Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

«Триумф» не для всех. Обзор экспорта С-400

С-400 «Триумф» стал символом российского оборонного экспорта. ЗРК превозносят и критикуют, решение о его приобретении рассматривают как политический шаг, иногда комплекс называют инструментом российской военной дипломатии.

 

 

Действующие партнеры

Решение о приобретении того или иного оборудования всегда сопровождается оценкой оборонных способностей и состава имеющейся ВВСТ, новые машины необходимо интегрировать в уже существующую структуру. По этой причине надежными партнерами России остаются Индия, Китай, Алжир, Египет и другие страны, история военно-технического сотрудничества с которыми длится десятки лет.

Для эффективного применения С-400 необходимо, чтобы он сочетался с другими ракетными комплексами и разнородными средствами обнаружения воздушного противника в единой системе ПВО объекта или района.

Важное преимущество ЗРК в том, что его системы управления прекрасно взаимодействуют с более ранними комплексами ПВО: С-300, ЗРС «Тор-М1», ЗРПК «Панцирь-С». Также С-400 имеет функцию информационного сопряжения с большим количеством современных и перспективных источников информации наземного, воздушного и космического базирования. Эти факторы повышают привлекательность комплекса для операторов ВВСТ российского производства.

С-400 уже поставлен в Китай, Турцию и Индию; есть еще ряд государств, заинтересованных в приобретении ЗРК.

Китай

Первым иностранным заказчиком «Триумфа» стал Китай, О том, что Поднебесная проявила интерес к С-400, стало известно в 2011 году, через год информацию подтвердил заместитель ФСВТС Александр Фомин. Правда, принятие решения затянулось на два года, говорят, по соображениям безопасности и сохранности отечественных технологий. Вопросы были решены к ноябрю 2014 года, Россия и Китай заключили договор на поставку не менее шести дивизионов «Триумфа», сумма контракта составила больше 3 млрд долларов.

В 2018 году КНР получила первый полковой комплект, в 2019-м – второй. На последнем этапе Россия передала ракеты для комплекса, полностью поставки в Китай завершились в августе 2020 года, о чем представитель ФСВТС заявила на форуме «Армия-2020».

В целом, в Китае положительно оценили полученные ЗРК и отметили его преимущества перед аналогами. В китайской прессе подчеркнули универсальный характер комплекса, его способность к многозадачности, возможность поражать авиацию противника и вражеские ракеты на разной дальности.

Этот опыт был не первым в российско-китайском ВТС. В 2010 году Россия завершила поставку в КНР 15 дивизионов одного из предшественников «Триумфа» – ЗРК С-300ПМУ-2 по контракту 2007 года.

Турция

Вторым зарубежным оператором С-400 стала Турция, однако эта сделка оказалась на порядок сложнее ввиду политических обстоятельств. Противоречия возникли по причине членства Турции в НАТО. Анкара оказалась перед выбором и была подвержена давлению со стороны союзников по военному блоку, главным образом США.

Сложности могли быть вызваны и несовместимостью российского ЗРК с другими системами НАТО, принятыми на вооружение в Турции. С другой стороны, развертывание российского комплекса и ухудшение отношений с США в определенной степени развязывало Анкаре руки, позволяло вести самостоятельную политику в отношении спорных участков Эгейского моря.

До приобретения российского комплекса Турция проявляла интерес к его аналогам. В 2009 году республика запустила программу T-LORAMID по созданию собственной системы противовоздушной и противоракетной обороны большой дальности. В рамках этой программы был объявлен тендер на поставку систем подобного типа. Китай предложил ЗРС HQ-9 и выиграл конкурс, однако сделка не имела продолжения: КНР отказалась удовлетворить требование партнера о полной передаче технологии. После была предпринята попытка приобрести ЗРК «Patriot» и SAMP/T у союзников по НАТО, однако достичь соглашения и здесь не удалось.

