза не вполне реально: и увидишь – не поверишь.

Создавался Zumwalt как корабль для контртеррористических операций, то есть предназначен он для нанесения ударов по береговым целям. Оснащена «гроза террористов» 80-ю «Томагавками», до 320-ти зенитных ракет ESSM, двумя 155-миллиметровыми морскими пушками Advanced Gun System с расчетной дальностью стрельбы 80 миль (150 км). Автоматизация и эффективная система охлаждения стволов позволила конструкторам повысить эффективность двух AGS до эквивалента 12-ти сухопутных гаубиц того же калибра. Боезапас – 920 обычных и активно-реактивных снарядов. Управляет огнем система, оснащенная радиолокатором AN/SPY-3 с тремя активными ФАР. В кормовой части размещается площадка для вертолетов.

Одновременно верфь Austal передала американскому флоту боевой корабль прибрежной зоны USS Coronado – четвертый серии Littoral Combat Ship (LCS-4). Универсальный корабль с малой осадкой (тримаран) водоизмещением 3100 т способен развивать скорость более 40 узлов. Любопытно, что основой проекта стал ранее разработанный и построенный компанией Austal 127-метровый скоростной автомобильно-пассажирский паром-тримаран Benchijigua Express. Новый корабль включает функции патрульного корабля, корвета, охотника за подводными лодками, минного тральщика, десантного корабля и транспорта для оперативной доставки грузов в зоны военных конфликтов.

Впрочем, история со сдачей Coronado заказчику чем-то напоминает аналогичные проблемы российского тяжелого атомного крейсера «Петр Великий», что доказывает: проблемы на испытаниях бывают не только у нас, никогда не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Вот и Coronado почти год не мог пройти госиспытания, дважды возникал пожар в машинном отделении, и даже в корпусе были обнаружены трещины – все вопросы американские инженеры решали по ходу дела, в целом не отличаясь в этом от своих российских коллег.

Все – для морского десанта?

Большинство спущенных на воду в последние год-полтора американских кораблей так или иначе связаны с проведением десантных операций. Так, десантный транспорт-док USS Arlington (LPD-24) – восьмой по счету корабль проекта San Antonio, предназначен для доставки экспедиционной группы корпуса морской пехоты в любую точку мира: водоизмещение – 22 тыс. т, 350 человек экипажа, способен принять до 700 морских пехотинцев. В оснащение корабля входят два катера на воздушной подушке и четыре вертолета.

Зимой 2013-2014 гг. проходил испытания и универсальный десантный вертолетоносец USS America (LHA-6), головной корабль проекта. В чем-то он напоминает французский Mistral, но по своим характеристикам считается более эффективным, хотя и не имеет кормовой док-камеры. Доставка на берег десанта поручена в данном случае конвертопланам – двенадцати MV-22 «Оспри» и четырем тяжелым вертолетам CH-53E. Кроме того, America несет шесть истребителей F-35B, семь ударных вертолетов Super Cobra и два поисково-спасательных Pave Hawk. При необходимости вертолетоносец может быть использован в качестве легкого авианосца и нести до 20 истребителей F-35B.

В том же 2013 г. командование морских перевозок США приняло корабль USNS Monford Point (T-MLP-1) – мобильную десантную платформу, полупогруженное судно водоизмещением 34 тыс. т. Прототипом для его создания послужил танкер проекта Alaska. Во время высадки десанта судно является посредником – с его помощью тяжелая бронетанковая техника и другие крупногабаритные грузы могут перегружаться со стандартного ролкера-контейнеровоза на десантные катера.

Безусловно, строят США и новые авианосцы, и эсминцы, и подводные лодки – но к ним мы вернемся в следующих выпусках журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии». А сейчас стоит упомянуть о разработках нового вооружения для кораблей будущего.

Электромагнитная пушка

Принципиально новую американскую морскую электромагнитную пушку бойкие журналисты уже успели окрестить «оружием XXI века», хотя она пока что является перспективной разработкой. Впрочем, действующий прототип успешно проходит испытания. Теоретически дальность полета снарядов, выпущенных новым орудием, может достичь 200 морских миль (370 км). Напомним, что в настоящее время корабли ВМС США могут поражать своими орудиями цели на расстоянии до 20 км (разумеется, не принимая в расчет ракеты).

