ЗРК малой дальности и ближнего радиуса действия против БПЛА

Во второй половине XX века основным средством борьбы cо средствами воздушного нападения противника стали зенитные ракетные комплексы и системы (ЗРК и ЗРС), которые фактически вытеснили зенитную артиллерию в ограниченные ниши.

 

 

Несмотря на потенциальный ренессанс зенитной артиллерии, а также идущие разработки и появление комплексов противовоздушной обороны (ПВО) на основе новых физических принципов (лазерное оружие и пр.), ЗРК разной дальности и сейчас сохраняют свою роль как основы ПВО.

Однако в условиях непрерывно возрастающих угроз со стороны беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) крайне важно своевременно реагировать на них, вовремя проводя модернизацию старых комплексов или замену их на новые, которые более адекватно отвечают условиям сегодняшнего дня. На переднем крае обороны действуют ЗРК малой дальности и ближнего радиуса действия, и российская военная промышленность в этой сфере имеет серийные или готовящиеся к запуску в серийное производство комплексы, которые способны оказывать эффективное противодействие этим новым угрозам.

Для начала отметим: говоря о борьбе ЗРК с беспилотными летательными аппаратами, необходимо помнить, что хотя новые комплексы большой и средней дальности тоже могут успешно их сбивать (и при необходимости должны это делать), но у каждого комплекса своя ниша в эшелонированной системе ПВО. Необходимо обеспечивать максимально эффективную работу всей системы ПВО, учитывая потенциал, стоимость, размеры и иные характеристики различных ЗРК.

Применительно к борьбе с БПЛА вполне рационально и обоснованно использовать зенитные ракетные системы и комплексы большой и средней дальности против разведывательных и ударных аппаратов, что принято на Западе классифицировать как HALE (High Altitude Long Endurance) и MALE (Medium Altitude Long Endurance), то есть высотные и средневысотные БПЛА с большой продолжительностью полета. Тем более что размеры и стоимость подобных беспилотных летательных аппаратов сейчас уже зачастую приближаются к размерам и стоимости пилотируемых, а иногда могут и превосходить их.

К примеру, в июне 2019 года новый иранский ЗРК средней дальности 3rd Khordad сбил американский разведывательный БПЛА RQ-4 BAMS-D (это вариант RQ-4A Global Hawk, дооборудованный для морского патрулирования и разведки). Иран тогда сообщил, что сделал это в ответ на вторжение того БПЛА в свое воздушное пространство. Учитывая большие размеры и очень высокую ценность самого этого аппарата (его стоимость составляет 180 млн долл.) и получаемой с него информации, нетрудно понять, что такая цель становится одной из приоритетных для любого ЗРК (ЗРС) средней и большой дальности.

 

В Сирии появился новый вид террористической угрозы – беспилотные летательные аппараты, дальность которых составляет более 100 километров. Это очень серьезные угрозы

Сергей Шойгу,
министр обороны Российской Федерации (2018)

 

Другой пример. После того как Турция в конце февраля 2020 года открыто выступила против сирийских войск, наступавших на боевиков в Идлибе, и задействовала для нанесения ударов БПЛА Anka-S и Bayraktar TB2, Сирия перебросила и применила против них, наряду с зенитными ракетно-пушечными комплексами малой дальности (ЗРПК) «Панцирь-С», также и ЗРК средней дальности «Бук-М2Э». Как результат, Турция потеряла за считанные дни как минимум четыре ударных БПЛА, а реальные потери могли быть еще выше. Опять же, применение сирийцами своих лучших ЗРК средней дальности для защиты своих сухопутных войск, которые несли значительные потери от турецких ударных БПЛА, было полностью оправданно.

 

ЗРК ближнего радиуса действия

Однако борьба с легкими разведывательными БПЛА, малоразмерным высокоточным оружием (барражирующими боеприпасами, управляемыми ракетами и бомбами), а также прорвавшимися сквозь ЗРК более высокого уровня ударными БПЛА ложится в первую очередь на ЗРК ближнего радиуса действия и малой дальности.

При этом все более активное использование различных беспилотных летательных аппаратов в вооруженных конфликтах в полной мере выявило проблемы, которые испытывают в борьбе с ними многие ЗРК.