 

С-400 – самая сильная оборонная система, надеюсь, мы с Россией будем ее производить вместе

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции

 

В феврале 2017 года Турция начала переговоры с Россией по приобретению С-400. Обсуждение оказалось плодотворным, к лету основные элементы договора были определены. Некоторым препятствием в очередной раз стало желание Турции получить технологию производства комплекса. Тем не менее, 29 декабря стороны заключили кредитное соглашение на покупку «Триумфа». Турция приобретала четыре дивизиона С-400, сумма договора составила 2,5 млрд долларов, причем 55% из них предоставила Россия в качестве кредитных средств. А 23 октября 2019 года «Рособоронэкспорт» сообщил о досрочном выполнении контракта – все элементы систем С-400, включая ракеты, были переданы покупателю.

Это был первый прецедент поставки современного российского ЗРК в страну-участницу НАТО, что привлекло внимание других членов блока. Председатель альянса сетовал на невозможность интеграции С-400 в информационные системы НАТО и утрату оперативной совместимости. США предлагали Турции закупить американский аналог – ЗРК «Patriot». Когда предложение не возымело эффекта, Соединенные Штаты пустили в ход предупреждения о санкциях, поскольку подобная сделка с Россией подпадала под Акт о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA). Реальные меры противодействия сделке вылились в исключение Турции из программы Joint Strike Fighter (JSF) по совместному производству и поставке истребителей F-35 и отказу от обучения турецких пилотов.

Несмотря на давление, Турция озвучила свою позицию: Анкара рассматривает возможность дальнейшего сотрудничества с США и закупки ВВСТ, однако не намерена отказываться от комплексов С-400.

Индия

В конце 2015 года индийские СМИ со ссылкой на источник в военном ведомстве сообщили о запланированном в ближайшие несколько лет приобретении С-400.

В ходе визита Владимира Путина в Индию в октябре 2016 года главы государств подписали соглашение о поставке в страну ЗРК. Обсуждение деталей длилось два года, и 5 октября 2018 года был заключен контракт на поставку «Триумфа» в Индию. Сумма сделки превысила 5 млрд долларов.

 

Главное преимущество С-400 в том, что комплекс может уничтожать гиперзвуковые самолеты и ракеты. В последнее время гиперзвуковое оружие противника стало поводом для беспокойства. C-400 позволит индийским военным сравняться с Китаем в качестве ПВО и противостоять всем угрозам пакистанских ВВС

Пракаш Каточ, отставной генерал Сил специального назначения Индии

 

Одним из факторов, замедливших принятие решения, стали угрозы санкций в рамках CAATSA со стороны США. Рычаги воздействия отличались от тех, что были применены в ситуации Турции. Главным средством давления стало развитое ВТС между Дели и Вашингтоном. В 2018 году Индия была главным потребителем американских ВВСТ. Тем не менее, республика приняла решение, руководствуясь важным принципом своей политики: Индия не отказывается от сотрудничества с партнерами по ВТС по политическим причинам и в первую очередь руководствуется соображениями собственной выгоды.

В ноябре 2021 года директор ФСВТС Дмитрий Шугаев заявил о том, что поставки «Триумфа» в Индию начались с опережением. Первый полковой комплект планировали передать Индии до конца 2021 года, при этом обучение специалистов-операторов техники уже произошло. И 17 января 2022 года индийские СМИ заявили о развертывании полкового комплекта С-400. Всего планируется к началу 2023 года принять на вооружение пять полков «Триумфа».

Экспертиза

Во всех трех случаях приобретение российского ЗРК было длительным и сложным процессом, сопровождающимся давлением извне. Все три зарубежных оператора – крупные развивающиеся страны, важные региональные и глобальные игроки, которые имеют достаточно ресурсов и политической решимости следовать намеченным курсом и обеспечивать защиту своих интересов. Общим во всех случаях стал запрос на конкурентную и эффективную систему ПВО, но у каждой из стран были собственные мотивы.

Китай во многом руководствовался технологическими соображениями. Одним из способов создания и развития собственной техники для КНР стала обратная разработка, что в сочетании с длительным сотрудничеством с СССР, а затем и с Россией способствовало развитию китайских ВВСТ. Сейчас китайские инженеры сумели добиться успехов почти на всех направлениях и перешли к собственным разработкам. Однако противовоздушная оборона осталась отстающим сегментом. До приобретения «Триумфа» КНР использовала собственные ЗРК HQ-9, произведенные на основе российских С-300. Покупка более совершенных С-400, вероятно, расценивается в Китае не только как получение нового ЗРК, дальность которого позволит безопасно прикрывать и контролировать воздушное пространство периферийных областей, но и как возможность ликвидировать пробел в собственной военной промышленности.

