ОПК, ВПК и конфликт поколений

Российский оборонно-промышленный комплекс за последний год изменился. И это не только политические и экономические потрясения, санкции и запущенная программа импортозамещения. Это даже не реформы и антикоррупционные законы. Процесс гораздо более глубокий и радикальный. Изменилась глобальная расстановка приоритетов внутри страны и за ее пределами. 2015 год станет поворотной точкой в истории.

Журналисты и спичрайтеры незамедлительно отреагировали на новейшие тенденции, окончательно переименовав оборонно-промышленный комплекс (ОПК) в военно-промышленный комплекс (ВПК). Появились новые риторические фигуры, новые лозунги и глобальные, порой до невыполнимости, задачи. Поговаривают о возврате к советскому прошлому и холодной войне, но нет. Современный дискурс тому позавчерашнему противоположен, хотя многих интуитивно пугает, потому что становится понятно, что отсидеться не получится, придется принимать самостоятельные решения, много работать, экономить, не воровать. Пожалуй, что-то общее в нынешних переменах с некоторыми периодами нашей славной истории все же есть, правда, тогда все держалось на идеологии, а сейчас – на экономической целесообразности.

Как заявил президент РФ Владимир Путин, «импортозамещение это не "фетиш", иными словами, нам не надо любой ценой менять импортные товары на отечественные. Это прежде всего экономически невыгодно и физически невозможно».

Сложившаяся расстановка сил среди руководителей предприятий, во властных структурах, министерствах и ведомствах, разговоры на выставках, банкетах и круглых столах проявляют назревший принципиальный конфликт идеологий. Выросло новое поколение специалистов в менеджменте, экономике, юриспруденции, многие получили европейское образование, проходили практики на западных производствах и сегодня активно делают карьеру по мировому образцу. Лозунги они превращают в конкретные действия и антикоррупционные законы. Актуальные задачи воспринимают буквально, разрабатывая новые методы экономического стимулирования предприятий, направленного на экономию бюджетных средств государства. Старая же модель взаимодействия с государством, властью, предприятием не предполагает попыток вести открытый диалог, проявлять инициативу, принимать решения, рисковать. Адепты этой традиционной для нашей страны стратегии недеяния с успехом доводят до абсурда любую, даже самую прогрессивную идею. Эта традиционная модель тоже вполне еще работает, но стремительно утрачивает актуальность. Налицо конфликт поколений.

 

Александра Григоренко

 

Партнеры