Перспективы российско-китайского сотрудничества в новых условиях

24 февраля международные отношения существенно изменились. Беспрецедентные санкции в отношении России сделали из нее малопривлекательного партнера, а сохранившиеся связи стали еще более ценными. Важную роль для России играет Китай, сотрудничество с которым продолжает расти. Но так ли безоблачны перспективы? Прогнозы российских, китайских и западных экспертов – в нашей подборке.

Программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев утверждает, что по целому ряду параметров сотрудничество России с Китаем не имеет полноценных альтернатив. По мнению эксперта, наращиванию отношений между странами способствует ряд факторов, среди которых высокий уровень политических отношений, сформированная база экономического партнерства, объективная потребность России в китайских товарах и технологиях и встречная заинтересованность КНР в освобождающемся российском рынке, а также растущее соперничество КНР и США.

Обольщаться, однако, не стоит: процесс экономического сближения обещает быть непростым, поскольку для Китая существует риск вторичных санкций со стороны США, а потенциальная потеря рынков США и ЕС для Китая выступает как серьезный сдерживающий фактор.

По мнению Тимофеева, необходимость углубления российско-китайских экономических отношений после 24 февраля 2022 года для российской стороны определяется следующими задачами:

  1. Необходимость для России заместить на внутреннем рынке импортные товары западных компаний, ушедших с рынка или существенно ограничивших поставки. В первую очередь это касается высокотехнологичных товаров и промышленного оборудования. Китайская промышленность наиболее диверсифицирована в числе дружественных России стран и потенциально может быть источником таких поставок, а в долгосрочном плане — базой для создания более сложных цепочек добавленной стоимости.
  2. Необходимость в рынках сбыта для российского экспорта, от которого постепенно отказываются западные партнеры. В числе ключевых наименований нефть, уголь, продукция чёрной металлургии, а в долгосрочной перспективе — газ и иные товары. Ожидается, что доля Китая в этом переориентировании экспорта окажется существенной.
  3. Необходимость в новом механизме проведения финансовых транзакций с зарубежными партнёрами. Нужно выстроить надёжные финансовые механизмы для двусторонней торговли. Более комплексная задача — использование юаня для транзакций с третьими странами. Обе задачи сложны в исполнении, но жизненно важны для партнёрства с КНР в новых условиях.

Углубление отношений выгодно не только для России, новая модель сотрудничества открывает для Китая новые перспективы:

  1. В результате введенных санкций на российском рынке освободились некоторые значительные рыночные ниши. Ранее Китаю было бы сложно их занять ввиду высокой конкуренции и устоявшихся партнерских связей между Россией и ее западными партнерами. Ожидается, что из-за беспрецедентного экономического давления российский рынок будет сокращаться, но все еще будет предоставлять новые возможности для китайских компаний.
  2. Переориентирование экспорта российской продукции, в том числе и сырья, открывает Китаю возможность покупки российских товаров по специальной цене. Сотрудничество с Россией в этой области играет важную роль в диверсификации источников сырья для китайской экономики.
  3. Использование китайского юаня в качестве ключевой для России валюты для международных транзакций будет способствовать укреплению роли Китая в качестве международного финансового центра.

Вместе с тем существует и ряд сложностей. В первую очередь, препятствием выступает продолжающаяся пандемия COVID-19, которая ограничивает установление деловых контактов. Вторая и главная сложность – это опасения китайского бизнеса по поводу вторичных санкцх и других последствий со стороны властей США. Эта ситуация может возникнуть, например, в случае взаиморасчётов китайских компаний с российскими контрагентами, находящимися под санкциями, в американских долларах или даже евро. Другой сценарий – поставки в Россию товаров, которые в Китае производятся по американской лицензии и при этом подпадают под экспортный контроль США.

По мнению Тимофеева, вторичные санкции и принудительные меры сами по себе вряд ли смогут остановить наращивание торговых связей России и КНР в новых условиях. Экспортный контроль зарубежных стран не распространяется на те товары, которые Китай производит по своим собственным технологиям. А таких товаров становится всё больше. Финансовые санкции вряд ли затронут российский и китайский бизнес в случае транзакций в юанях вне контура американской финансовой системы. Власти Китая активно модернизируют своё законодательство, направленное на защиту китайских фирм от западных санкций. Вне всяких сомнений – риск вторичных санкций и принудительных мер будет значим в среднесрочной перспективе.

Профессор Института международных исследований Фуданьского университета Чжао Хуашэн считает, что на макроуровне основные вызовы для российско-китайских отношений происходят из самых разных областей. В политическом отношении вызовы кроются в поляризации международного сообщества, в экономическом – в фрагментации, санкциях и регионализации мировой экономики, в плоскости безопасности – в риске перехода от «холодной» войны с западом в «горячую».  