В случае с Турцией к имеющимся устаревшим технически средствам ПВО добавилось недоверие к способностям противоракетного щита НАТО. По заверениям турецких экспертов, вне диапазона ракет оставался ряд восточных и юго-восточных территорий страны. Возникла необходимость формирования собственной системы ПВО и ПРО, тем более что такие попытки предпринимались и ранее. В краткосрочной перспективе реализация плана была возможна лишь за счет приобретения зарубежных систем, и С-400 стал самым выгодным вариантом.

Сегодня Турция позиционирует себя как регионального лидера, серьезного игрока на Ближнем Востоке и, несмотря на членство в НАТО, старается действовать независимо, в некоторых случаях даже вступая в конфронтацию с союзниками по альянсу. Приобретение системы, не интегрируемой в информационные структуры НАТО, во многом служит демонстрацией независимости.

В индийском кейсе главную роль сыграли стратегические соображения. Несколько раз с момента заключения контракта Индия запрашивала ускорение поставок российского ЗРК, одной из причин стало растущее напряжение в отношениях с соседями – Пакистаном и Китаем. С мая 2020 года военные Индии и КНР несколько раз участвовали в пограничных стычках, и это грозило эскалацией конфликта. Теперь Индия озабочена возможностями своей ПВО. Осложняют ситуацию и постоянно развивающиеся ракетные технологии Пакистана.

Цена ЗРК – это важное конкурентное преимущество, но как сложное высокотехнологичное изделие С-400 стоит недешево, и позволить себе его покупку могут не все. Все три зарубежных оператора «Триумфа» – ведущие государства, способные оплачивать дорогие ВВСТ, что подтверждается суммами контрактов на «Триумфы» от 2,5 до 5 млрд долларов. Оборонный бюджет Китая составляет 252 млрд долларов, Индии – 72,9 млрд, Турции – 17,8 млрд. Страны могут себе позволить покупку вооружений, доступных далеко не всем.

 

Потенциальные покупатели

В декабре 2021 года в ФСВТС заявили, что Россия ведет переговоры с несколькими странами о поставках ЗРК С-400. Федеральная служба объяснила, что некоторые страны не афишируют интерес к С-400 из-за давления со стороны США, но как только новые контракты будут заключены, об этом станет известно всем.

Иран

Одним из главных претендентов на приобретение С-400 считается Иран, важный игрок на Ближнем Востоке. Противниками Исламской республики в регионе выступают арабские страны во главе с Саудовской Аравией, а также Израиль. Все они могут обеспечить свои армии передовыми технологиями, в том числе наступательными вооружениями. К противникам Ирана относятся и США, играющие заметную роль в регионе.

Однако борьба за господство на Ближнем Востоке – не единственная причина, заставляющая Иран задуматься о безопасности своего воздушного пространства. Иранская ядерная программа уже много лет считается одной из основных проблем региона. Озабоченность Ирана вызывают действия США и Израиля, препятствующие развитию иранской ядерной программы. Покушения на иранских ученых и планы по ликвидации ядерных объектов толкают Иран к усилению обороны, в том числе, сил ПВО и ПРО.

И без того сложные отношения с США делают Тегеран нечувствительным к экономическим санкциям. А с российскими ЗРК Иран имел дело и ранее. Сейчас его воздушную границу охраняют С-300, приобретенные в 2016 году. На основе этих комплексов Иран пытается разработать собственные ЗРК, однако технический потенциал страны вряд ли позволит превзойти «Триумф». Военный бюджет в 15,8 млрд долларов позволяет Тегерану достичь договоренности о поставке С-400. Но, возможно, Исламской республике, как Турции, придется заключать с Россией кредитное соглашение.

 

Индийская риторика предполагает веру в то, что ЗРК С-400 делает ее воздушное пространство непроницаемым, а ее войска и силы неуязвимыми. Это может создать у Индии ложное ощущение неуязвимости и увеличить вероятность военного конфликта

Мансур Ахмед, старший научный сотрудник аналитического департамента Центра международных стратегических исследований (CSIS)

 

Арабские страны

Представители противоположного Ирану лагеря также обращали внимание на российский ЗРК. Первой стала Саудовская Аравия, которая, по утверждениям СМИ, проявила интерес к «Триумфу» в октябре 2017 года, когда король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд посетил Москву. Впоследствии российский ЗРК несколько раз становился предметом обсуждения Эр-Рияда и Москвы. Как правило, переговоры совпадали с обострениями ситуации внутри Саудовской Аравии, нанесением ракетных ударов и нападений БПЛА на объекты критической инфраструктуры.

