Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Фактор внезапности. Распространение иранских БПЛА и технологий их производства в другие страны

Разработка и производство БПЛА стали важным направлением стратегии асимметричной обороны Ирана. Страна добилась заметного успеха в создании беспилотных летательных аппаратов, а их экспорт усилил позиции Исламской Республики в региональном противостоянии с США и американскими союзниками.

 

Иранская программа создания БПЛА началась еще в 1980-х годах во время войны с Ираком, тогда же боевое крещение получили и первые серийные БПЛА Ирана, например, разведывательные аппараты Mohajer-1. Согласно иранским источникам, в ходе той войны был разработан и запущен в производство и первый иранский дрон-камикадзе Ababil-1.

 

Перспективная авиация

Первые иранские беспилотные летательные аппараты были относительно простыми радиоуправляемыми моделями с небольшим радиусом действия, но иранское руководство вовремя осознало перспективы, которые создает беспилотная авиация. Поэтому после окончания войны в 1988 году финансирование разработок продолжилось. Уже в первой половине 2000-х годов в Иране имелось развитое производство разных БПЛА. Серийно выпускались тактические разведывательные аппараты Mohajer-2 и Mohajer-4. Летательные аппараты Ababil-2 производили в основном в качестве дронов-мишеней и дронов-камикадзе, хотя их можно было использовать и как дешевые разведывательные БПЛА.

Именно к началу 2000-х годов относятся первые задокументированные случаи применения БПЛА одним из иранских союзников. Речь идет о вооруженном крыле ливанского шиитского движения «Хезболла», которое задействовало беспилотники в ходе противостояния с Израилем. По некоторым данным, иранские БПЛА использовались еще в 1990-х, на территории Ливана, когда южная часть страны была оккупирована израильскими войсками. Но первые подтвержденные случаи применения БПЛА для разведки за приграничными районами Израиля относятся к 2004–2005 годам.

В ходе Ливанской войны летом 2006 года, согласно израильским данным, было сбито три дрона-камикадзе, как минимум один из которых оказался вариантом иранских Ababil-2, известным также как Ababil-T.

Получали ливанские союзники Ирана и разведывательные аппараты Mohajer-2, а позже в Ливане стали появляться другие типы иранских разведывательных БПЛА и дронов-камикадзе. Ливанцы даже организовали собственную сборку из поставляемых Ираном комплектующих.

В октябре 2012 года один БПЛА в ходе разведывательного полета вглубь Израиля смог добраться до пустыни Негев на юге страны. Снимки израильских баз транслировались в Ливан, пока разведчик не был перехвачен израильским истребителем F-16. Модель беспилотника до сих пор неизвестна, но генеральный секретарь «Хезболлы» заявил, что аппарат носит арабское имя Ayoub, разработан и произведен в Иране, а собран в Ливане.

Возможно, это был не имеющий официального названия БПЛА, который в израильской классификации значится как KAS-04. Он создан иранской компанией Kimia Part Sivan Company и может применяться в качестве недорогого разведчика или дрона-камикадзе. Позже семейство БПЛА на базе KAS-04 в разных вариантах получило широкое распространение среди региональных союзников Ирана. Вооруженное крыло «Хезболлы» могло быть первым зарубежным оператором аппаратов, так как в 2018 году модель аналогичного БПЛА появилась в музее Исламского сопротивления Ливана.

 

Они [Иран] начали вкладывать значительные средства в крылатые ракеты для поражения наземных целей и в программу беспилотных летательных аппаратов. Программа разработки БПЛА достигла значительных успехов. Все это относительно новые технологии. Я говорю о последних пяти годах или около того. Иногда требуется время, чтобы информация стала известна нам, нашим аналитикам. Меня это [новые иранские разработки] очень беспокоит

Фрэнк Кеннет Маккензи, глава Центрального командования (CENTCOM) Вооруженных сил США

 

Детали двойного назначения

Во второй половине 2000-х годов в Иране в серийное производство был запущен новый тактический разведывательный беспилотный летательный аппарат – Ababil-3. Вскоре он станет одним из самых массовых иранских беспилотников подобного назначения, будет поставлен в Судан, с 2008 года начнет применяться в ходе внутренних суданских конфликтов и получит название Zagil.

Но это была только проба пера. Позже начался кризис, связанный с иранской ядерной программой. Санкции против Ирана в период с 2010 по 2020 год полностью перекрыли возможность покупать за рубежом современные боевые самолеты и вертолеты, а также комплектующие. Все больше сил и ресурсов пришлось вкладывать в развитие собственной беспилотной авиации.

