Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Армия – «своя» или «чужая»?

 

Данная публикация представляет собой изложение второй части статьи «Твоя собственная армия» (Your own Army) американского военного аналитика Макса Мэдсена, посвященной вопросам комплектования и формирования добровольческой армии (первая часть опубликована в № 4 журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии» за сентябрь 2014 г.).

 

Время решает все

 

Вопреки распространенному заблуждению, вовсе не кампания во Вьетнаме стала причиной реформирования вооруженных сил США. Безусловно, эта непопулярная война оказала значительное влияние на состояние умов и политиков, и общества, и военных, однако, утверждает Мэдсен, основной причиной военной реформы были технологии, потребовавшие иной системы комплектования и обучения персонала вооруженных сил.

 

В начале ХХ в. господствующая теория применения вооруженных сил требовала наличия в обществе значительного резерва условно обученных солдат, которым предстояло взять в руки относительно простое оружие. Ситуацию изменила атомная бомба. Новая концепция предполагала, что в случае крупномасштабной войны между противостоящими друг другу военно-политическими блоками ракетно-ядерный удар возмездия автоматически обнулял вооруженные силы противника и полностью уничтожал его способность к сопротивлению. Однако сценарий Армагеддона не мог устроить ни политическое руководство США, ни избирателей. Таким образом, следовало думать о войне без применения ядерного оружия, которая могла обернуться войной длительной, и вот здесь, говорит Мэдсен, крылась ахиллесова пята массовой мобилизационной армии.

 

Проблема заключалась в том, что в войне без применения ядерного оружия, случись таковая в 70-е гг. прошлого столетия, восполнить потери тяжелой техники теми же темпами, которыми они восполнялись в ходе Второй мировой войны, оказалось бы невозможно. Причиной была резко возросшая сложность боевых систем и выросшие сроки производства основных боевых танков и дальнобойной артиллерии, не говоря уже о самолетах. Для изготовления каждого образца вооружения требовалось время, ранее которого экземпляр оружия не мог быть изготовлен физически. Срок изготовления истребителя F-15 – 3 года, танка «Абрамс» – почти 2 года.

 

Выводы аналитиков подтвердила практика боевого применения техники сухопутных войск во время войны Судного дня, войны, безусловно, выигранной Израилем, однако выигранной как ценой чрезвычайного перенапряжения сил собственной армии, так и ценой определенного ущерба для военного потенциала его союзников, вынужденных компенсировать потери ЦАХАЛ.

 

Неотразимый удар

 

Ответом на новые вызовы стала «стратегия ранней победы», условием которой были два фактора – обеспечение армии неядерным оружием, как современным, так и перспективным, многократно превосходящим по эффективности и поражающим свойствам предшествующее поколение вооружения, а также комплектование армии специалистами, способными применять такое оружие более эффективно, чем это может сделать противник. Сочетание этих факторов позволяло в случае войны превратить соревнование потенциала военной промышленности США и военной промышленности вероятного противника в соревнование экономических потенциалов противоборствующих сторон.

 

Эту мысль Мэдсен поясняет следующим образом. В самом упрощенном изложении, пишет он, сценарий войны выглядел бы так: в ответ на агрессию в начале конфликта США наносят противнику обезоруживающий удар, уничтожая с помощью высокоточного оружия (ВТО) его наступательные вооружения, лишая его способности проводить наступательные операции и (в идеальном случае) парализуя волю к продолжению войны. При этом стратегические ядерные силы противника не являются объектом удара, так как в этом случае тотальная ядерная война не оставит победителей.

 

В случае, если противник готов продолжать конфликт, он вынужден будет бросить свои ресурсы на производство обычных вооружений, которые будут также уничтожаться американским ВТО, и такой процесс окажется разрушительным для экономики противника. Можно сказать, что задачей армии становился не захват территорий и истребление противника сами по себе, а обеспечение, в первую очередь, эффективного труда граждан собственной страны.

 

Но для реализации такого сценария США нуждались в армии, готовой быстро вступить в бой и нанести решающий удар такой силы, который не мог бы оставить противнику шансов на победу. Правда, формирование подобной армии наложило бы на политическое руководство страны определенные ограничения, которые в данном случае не являются предметом обсуждения.

 

Разрушение иллюзии

 

Для того чтобы сформировать армию нового типа, политическому руководству пришлось отказаться от ряда догм, господствовавших не столько в военной среде, сколько в обществе. В начале 1970-х большинство американцев продолжало поддерживать сохранение призывной системы, поскольку видели в такой массовой армии своеобразную гарантию против возможного политического произвола.