Оборонный бюджет страны в 57,5 млрд долларов позволяет Эр-Рияду беспрепятственно приобрести российский комплекс, нерешительность саудитов имеет политическую причину. Несмотря на то, что С-400 эффективно справляется со всеми видами вооружений, которые угрожают воздушному пространству Саудовской Аравии, выбор делается в пользу американских систем «Patriot» и THAAD, технически уступающих «Триумфу». Саудовская Аравия не хочет ухудшения отношений с США – ключевым союзником арабской страны. Эр-Рияд тщательно взвешивает риски и воспринимает возможные экономические санкции как большую угрозу для страны.

Еще один важный союзник США в регионе, который также не может принять окончательного решения по закупке российских комплексов, это Катар. Сложные отношения с партнерами по региону, обвинения в поддержке террористических организаций и вмешательстве во внутренние дела других арабских государств приводят Катар в дипломатическую изоляцию. Отчасти это подталкивает Катар к сотрудничеству с Россией, ведь США не могут разрешить проблемы, связанные с другими странами-союзницами Соединенных Штатов.

В 2018 году посол России в Катаре заявил, что Москва и Доха ведут переговоры о возможной поставке «Триумфа». Реакция партнеров по региону не заставила себя долго ждать. Саудовская Аравия выступила категорически против приобретения комплекса. По мнению саудитов, обретение ЗРК привело бы к существенному изменению баланса сил в регионе. Вторая часть ультиматума включала меры по предотвращению получения С-400 Катаром вплоть до вооруженного вторжения. Катар в свою очередь заявил, что заключение сделок с другими государствами, в том числе и военных – это суверенное право Катара, на которое никто не может посягать. Тем не менее, сделка до сих пор не состоялась, переговоры ведутся, но решения пока не принимаются. Политическая близость к США, угрозы соседей и окончание острой фазы кризиса уменьшают шансы на то, что Катар все-таки приобретет С-400.

Традиционные операторы российских ВВСТ на Ближнем Востоке – Египет и Алжир. Военные бюджеты обеих стран относительно скромны, 4 млрд долларов у Египта и 9,7 млрд у Алжира соответственно. Долгая история военного сотрудничества Египта с СССР, а затем с Россией не мешает росту влияния США, в том числе и в области противовоздушной обороны. В январе Соединенные Штаты одобрили сделку на поставку трех РЛС. Кроме того, Египет остается страной, уязвимой для американских санкций.

У Алжира тоже есть причины интересоваться современными российскими ЗРК. Активная антиизраильская позиция, трения с Марокко и нестабильность соседней Ливии побуждают Алжир приобретать новые образцы вооружений. По объему закупаемых у России ВВСТ Алжир уступает только Индии. Предметом импорта становятся самолеты, наземная техника и средства ПВО. В СМИ регулярно появляется неподтвержденная информация о появлении российского «Триумфа» в Алжире, упоминаются переговоры, связанные с поставкой ЗРК, однако официального подтверждения этих данных нет. Возможно, переговоры действительно ведутся, но не обнародуются. Алжир не слишком подвержен влиянию США, но страны имеют торговые и инвестиционные связи, возможно, это вынуждает скрывать переговоры.

В 2020 году заинтересованность в покупке С-400 проявлял Ирак. «Мы должны получить эти комплексы, особенно после того, как американцы много раз разочаровывали нас, не помогая нам в получении надлежащего оружия», – утверждал член комитета по безопасности и обороне Ирака Карим Алави. Однако договоренности о поставках так и не были достигнуты.