Развитие военной промышленности Ирана уже позволяло воспроизвести многие ключевые комплектующие для БПЛА, а остающиеся было реально достать даже в условиях санкций. Необходимые элементы имели двойное назначение и были широко распространены на гражданском рынке во многих странах. Одновременно с этим в Иране быстрыми темпами шло и развитие малогабаритных управляемых боеприпасов для ударных БПЛА.

В полной мере возможности иранской беспилотной авиации проявились в ходе конфликтов в Сирии и Ираке в 2010-х годах. Эти государства стали полигоном для испытания и апробации новых иранских видов вооружения.

Вышеупомянутый разведчик Ababil-3 применяли правительственные силы Сирии самое позднее с 2012 года. Через год был задействован еще один иранский тактический разведывательный БПЛА – Yassir, за ним другие разведывательные аппараты.

После резкого обострения ситуации в Ираке в 2014 году, в рамках помощи иракскому правительству в борьбе с террористами «Исламского государства» (запрещенной в России организации), Иран перебросил туда свои разведывательные БПЛА. Часть из них потом были переданы сформированным и обученным с иранской помощью отрядам иракских Сил народного ополчения («аль-Хашд аш-Шааби»). В числе этих БПЛА – иранские Mohajer-4, Ababil-3, Yassir и другие.

 

Сирийское крещение

В 2013 году началось серийное производство первого иранского крупного разведывательно-ударного БПЛА – Shahed-129 для иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Аппарат может нести до четырех управляемых бомб Sadid весом 34 кг каждая. В 2014–2015 годах Shahed-129 были направлены в Сирию на помощь правительственным силам, где активно использовались для разведки и ударов по террористам. БПЛА базировались на сирийских аэродромах, но контроль осуществляли офицеры КСИР, сирийской стороне машины не передавали.

Впервые в регионе Иран опробовал и беспилотники, созданные после изучения захваченного в конце 2011 года американского RQ-170 по схеме «летающее крыло». Иранские реактивные ударные БПЛА Shahed-191 получили боевое крещение, нанося удары по террористам «Исламского государства» на востоке Сирии осенью 2018 года. В феврале того же года Израиль сбил винтовой Shahed-141, который, по израильской версии, пытался провезти груз из Сирии к палестинцам на Западный берег реки Иордан.

В 2019 году в Сирию были переброшены иранские разведывательно-ударные БПЛА Mohajer-6, серийное производство которых в Иране началось в 2018 году. Mohajer-6 может нести до четырех небольших управляемых бомб семейства Ghaem или две управляемые ракеты Almas. Скорее всего, контроль этих БПЛА тоже осуществляют иранские операторы, но беспилотники могут быть переданы сирийцам, так как, в отличие от Shahed-129, уже сейчас официально экспортируются Ираном в третьи страны.

К примеру, в июне 2021 года приобретенные у Ирана Mohajer-6 появились на параде Сил народного ополчения Ирака, там же были показаны БПЛА из семейства KAS-04. Эти аппараты в варианте дрона-камикадзе в 2021–2022 годах стали все чаще использоваться проиранскими шиитскими группами для ударов по американским базам в Ираке и в восточных районах Сирии. Применяется против Соединенных Штатов еще один тип дрона-камикадзе, по всей видимости, иранской разработки. Оригинальное иранское название неизвестно, но в Ираке его называют Morad-5. Корпус этого небольшого БПЛА практически целиком сделан из углеродного волокна для снижения массы и уменьшения радиолокационной заметности.

Показательный пример атаки – удар в конце октябре 2021 года, когда пять дронов-камикадзе точно поразили разные здания на американской базе Эт-Танф в Сирии, у границы с Иорданией. Нападение стало ответом на то, что США позволили Израилю использовать контролируемое ими воздушное пространство над юго-востоком Сирии для удара по объектам в центральной части страны. США удалось избежать жертв среди своих военных только потому, что атаку ждали – нападающая сторона заявила о планах публично, поэтому большая часть персонала успела покинуть базу.

 

Хуситские войны

Говоря о распространении иранских БПЛА и технологий их производства, необходимо особо упомянуть о Йемене. Когда в начале 2015 года дружественное Ирану шиитское движение «Ансар Аллах» (хуситы) взяло власть в столице – городе Сана – и наиболее густонаселенных северо-западных районах Йемена, на сторону восставших перешли наиболее боеспособные части йеменских вооруженных сил. Однако у Йемена не было беспилотной авиации. В 2015 году, с началом интервенции в Йемен сил коалиции во главе с Саудовской Аравией, хуситам пришлось применять для разведки простые гражданские модели дронов.