С одной стороны, очевидны сложности со своевременным обнаружением и поражением малозаметных и относительно низкоскоростных целей, таких как дроны-«камикадзе» (барражирующие боеприпасы). Показательно, что Саудовская Аравия вынуждена для обнаружения и перехвата дронов-«камикадзе» йеменских хуситов интенсивно использовать боевую авиацию, включая истребители F-15, вооруженные ракетами AIM-120. Это, конечно, дорого и к тому же расходует ресурс самолетов для постоянного патрулирования, но последствия от пропущенных ударов нередко выходят намного дороже, а сухопутная ПВО Саудовской Аравии, имеющая на вооружении американские ЗРК средней дальности Patriot PAC-2 и PAC-3, французские ЗРК малой дальности Shahine и другие комплексы ПВО, никак не может обеспечить надежное прикрытие войск и важных объектов.

Другая проблема встает в полный рост в случае противодействия ударным БПЛА. Многие ЗРК ближнего радиуса действия и малой дальности имеют дальность или высоту поражения целей меньше, чем та, с которой ударные БПЛА могут обнаруживать и поражать ЗРК с помощью управляемых бомб и ракет. И это еще не говоря о проблемах с обнаружением современных БПЛА, что наблюдаются у старых комплексов, которые имеют малую эффективную площадь рассеяния, недостаточную помехозащищенность и т.п.

 

Время и скорость

Очень характерным примером стали боевые действия осенью 2020 года во время Второй Карабахской войны. Тогда приобретенные Азербайджаном ударные БПЛА Bayraktar TB2 турецкого производства и дроны-«камикадзе» Harop израильского производства вели настоящую охоту за устаревшими ЗРК «Куб», «Оса-АК» и «Стрела-10», составлявшими большую часть войсковой ПВО армянских сил в Нагорном Карабахе.

Насколько можно судить, старые ЗРК нередко просто не успевали вовремя заметить и поразить подлетающие барражирующие боеприпасы, а ударные БПЛА Bayraktar TB2 поражали ЗРК «Оса» и «Стрела-10» с безопасных высот и расстояний. Ведь ЗРК «Оса-АК» может сбивать цели на высоте до 5 км и на дальности до 10 км, а «Стрела-10» – и вовсе на высоте только до 3,5 км и на дальности до 5 км. То есть в обоих случаях максимальная высота поражения целей ниже, чем рабочая высота полета у тех же БПЛА Bayraktar TB2, составляющая порядка 5,5 км (максимальная высота около 8,3 км), а используемые этими беспилотниками управляемые авиабомбы MAM-C и MAM-L c лазерной полуактивной системой наведения имеют дальность до 8 км.

Еще одна проблемная точка многих старых ЗРК – их относительно небольшой боекомплект на пусковых установках, так как они разрабатывались в первую очередь против пилотируемых самолетов и вертолетов. Это особенно важно для ЗРК ближнего радиуса действия и малой дальности, одну из основных задач которых сейчас составляет перехват малоразмерных барражирующих боеприпасов и ракет, с помощью которых могут наноситься массированные удары по прикрываемым объектам и войскам.

К примеру, вышеупомянутые ЗРК «Стрела-10» имеют четыре зенитных ракеты в транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) на направляющих пусковой установки боевой машины и еще четыре ракеты в ТПК внутри самой боевой машины для перезарядки. В условиях современного боя времени для перезарядки может не хватить, и поэтому необходимо иметь как можно больше ракет, готовых для запуска.

 

Для войсковой противовоздушной обороны стратегические и оперативные беспилотные летательные аппараты – типовые объекты поражения. Существующая эшелонированная система ПВО в целом обеспечивает борьбу с ними с требуемой эффективностью. Сейчас наиболее эффективен в борьбе с тактическими беспилотниками ЗРК «Тор-М2». Вместе с тем, стоимость зенитных управляемых ракет комплекса значительно превышает стоимость малоразмерных дронов. С учетом этого сейчас выполняются работы по созданию относительно дешевой малогабаритной ракеты для этого комплекса, а также завершается создание 57-мм зенитно-артиллерийского комплекса «Деривация-ПВО». Кроме того, проводятся работы по адаптации зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-СМ» для применения в сухопутных войсках

Олег Салюков,
Главнокомандующий Сухопутными войсками Вооруженных Сил Российской Федерации (интервью «Российской газете», 2020)