 

Первым шагом на пути к созданию добровольческой армии стало изменение самого подхода к проблеме комплектования вооруженных сил. Теоретики новой армии исходили из предположения, что в обществе найдется достаточное количество людей – носителей качеств, в которых нуждаются вооруженные силы.

 

В марте 1969 г. президент Никсон сформировал Консультативную президентскую комиссию по добровольным вооруженным силам, т. н. «комиссию Гейтса», в составе которой было только двое военных (причем в отставке), остальные же члены комиссии представляли научное, университетское и деловое сообщества, а также общественные организации.

 

При комиссии был создан аппарат квалифицированных исследователей, военное ведомство предоставляло ей всю необходимую информацию, кроме того, к работе комиссии были привлечены три исследовательских центра: Институт оборонного анализа, Центр военно-морского анализа и корпорация «Рэнд».

 

Важно, что задачей комиссии была подготовка плана упразднения призыва и перехода к добровольным вооруженным силам, а не обсуждение возможности или невозможности такого перехода. Формирование добровольческой армии было вызвано объективной необходимостью. На подготовку доклада президенту ушло 7 месяцев (май – декабрь 1969 г.).

 

Далее Мэдсен излагает основные принципы формирования добровольческих вооруженных сил, акцентируя внимание на экономических аспектах функционирования такой армии. Сравнительная дешевизна призывной армии иллюзорна, если рассматривать «цену призыва» не в контексте расходов военного бюджета, а в контексте общего экономического потенциала общества, мощь которого, напоминает Мэдсен, должна была стать решающим элементом в реализации «стратегии ранней победы».

 

Комиссия доказала, что искусственная «дешевизна солдата», достигаемая посредством принудительного призыва, провоцирует неэффективное использование человеческих ресурсов, но вовсе не обеспечивает вооруженные силы действительно мотивированными специалистами, готовыми повышать свое боевое мастерство на протяжении длительного времени.

 

Фактически призыв представлял собой натуральный налог на общество, поскольку принудительно изымал из нормального экономического оборота человеческие ресурсы и тем самым подрывал общий экономический потенциал страны. Необходимо было создать условия, в рамках которых человек, обладающий нужными армии качествами, самостоятельно предпочел бы военную службу гражданской карьере и эффективно выполнял бы свою работу.

 

Цена победы

 

В последней части своей статьи Мэдсен излагает основные принципы того, что мы могли бы назвать работой с личным составом в армии США, но так или иначе, они сводятся к продвижению лучших, позитивному отбору и постоянному совершенствованию боевых навыков. Мэдсен подчеркивает, что система набора нацелена на обнаружение в человеке всех возможных достоинств, чтобы не только взять его в армию, но и обеспечить ему максимально возможный для его квалификации уровень зарплаты. Солдат должен знать и верить в то, что армия представляет для него лучшее место самореализации, и не столько он принадлежит армии, сколько армия принадлежит ему – Your own Аrmy.

 

Зарплата в армии зависит только от звания и выслуги лет, а не от воинской специальности, но существуют различные доплаты для военнослужащих, имеющих семьи, и позволяющие обеспечить соответствие качества жизни текущему социальному стандарту, а также компенсация обучения в колледже. Армия США материально поощряет и длительность контракта, но после 4–6 лет службы стимулируется уже восхождение по лестнице званий, связанное с дополнительным обучением. После 6 лет службы прибавки идут только в зависимости от служебного роста, за выслугу лет они небольшие. Выплаты за службу в зоне боевых действий существуют, но они не составляют значительной части дохода военнослужащих. Зарплата в действующей армии не облагается налогом. А в случае гибели солдата его наследники получат компенсацию более полумиллиона долларов.

 

Не идеал

 

В заключительной части статьи Мэдсен задает себе вопрос: «Является ли добровольческая армия США идеальным боевым инструментом?». Ответ он дает любопытный – по его мнению, американская армия имеет большой резерв к совершенствованию и нуждается в постоянной и активной деятельности в этом направлении. Однако, замечает Мэдсен, потенциальные противники США не до конца отдают себе отчет в действительной мощи All-Volunteer Force, поскольку находятся в плену устаревших представлений о принципах действий вооруженных сил в современном мире.

 

Андрей Стрелин

Партнеры