Qasef-1, первые хуситские БПЛА, поступившие в войска в начале 2017 года, представляли собой вариант хорошо известных иранских Ababil-2. Позже появился новый вариант – Qasef-2K. Причем, согласно данным Conflict Armament Research, если первые Qasef изготавливались из поставленных для сборки комплектов, то дальнейшее производство было уже частично локализовано в Йемене. Компоненты из стекловолокна отливались на месте.

Насколько можно судить, производство БПЛА из семейства KAS-04, названных в Йемене Samad, было налажено по той же схеме. Простые и крупные детали производились на месте, электронные комплектующие поставлялись из-за границы. В результате у хуситов появилось семейство БПЛА с максимальной дальностью до 1500 км у варианта Samad-3 и до 2000 км – у Samad-4.

Самые мощные и точные дроны-камикадзе хуситов – иранские Shahed-131 и Shahed-136. Эти модели встречаются в йеменских войсках сравнительно редко, но, согласно источникам Newsweek, именно Shahed-131 вывел из строя один из ключевых объектов саудовской нефтяной промышленности в Абкайке в сентябре 2019 года. Shahed-136 называют более совершенной версией, его дальность действия достигает 2200 км.

 

Мы приобрели и освоили технологии производства дронов, и наши наступательные и боевые беспилотные летательные аппараты могут поразить любую цель, которую необходимо поразить

Мохаммад Пакпур, командующий сухопутными войсками Корпуса стражей исламской революции Ирана

 

«Гарпия» и Эфиопия

Иранские беспилотники востребованы не только на Ближнем Востоке. Венесуэла еще при президенте Уго Чавесе купила БПЛА Mohajer-2. Аппарат получил испаноязычное название SANT Arpia (БПЛА «Гарпия») и собирали его на американском континенте из поставленных Ираном комплектующих.

Сейчас Боливарианская Республика ведет модернизацию Mohajer-2. Похоже, что латиноамериканская страна собирается закупать иранские разведывательно-ударные БПЛА Mohajer-6, возможно, с организацией их сборочного производства в самой Венесуэле. Одно из телевизионных выступлений президента Николаса Мадуро сопровождалось демонстрацией уменьшенной модели Mohajer-6, а в конце 2021 года венесуэльцы показали иранские управляемые бомбы, используемые этими БПЛА,

Покупателем Mohajer-6 в 2021 году стала и Эфиопия – страна, до недавнего времени не входившая в круг ближайших союзников и партнеров Ирана. На фоне тяжелой гражданской войны с мятежниками из Народного фронта освобождения Тыграя и других сепаратистских группировок правительство Эфиопии начало сближение с Тегераном, закупило иранские разведывательно-ударные БПЛА и теперь активно использует их в боях наряду с так же недавно приобретенными у Китая БПЛА Wing Loong I.

 

Фактор внезапности

БПЛА стали для Ирана эффективным инструментом поддержки дружественных сил и воздействия на противников. Промышленная база позволяет Ирану при необходимости быстро организовать поставку БПЛА собственного производства и наладить сборку наиболее простых аппаратов в других странах.

Возможности Ирана быстро растут, причем совершенствование ведется по двум направлениям.

  • Первое – высокотехнологичные машины, производство которых требует промышленных мощностей в самом Иране. Такие беспилотники могут поставляться только в готовом виде или в виде машинокомплектов для крупноузловой сборки. Часть подобных БПЛА вообще не идет на экспорт.
  • Второе – недорогие и относительно простые дроны, производство которых можно наладить даже в странах со слаборазвитой промышленностью. Сборка происходит из деталей, купленных в третьих странах, на гражданском рынке коммерческих комплектующих, и отдельных ключевых компонентов военного назначения, поставляемых из Ирана.

Многообразие имеющихся у Ирана типов БПЛА и завершенных проектов позволяет гибко реагировать на запросы о помощи или закупках. При этом многие иранские аппараты остаются малоизвестными или вообще неизвестными, поэтому их применение в вооруженном конфликте обеспечивает фактор внезапности.

 

Автор - Юрий Лямин
27 января 2022 года

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (73), 2022 г., Санкт-Петербург

Партнеры