 

«Торы»

Основные российские ЗРК малой дальности – комплексы семейства «Тор», которые выпускает Ижевский электромеханический завод «Купол», входящий в состав Концерна воздушно-космической обороны «Алмаз – Антей». Первое поколение ЗРК «Тор» было создано еще при СССР в 1980-х годах, но в нем изначально удалось заложить великолепный потенциал для дальнейшего развития и модернизаций. Дело в том, что при разработке ЗРК «Тор» сразу ставилась задача создать высокомобильный комплекс войсковой ПВО, способный бороться на своем уровне с широким кругом средств воздушного нападения, включая не только пилотируемую авиацию, но и управляемые авиационные ракеты, корректируемые планирующие авиабомбы, крылатые ракеты, ранние БПЛА.

Таким образом, родилась концепция боевой машины с РЛС обнаружения целей, РЛС наведения с фазированной антенной решеткой, телевизионно-оптическим визиром и пусковым устройством, обеспечивающим размещение и вертикальный поочередный пуск восьми зенитных ракет 9М330 в двух четырехместных транспортно-пусковых контейнерах. Все это вместе с высокой степенью автоматизации обеспечивало мобильность и быструю реакцию на угрозы. Вскоре на смену «Тору» пришел модернизированный вариант «Тор-М1», в котором появились второй целевой канал, ракета 9М331 с более эффективной боевой частью, возможность сопряжения с унифицированным батарейным командирским пунктом «Ранжир», а также были увеличены зона и вероятность поражения низколетящих целей, внесены многие другие существенные доработки и улучшения.

Дальнейшие работы по модернизации комплекса позволили создать ЗРК «Тор-М2У» («Тор-М1-2У») и его экспортные варианты – «Тор-М2Э», «Тор-М2К» и «Тор-М2КМ». Были модернизированы электронная аппаратура комплекса, средства обнаружения и наведения, а также РЛС наведения, помимо того, боевые машины получили новую станцию обнаружения целей с фазированной антенной решеткой. ЗРК «Тор-М2У» получил возможность производить пуски зенитных ракет в движении, а не на кратковременных остановках, как ранее, и одновременно обстреливать уже до четырех воздушных целей в заданном секторе.

Кроме того, доработанные зенитные ракеты 9М331Д теперь способны перехватывать цели на дальности от 1 до 15 км на высоте от 10 м до 10 км.

Как результат, ЗРК «Тор-М2У» и его экспортные варианты имеют очень высокие характеристики, чтобы успешно бороться со многими БПЛА, в том числе малоразмерными, что показывает и практика. Так, в Сирии переброшенные туда ЗРК «Тор-М2У» вместе с комплексами С-400 и «Панцирь-С» успешно обеспечивают защиту российских объектов. По словам начальника войсковой ПВО генерал-лейтенанта Александра Леонова, в 2020 году, с начала несения там боевого дежурства, расчетами боевых машин ЗРК «Тор» было поражено более 45 БПЛА кустарного производства.

Наиболее продвинутой версией ЗРК «Тор» сейчас являются новейшие ЗРК «Тор-М2» и «Тор-М2ДТ», что стали поступать на вооружение российской армии в последние годы. По совокупности характеристик они, вероятно, сейчас одни из лучших, если не лучшие в мире ЗРК малой дальности в плане борьбы как с пилотируемыми самолетами и вертолетами, средневысотными разведывательными и ударными БПЛА, так и с различными высокоточными боеприпасами, включая дроны-«камикадзе». Благодаря новым зенитным ракетам 9М338К, разработанным АО «Государственное машиностроительное конструкторское бюро «Вымпел» им. И.И. Торопова» (входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение»), максимальная дальность поражения целей ЗРК «Тор-М2» и «Тор-М2ДТ» составляет не менее 15 км, а максимальная высота поражения целей – не менее 12 км.

Но самое главное, что новые ракеты позволили увеличить боекомплект боевых машин новых «Тор-М2» в два раза – с восьми до 16 ракет по сравнению с предыдущими вариантами. А с учетом возрастания новых угроз сейчас ведутся еще работы по созданию новой дешевой малогабаритной ракеты специально для поражения малоразмерных БПЛА.