 

Поставки С-400 интересны в геополитическом аспекте. Похоже, Россия, торгуя средствами ПВО, решает и экономические, и политические задачи. В некоторых случаях покупка С-400 похожа на то, что древние римляне называли трибутом [налогом на военные нужды]

Томас Карако, руководитель проекта «Missile Defenсe Project» Центра стратегических и международных исследований (CSIS)

 

Вьетнам

Весной 2021 года вьетнамское издание Soha утверждало: «Продажей С-400 разным странам Россия наносит двойной удар по США – снижает репутационные рейтинги американских вооружений и увеличивает уязвимость американских истребителей пятого поколения». Впрочем, слухи о закрытых переговорах России и Вьетнама о продаже четырех дивизионов ЗРК ведутся с 2016 года, а результаты не достигнуты до сих пор.

ОДКБ

В списке потенциальных покупателей С-400 присутствуют и партнеры России по ОДКБ – Армения и Беларусь. После событий осени 2020 года Армении пришлось всерьез задуматься о контроле своего воздушного пространства. В боях за Карабах свою эффективность показали БПЛА азербайджанских вооруженных сил, Армении было нечего противопоставить современным летательным аппаратам. С-400 помог бы решить проблему, но для Армении такое решение могло оказаться слишком дорогим.

Беларусь также проявляла интерес к «Триумфу» и тоже сталкивалась с неприемлемо высокой для ее оборонного бюджета ценой. Но здесь ситуация может получить иное разрешение: Москва и Минск связаны договором о Союзном государстве. В феврале 2022 года в Беларуси прошли совместные с Россией учения, в которых были задействованы и российские С-400, переброска техники произошла в конце января. Сегодня вероятность того, что Россия в случае угрозы предоставит Беларуси свой контингент, значительно выше, чем вероятность, что Беларусь купит российский С-400.

 

Выводы

За годы, прошедшие с заключения первой сделки по «Триумфу», российские специалисты из ОПК и ведомств, ответственных за продвижение ВТС и продажу ВВСТ международным партнерам, получили огромный опыт в реализации дорогостоящей комплексной системы. России удалось выработать гибкую систему, настраиваемую под нужды конкретного покупателя, а также снизить сроки производства и передачи ЗРК покупателю. Это существенное конкурентное преимущество: процесс принятия решения у конкурентов занимает больше времени.

К сожалению, не все стороны, желающие приобрести С-400, могут это сделать. Многие страны опасаются санкций США, другие неспособны оплатить оружие подобного уровня. Ответом России должен быть более гибкий подход.

Важными инструментами работы с заказчиками могут стать:

  • заключение контрактов полного жизненного цикла;
  • заключение контрактов, включающих обучение персонала;
  • льготные цены на последующие поставки ракет;
  • помощь специалистов на местах при развертывании систем;
  • заключение контрактов в национальных валютах;
  • частичная передача технологий;
  • частичная локализация производства;
  • организация сборки в стране – мелких или крупноузловых комплектующих;
  • соглашение о частичной передаче документации после поставки установочной партии;
  • создание в стране-покупателе центра по обслуживанию и сервису;
  • выделение технического специалиста, который постоянно будет находиться при системе.

Россия предпринимает шаги в этих направлениях, и некоторые решения заметно способствуют распространению военной продукции.

 

Российские военные и западная пресса переоценивают возможности С-400. Анализ показал, что фактическая дальность поражения ЗРК в 150–200 км отличается от заявленных 400 км, а дальность действия комплекса против низколетящих целей составляет всего 20 км

Роберт Далсьё, заместитель руководителя по исследованиям Шведского агентства оборонных исследований

 

Проблемой остается и презентация ВВСТ – наша страна традиционно уступает конкурентам в рекламе и продвижении товаров и услуг. Считается, что качественное оружие, тем более имеющее опыт боевого применения, говорит само за себя. Между тем, выход на новые рынки предполагает огромный комплекс мер коммерческого, информационного и дипломатического характера; проведение маркетинговых исследований, полноценные пиар-компании, работу с общественным мнением.

Тем временем технический прогресс движется вперед, возникают новые угрозы и средства борьбы с ними, это тоже отражается на рынке. Вице-премьер РФ Юрий Борисов называет Индию первым потенциальным покупателем нового С-500 «Прометей». Но оговаривает, что экспорт начнется не раньше, чем комплексы будут в достаточном количестве поставлены в российскую армию.

 

Автор - Максат Камысов
21 февраля 2022 года

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (73), 2022 г., Санкт-Петербург

Партнеры