Гособоронзаказ: за что могут привлечь к уголовной ответственности?

Сфера госзакупок всегда находится под бдительным контролем со стороны правоохранительных органов, особенно когда это касается обороны государства. На примере громких дел последних лет рассмотрим, какие действия могут привести руководителя предприятия на скамью подсудимых.

 

 

Использование денежных средств, поступивших по одному контракту, для закупки материалов по-другому

Бывший генеральный директор таганрогского предприятия обвинялся в злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК РФ) при следующих обстоятельствах: организация выиграла аукцион на поставку шести самолетов-амфибий для нужд Министерства обороны на сумму более 8 млрд рублей. Минобороны произвело авансирование (порядка 80% от цены контракта). При этом какие-либо действия, направленные на исполнение обязательств, практически не осуществлялись. Однако поступившие денежные средства (в нарушение п. 3 ч. 3 ст. 8; ч. 3 ст. 12 Федерального закона №275-ФЗ) были направлены на приобретение материалов, ПКИ и услуг по другим государственным контрактам с Минобороны, то есть потрачены на цели, не связанные с выполнением государственного оборонного контракта на поставку самолетов-амфибий. Это привело к образованию особо крупной кредиторской задолженности перед Минобороны и к созданию условий для невозможности исполнения обязательств. В связи с чем контракт был расторгнут, взыскана неустойка в арбитражном процессе.

Подсудимый ссылался на следующие обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии вины:

  • на производстве наблюдалась нехватка ресурсов.;
  • вопросами относительно распоряжения денежными средствами и контроля их расходования занималcя заместитель директора по экономике и финансам;
  • ущерб бюджетной системе РФ не был причинен, поскольку государственный контракт заключался под условие предоставления банковской гарантии;
  • денежные средства были потрачены по контрактам, также заключенным с Министерством обороны, а следовательно, отсутствовали нарушения регуляторного законодательства;
  • личная материальная заинтересованность отсутствовала.

Все же доводы стороны защиты судом были отклонены, подсудимому было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы (реально)[1].

Необоснованное завышение НМЦК

Бывший генеральный директор пензенского предприятия обвинялся в злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) при следующих обстоятельствах: госкорпорация «Роскосмос» направила запрос в адрес предприятия о предоставлении расчетно-калькуляционных материалов (далее – РКМ) в целях обоснования начальной (максимальной) цены планируемого к заключению государственного контракта. Для того чтобы привлечь дополнительные денежные средства, в РКМ была завышена трудоемкость работ по первому этапу, а также включен соисполнитель. При этом ОКР, предусмотренные планируемым к заключению контрактом, могли быть выполнены значительно меньшим количеством сотрудников, в том числе силами штатных работников без привлечения соисполнителей.

Указанные РКМ, содержащие заведомо завышенные сведения о трудоемкости по первому этапу работ, а также сведения о затратах на услуги внешнего соисполнителя, были направлены в адрес госкорпорации, где послужили основанием для принятия решения по НМЦК. По результатам открытого конкурса между сторонами был заключен контракт, предметом которого стали ОКР, в целях выполнения государственного оборонного заказа.

В итоге работы по контракту были выполнены собственными силами, а сэкономленные денежные средства потрачены, в том числе, на оплату труда. Чтобы скрыть фактические затраты по первому этапу работ, в отчетно-калькуляционные материалы были включены ложные сведения. Таким образом, необоснованно освоены бюджетные денежные средства, при этом часть суммы была использована для выплаты экс-генеральному директору заработной платы в повышенном размере.

Подсудимый ссылался на следующие обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии вины:

  • разработкой РКМ занимались сотрудники, он лично участия в этом не принимал;
  • отчетные формы он не подписывал и согласовывал;
  • зарплата в повышенном размере – результат ошибки бухгалтерии; ее выплата не связана с получением оплаты по указанному контракту.

Однако доводы стороны защиты были отклонены судом. В результате директору было назначено наказание в виде двух с половиной лет лишения свободы (реально) и взыскано более 25 млн руб. в качестве компенсации причиненного ущерба[2].

Ненадлежащее исполнение обязательства по контракту

Бывший генеральный директор мурманского предприятия обвинялся в мошенничестве при следующих обстоятельствах.

ЗАО  было привлечено в качестве субподрядчика по контракту на выполнение работ по сервисному и техническому обслуживанию колесных кранов в войсковых частях. Без определения действительного необходимого объема работ субподрядчик подготовил и согласовал с подрядчиком документы, обосновывающие предельный объем финансирования, с завышенными расценками на обслуживание кранов.

Между ЗАО и компанией-однодневкой был заключен фиктивный договор, по которому якобы были поставлены материалы для выполнения работ по контракту. В адрес этой «технической» компании перечислены денежные средства, ранее полученные в качестве аванса от подрядчика. В отчетные приемо-сдаточные документы были внесены ложные сведения, содержащие завышенное количество якобы приобретенных и использованных в ходе технического и сервисного обслуживания кранов товарно-материальных ценностей. После подписания документов субподрядчику был перечислен остаток по финансированию работ.

Подсудимый ссылался на следующие обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии вины:

  • работы были выполнены в полном объеме, что подтверждалось, в том числе, и заключениями специалистов;
  • во время ремонтных работ лично он на кранах не присутствовал;
  • у представителей войсковых частей претензии к качеству выполненных работ отсутствуют;
  • инженерно-технологические экспертизы следствия недостоверны и необоснованны.

Тем не менее, доводы стороны защиты были отклонены судом. По ч. 3 ст. 159.4 УК РФ директору было назначено наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы (реально) и взыскано более 6 млн руб. в счет компенсации причиненного ущерба[3].

Рассмотренные уголовные дела – только эпиграф к вопросу уголовно-правовых рисков в сфере гособоронзаказа. О том, какие еще действия руководства предприятий при исполнении гособоронзаказа могут послужить причиной появления претензий со стороны правоохранительных органов и как снизить вероятность уголовного преследования, можно будет узнать в рамках конференции «Гособоронзаказ. Правовые риски», которая пройдет пройдет 14 мая в Санкт-Петербурге.

 

Авторы :

А.В. Сердюк, ведущий адвокат МКА «Князев и партнеры»
Д.К. Козырева, помощник адвоката МКА «Князев и партнеры»

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 1 (66), 2021 г., Санкт-Петербург


[1] Приговор Таганрогского городского суда Ростовской области от 12.08.2019 г. по делу №1-77/2019.

[2] Приговор Ленинского районного суда г. Пензы от 30.12.2019 г. по делу №1-169/19.

[3] Приговор Первомайского районного суда г.Мурманска от 19.07.2019 г. по делу №1-4/2019.

Фото - Александр Казаков, Известия

Партнеры