ЗРК

ЗРК «Тор-М2»

Требуются замены

Стоит, правда, заметить, что и в России в войсках по-прежнему остается довольно много устаревших ЗРК «Оса-АКМ», замена которых на новые ЗРК семейства «Тор» будет продолжаться еще не один год.

Сложнее обстоят дела с российскими зенитно-ракетными комплексами ближнего радиуса действия. Основными ЗРК ближнего радиуса действия российской войсковой ПВО остаются ЗРК «Стрела-10», которые изначально были разработаны еще в 1970-х годах и несмотря на прошедшие модернизации серьезно устарели, как уже было отмечено выше.

Пока новый ЗРК на замену комплексам «Стрела-10» еще не принят на вооружение, да даже и после того обновление займет много лет, поэтому продолжаются работы по модернизации и продлению сроков службы имеющихся комплексов. В 2020 году было начато серийное производство модернизированной зенитной управляемой ракеты 9М333, которую могут применять все модификации ЗРК «Стрела-10». Идет и модернизация имеющихся ЗРК «Стрела-10М3» до уровня «Стрела-10МН» (она же «Стрела-10М4). В ходе этой модернизации, разработанной АО «Конструкторское бюро точного машиностроения им. А.Э. Нудельмана» (входит в холдинг АО «НПО Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех»), комплекс за счет добавления тепловизионной системы, автомата захвата и сопровождения цели и блока сканирования способен вести эффективный автономный секторный поиск и обнаружение целей даже в ночных условиях.

Тем не менее, сам разработчик признает, что ЗРК «Стрела-10» морально устарел и даже вышеупомянутая модернизация помогает продлить «жизнь» комплекса на не очень длительный срок из-за уже упомянутых ранее недостатков. Требуется скорейшее доведение до серийного производства и принятие на вооружение нового ЗРК ближнего радиуса действия.

 

«Багульник» и «Сосна»

Основным кандидатом на эту позицию считалась разработка того же АО «Конструкторское бюро точного машиностроения им. А.Э. Нудельмана», известная как «Багульник – Стрела-10МЛ», экспортный вариант которой называется ЗРК «Сосна».

Этот комплекс создавался как глубокая модернизация ЗРК «Стрела-10» с использованием новых технологий и с учетом современных реалий. Боевая машина нового ЗРК несет сразу 12 зенитных ракет 9М340 с лазерной лучевой системой наведения, которые могут поражать цели на дальности до 10 км и на высоте до 5 км. Разработчик заявляет, что комплекс полностью автоматизирован от приема целеуказания и до поражения объекта и способен обнаруживать даже цели очень незначительного размера в любое время суток с помощью его оптико-электронной системы.

Как можно заметить, все заявляемые характеристики теоретически должны сильно повысить эффективность нового комплекса в борьбе с БПЛА, особенно малоразмерными, по сравнению даже с модернизированными комплексами «Стрела-10МН». Более того, новый ЗРК ближнего радиуса действия может составить эффективный дуэт вместе с новым 57-мм зенитным артиллерийским комплексом «Деривация-ПВО», совместно обеспечивая прикрытие войск.

Известно, что новый комплекс с рабочим названием проекта «Багульник» и под названием «Стрела-10МЛ» в 2017 году завершил испытания, а в 2019 году источники сообщали, что российское Минобороны по итогам испытаний решило принять его на вооружение. Тогда же отмечалось, что поставки машин запланированы на 2022 год.

ЗРК «Багульник – Стрела-10МЛ»

«Птицелов» и «Лучник»

Однако с тех пор ситуацию несколько запутал тот факт, что в российских СМИ стали появляться утечки информации относительно следующего: для войсковой ПВО сухопутных войск создается еще и вариант ЗРК, разрабатываемого в рамках опытно-конструкторских работ «Птицелов», который вначале планировался только в варианте для ПВО воздушно-десантных войск. Причем в отношении самого «Птицелова» изначально предполагалось, что это будет адаптация боевого модуля от ЗРК «Стрела-10МЛ»/«Сосна» на шасси БМД-4М, чтобы создать ЗРК, который можно десантировать парашютным способом. Сейчас же, согласно утечкам сведений о разработке варианта «Птицелова» для сухопутных войск на шасси БМП-3, получается, что «Стрела-10МЛ»/«Сосна» послужили лишь источником наработок для нового ЗРК.