Снаряд из электромагнитной пушки будет поражать цель за счет высокой кинетической энергии, которая выделяется при ударе: его начальная скорость в пять-восемь раз превышает скорость звука. Сила удара при этом должна достигнуть 33 МДж (в один мегаджоуль оценивается работа, совершаемая автомобилем весом в одну тонну, двигающимся со скоростью в 150 км/ч). При этом стрельба из новых орудий будет отличаться высокой точностью: так, электромагнитная пушка может поражать не просто корабль противника, а его хранилище боеприпасов.

Новая пушка, собственно, вообще не является традиционным орудием. Она состоит из двух электропроводных направляющих, по которым разгоняется снаряд. Ток, идущий по этим рельсам, возбуждает магнитное поле, а для разгона непроводящего ток снаряда на его днище устанавливается металлическая шайба, которая испаряется в момент выстрела и дополнительно ускоряет снаряд реактивной струей.

Эксперты говорят, что современные корабли не способны нести подобное вооружение – для выстрела им просто не хватит мощности энергетических установок. Впрочем, принять электромагнитную пушку на вооружение планируется в течение 10 лет – и нет сомнения в том, что новые корабли, способные стрелять из нее, в настоящее время уже проектируются.

Роботы идут на смену летчикам?

Не будем вступать в дискуссию о том, заменят ли в будущем боевые беспилотные дроны пилотируемые самолеты подобно тому, как танки сменили тяжелую кавалерию, или же они будут существовать параллельно, выполняя разные боевые задачи. В конце концов, история сама все расставит по местам. Но так или иначе, работа над созданием новых и более совершенных БПЛА ведется во всем мире.

Для обозначения стратегических морских беспилотных систем ВМС США обычно используется термин HALE (High Altitude, Long Endurance). Утром 14 мая 2013 г. с палубы авианосца USS George H. W. Bush (тоже, кстати, нового – включен в состав флота в 2009 г.) совершил первый взлет дрон X-47B корпорации Northrop Grumman. Он отрабатывал взлет и посадку БПЛА на авианосец. Испытания по дозаправке беспилотника в воздухе планируется завершить до 1 октября 2014 г.

Программа UCLASS (Unmanned Carrier-Launched Airborne Surveillance and Strike) предполагает создание малозаметного тяжелого палубного беспилотника не только для разведки, но и для нанесения ударов по наземным целям. Согласно концепции развития морских ударных беспилотников с боевым радиусом действия до 1800 км, они составят существенную долю палубной авиации ВМС США. На НИОКР планируется выделить 2,3 млрд $ с тем, чтобы принять их на вооружение к 2020 г.

Параллельно идет создание дальнего разведывательного морского БПЛА берегового базирования MQ-4C Triton (первый полет он совершил 22 мая 2013 г.). Беспилотник создается в рамках программы BAMS (Broad Area Maritime Surveillance) на основе разведывательного RQ-4B Global Hawk ВВС США.

MQ-4C Triton разрабатывается в качестве дополнения к патрульному самолету берегового базирования P-8A Poseidon производства Boeing. Беспилотник должен снять с него большую часть задач по патрулированию и разведке, что позволит сосредоточить пилотируемые машины на борьбе с надводными кораблями и подводными лодками. Также MQ-4C смогут выполнять функции ретранслятора для поддержки связи между рассредоточенными на театре военных действий вооруженными силами, своеобразной мобильной летающей базовой станции.

Всего американское правительство планирует закупить 70 MQ-4C. Общая стоимость программы составит 13,2 млрд $, стоимость серийного беспилотника – 189 млн $, сроки исполнения – 2016 г. Свою заинтересованность в закупке MQ-4C Triton уже проявили Австралия и Индия.

Таким образом, в данной статье мы рассмотрели (в основном – на примере США) лишь некоторые направления развития современной военно-морской техники. Но и этот краткий обзор позволяет сделать, в общем-то, и без того очевидный вывод о том, что сворачивать разработку и производство новой боевой техники и используемых ею технологий никто в мире не собирается.

Виктор Николаев

Партнеры