По мнению профессора, с китайской позиции конфликт между Россией и Украиной стал самым серьезным испытанием для российско-китайских отношений.

«Этот конфликт – самое радикальное международное политическое изменение, самый сложный политический выбор, с которым столкнулся Китай», – считает профессор Хуашэн.

На фоне российско-украинского конфликта Китай подвергается беспрецедентному политическому давлению со стороны США по вопросу китайско-российских отношений. Ситуация осложняется для Китая тем, что отношения с США имеют для КНР колоссальное значение в политической и экономической областях, а также в сфере безопасности. Сбалансировать отношения с обеими сторонами становится для Китая крайне сложно. Похожая ситуация происходит и в отношениях между КНР и странами ЕС. Придерживаясь своих принципиальных позиций относительно России Китай терпит серьезный репутационный ущерб в странах союза. ЕС также имеет важность для Китая, поскольку КНР желает видеть союз в качестве полноценного автономного полюса в многополярной международной структуре.

Новые масштабные экономические санкции, введенные США и странами Европы против России после начала российско-украинского конфликта, с одной стороны, открывают больше возможностей для развития экономического сотрудничества между Китаем и Россией, а с другой – создают серьезные ограничения и риски для Пекина. В контексте американских и европейских антироссийских санкций сотрудничество между Пекином и Москвой может привести к вторичным санкциям в отношении китайских финансовых учреждений и компаний, что ограничит их дальнейшую деятельность по всему миру, в том числе в Америке и Европе, а также поставит под вопрос продвижение их экономических и коммерческих интересов.

Европейский союз и Соединенные Штаты – главнейшие торговые партнеры Китая. Вопреки продолжающемуся ухудшению политических отношений, торговля между ними продолжает расти. В 2021 г. торговля Китая с ЕС выросла на 19% до 820 млрд долл., а торговля с США – на 20% до более чем 750 млрд долл. На долю ЕС и США приходится более 25% внешней торговли Китая. Кроме того, Китай, Соединенные Штаты и ЕС вкладывают огромные инвестиции друг в друга. Отношения с Соединенными Штатами и ЕС занимают существенное место в китайской экономической политике, поэтому китайские финансовые учреждения и крупные компании не могут это игнорировать.

Между тем, по словам профессора, на фоне происходящего в Китае происходит раскол политических элит, среди взглядов которых пока доминирует пророссийская позиция. Однако негативное восприятие российско-украинского конфликта у части китайского истеблишмента представляет собой вызов для Китая.

Пекин вынужден балансировать. КНР планирует развивать китайско-российские отношения даже в условиях нынешних внешних и внутренних вызовов. Взят курс на дальнейшее развитие всестороннего сотрудничества с Россией в политической, экономической, энергетической, научно-технической и гуманитарной областях. Вместе с тем, Китай старается улучшить китайско-американские отношения, но не посредством жертвования отношениями с Россией. Китай придерживается той позиции, что двусторонние отношения не должны развиваться за счет отказа от отношений с другой страной, а исходить из прагматичных и взаимовыгодных соображений. Китай продолжит развитие отношений с Россией по вопросам международной безопасности, экономики.

Важным направлением международного сотрудничества России и Китая остается сохранение ООН в основе системы международных отношений, а также формирование более справедливого международного порядка, основанного на международном праве. В этих вопросах позиции Китая и России совпадают.

В вопросах экономики Китай планирует придерживаться логики взаимной выгоды без привязки к политической позиции Китая. В экономической сфере перед лицом внешних вызовов Китаю и России стоит расширить спектр форм и областей сотрудничества, чтобы выработать механизм, который позволит эффективно реагировать и адаптироваться к новым условиям. Это своего рода решение трудностей, вызванных санкционной политикой Запада, а также защита и развитие экономических интересов обеих стран, а не создание проблем для экономических отношений с Западом.

«Китайско-российское экономическое сотрудничество не связано напрямую с российско-украинским конфликтом, оно не возникло и не прекратится из-за него», – заключает эксперт.

России и Китаю следует продолжать совместную работу, а также сосредоточиться на разработке крупных проектов в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Дальнейшее развитие должно сосредоточиться в области регионального сотрудничества, чтобы сопряжение «Пояса и Пути» с Евразийским экономическим союзом принесло максимальную выгоду. Для развития отношений в области регионального сотрудничества страны могут использовать площадку Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

По мнению профессора Хуашэн, даже в такой турбулентный период российско-китайские отношения сохраняют свою стабильность поскольку они основаны на общих интересах и стратегическом мышлении, а не на узких интересах и оппортунизме. Выбранная модель отношений способна сыграть важную роль, она видится оптимальной. Это модель стратегического партнерства, а не союзничества. Она способствует сохранению стабилизации китайско-российских отношений, особенно в сложных внешних и внутренних условиях, а также предоставляет полное пространство для сотрудничества между Китаем и Россией.

Углубления российско-китайского сотрудничества ожидают и директор China Global Hub в Атлантическом совете Дэвид О. Шульман и ведущий научный сотрудник и директор Программы трансатлантической безопасности в Центре новой американской безопасности Андреа Кендалл-Тейлор. В своем докладе они утверждают, что несмотря на то, что Китай частично сворачивает свою активность в сотрудничестве с Россией, обе страны солидарны друг с другом перед лицом общей угрозы собственной безопасности – США.

По мнению экспертов, российско-китайские отношения будут продолжать углубляться независимо от исхода конфликта на Украине. Этому способствует растущая координация позиций стран по вопросам международной безопасности и организации мирового порядка. Они также считают, что российско-украинский кризис с 2014 года был катализатором сближения России и Китая. Укреплению отношений способствовало общее для стран восприятие США в качестве главной стратегической угрозы, а также схожие позиции относительно блоков, возглавляемых Соединенными Штатами – НАТО для России и QUAD для Китая.

Результатами сближения за период с 2014 года стало укрепление связей практически по всем направлениям сотрудничества. Например, в экономической сфере доля Китая во внешней торговле России удвоилась с 10 до 20 процентов в период с 2013 по 2021 год. Росло и военно-техническое сотрудничество, выросли продажи вооружений и военной техники, проводятся масштабные совместные военные учения. Сотрудничество ведется и в поле международного права, где Китай и Россия поддерживают друг друга и предпринимают попытки формирования новых норм, например, о кибер- и интернет-суверенитете. Также важным фактором сближения двух стран исследователи видят схожий стиль руководства, с высокой ролью личности в процессе принятия решений. Поскольку два лидера персонализировали свои отношения, их личное взаимопонимание стало ключевым фактором углубления партнерства.

После 24 февраля Китай ведет себя осторожно в отношении России, однако оказывает ей более активную поддержку на международных площадках в отличие от 2014 года. Китай утверждает, что действия России вызваны разумными опасениями о собственной безопасности по поводу дальнейшего расширения НАТО на восток.

Принимая во внимание сложившиеся отношения между Россией и Китаем, эксперты предполагают, что, как и в 2014 году, Россия будет энергичным партнером, и в этот раз будет даже активнее, поскольку отношения с ключевыми западными партнерами оказались разорваны, и альтернативы Китаю нет. Эта позиция дает Китаю карт-бланш на определение дальнейшей траектории развития двусторонних отношений.

Как бы то ни было, направление дальнейших отношених между Россией и Китаем зависит от хода и результата российско-украинского конфликта. Некоторые эксперты утверждают, что Китай занимает выжидательную позицию и, вероятно, попытается дистанцироваться от России в случае, если исход для нее будет неблагоприятный. Другие придерживаются обратного мнения, считая, что отношения продолжат углубляться и станут более четко ориентированы на становление противовесом западному миру.

Авторы доклада утверждают, что как бы ни закончился конфликт России и Украины, Россия выйдет из него ослабленной и более изолированной, что будет и дальше толкать ее в орбиту Китая. В то же время эксперты не могут дать адекватную оценку тому, насколько сильно будет ослабена Россия. При таком исходе Москва рискует стать более зависимой от Китая, что будет выгодно для последнего, но не вполне приемлемо для коллективного запада.

Чем бы ни обернулся конфликт, Шульман и Кендалл-Тейлор считают, что сплочение Китая и России в той или иной форме неизбежно и предлагают два потенциальных варианта развития событий. В случае если коллективный запад расколется на фоне успеха российской спецоперации, перестанет оказывать давление на Китай и препятствовать его поддержке России, это покажет Китаю ценность партнерства с Россией в борьбе с США. Россия же в свою очередь ощутит поддержку Китая и сможет и дальше противостоять давлению со стороны НАТО и США, препятствуя последним полноценно сосредоточиться на Китае.

С другой стороны, выработка и сохранение монолитной позиции коллективным Западом тоже может оказать мобилизующий эффект для российско-китайских отношений, поскольку способность Вашингтона так крепко сплотить европейских союзников будет рассматриваться как угроза. В этом случае Китай будет рассматривать Россию в качестве партнера, который будет способствовать снижению зависимости Китая от глобальной финансовой системы, ориентированной на США. По мнению экспертов, любой из двух исходов приведет к укреплению двусторонних отношений между странами в той или иной форме.

Партнеры