В любом случае пока что сложно делать определенные выводы и нужно ждать появления официальной информации по этому поводу.

Отдельного упоминания заслуживают ЗРК ближнего радиуса действия, что созданы с использованием ракет от переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК). Среди подобных современных ЗРК можно отметить, например, комплекс «Лучник-Э», пусковая установка которого использует восемь ракет 9М342 из состава ПЗРК «Игла-С», или комплекс «Гибка-С», пусковая установка которого может использовать четыре ракеты 9М336 из состава ПЗРК «Верба» или ракеты 9М342 и 9М39 из состава ПЗРК «Игла-С» и «Игла».

В вопросе борьбы с БПЛА возможности таких ЗРК, конечно, кажутся ограниченными из-за небольших размеров ракет ПЗРК. Так, ракеты 9М336 новейшего ПЗРК «Верба» могут поражать цели на высоте от 10 м до 3,5 км и на дальности от 500 м до 6 км, а масса их боевой части составляет 2,5 кг.

 

Наша система гарантирует практически стопроцентное поражение любых типов самолетов и беспилотников, а также высокоточных боеприпасов, в том числе крылатых ракет и планирующих бомб. Достигнутая точность ракет позволяет отказаться от практики обстреливать одну цель двумя ракетами. Сегодня «Торы» работают по принципу «одна цель – одна ракета»

Виктор Елецкий,
главный конструктор ГМКБ «Вымпел» (входит в корпорацию «Тактическое ракетное вооружение»), разработчик ракеты 9М338 для комплекса «Тор-М2» (в интервью «Известиям», 2019)

 

Однако нельзя забывать о необходимом количестве, мобильности и стоимости. Ведь подобные комплексы относительно недороги, их можно монтировать даже на армейские внедорожники и выпускать в больших количествах. Понятно, что ракеты от ПЗРК не дотягиваются до рабочих высот средневысотных ударных БПЛА, но это и не их «уровень ответственности». Зато ПЗРК и ЗРК ближнего радиуса действия с использованием ракет от ПЗРК вполне могут сыграть свою роль при отражении ударов малогабаритных дронов-«камикадзе», уничтожении легких разведывательных БПЛА, квадрокоптеров и мультикоптеров, активно используемых сейчас для разведки и даже ударных задач, и т.п. Главное, чтобы использовались ракеты от современных ПЗРК, таких как ПЗРК «Верба», которые отличаются высокой помехозащищенностью и имеют чувствительную головку самонаведения, позволяющую обстреливать даже цели с невысоким тепловым излучением.

В заключение хочется отметить, что залог высокой эффективности ПВО лежит в ее эшелонированности и слаженности работы на всех ее уровнях. Даже самые современные комплексы ПВО не являются каким-то «чудо-оружием», которое может в одиночку решить все проблемы (кстати, аналогично можно сказать и в отношении БПЛА).

Показательный случай произошел опять же в ходе Второй Карабахской войны. Хотя единичные боевые машины ЗРК «Тор-М2КМ», что успела купить Армения до войны, и не могли закрыть все многочисленные бреши в ПВО, но даже в одиночку они создавали заметное напряжение для азербайджанской стороны. Поэтому в случае единственного точно подтвержденного случая уничтожения армянского «Тора» азербайджанская сторона провела целую операцию. Судя по опубликованному Азербайджаном видео, сначала «Тор-М2КМ» выследили с помощью БПЛА с безопасного расстояния и дождались, когда боевая машина заедет в импровизированное укрытие под крышей, откуда она уже не могла сама защититься. После этого по выезду из укрытия и по видневшейся передней части машины нанесли удар барражирующим боеприпасом, а следом, вероятно, управляемой бомбой с подлетевшего БПЛА Bayraktar TB2. Затем поврежденное здание и поврежденная боевая машина в нем были добиты более мощным средством поражения, возможно, управляемой бомбой из серии QFAB со штурмовика Су-25.

Приведенный случай отлично показывает, что в том случае, когда обе противоборствующие стороны обладают современными вооружениями, решающими факторами при военных действиях оказываются численное превосходство и грамотное взаимодействие выделенных сил.

 

Автор - Юрий Лямин

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (67), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры