Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Мосин: отец трехлинейки

19 сентября оружейники отмечают свой профессиональный праздник. Появился он сравнительно недавно, в 2010 г., благодаря знаменитому оружейнику – Михаилу Калашникову, создателю легендарного одноименного автомата. О самом Михаиле Тимофеевиче и его изобретении журнал «Новый оборонный заказ. Стратегии» уже писал (см. выпуск за февраль 2014 г.), а сегодня стоит вспомнить другого нашего гениального соотечественника – Сергея Ивановича Мосина, создателя знаменитой русской винтовки.

Полвека на службе

Между Сергеем Мосиным и Михаилом Калашниковым, их личными судьбами и судьбами их изобретений, как ни странно, довольно много общего. Оба начинали работу над новым оружием по собственной инициативе, оба представляли на суд государственной комиссии полукустарные образцы, у обоих было довольно много соавторов, оба вида оружия считались лучшими для своего времени, оба находились на вооружении (с незначительными модернизациями) свыше 50 лет.

Родился Сергей Мосин в селе Рамонь Воронежской губернии. Его отец, Иван Игнатьевич поступил на военную службу из Московского военно-сиротского отделения и дослужился до подпоручика. Затем он работал управляющим имениями и предприятиями в богатом поместье, при содействии хозяйки которого Сергей, рано лишившийся матери, и получил первоначальное образование.

16 августа 1861 г. Сергей Мосин был принят в первый общий класс и зачислен в неранжированную роту Тамбовского кадетского корпуса, в июне 1862 г. переведен в Воронежский кадетский корпус, который был впоследствии преобразован в военную гимназию. Окончив ее с отличием, Сергей поступил в Петербургское Михайловское артиллерийское училище. Затем, после двух лет строевой службы в чине подпоручика, Мосин получил разрешение на сдачу экзаменов в Михайловскую артиллерийскую академию, набрал высокий балл и был зачислен на первый курс технического факультета.

По окончании академии Сергей Иванович был назначен начальником инструментальной мастерской Тульского оружейного завода. Как раз в это время начались работы по модернизации стрелкового оружия: патроны должны были получить металлическую гильзу, винтовка – магазин (устройство для ее ускоренного перезаряжания).

В 1878 г. Мосин представил на объявленный Артиллерийским комитетом конкурс прибор для проверки правильности прицельной линии для винтовок образца 1870 г. – это была первая «проба пера» молодого инженера-оружейника. А в 1882 г. Сергей Иванович по своей инициативе начал работу по переделке однозарядной винтовки Бердана в магазинную. Образцы такой винтовки он и представил комиссии для испытания магазинных ружей в 1883 г.

На три счета

К винтовке Бердана Сергей Мосин предложил реечно-прикладной магазин на восемь патронов (также был вариант на 12 патронов), которые помещались в овальной трубке внутри приклада. Для подачи патронов служила соединенная с затвором рейка, зубцы которой захватывали патрон. При отодвигании затвора назад (открытии затвора) рейка подавала патрон. Патроны в магазине конструкции Мосина располагались наклонно, так что пуля одного патрона не упиралась в капсюль другого. Это выгодно отличало его винтовку от других систем, повышая, как сказали бы сегодня, безопасность эксплуатации.

Как пользоваться такой винтовкой с ручным досылом патрона, знали поколения солдат, прошедших и Первую, и Вторую мировые войны: для заряжания винтовки повернуть рукоять затвора влево, отвести затвор назад до отказа, вставить обойму в пазы ствольной коробки, утопить патроны и выбросить обойму, дослать затвор вперед, повернуть рукоятку затвора вправо. Далее, пока есть патроны в магазине, для очередного выстрела достаточно передергивать затвор «на три счета». Сравнительные испытания магазинных винтовок особая комиссия проводила в 1884 г., винтовка конструкции Мосина (трехлинейная, т. е. калибра 7,62 мм) была одобрена. Стоит отметить, что одновременно на конкурс была представлена аналогичная винтовка бельгийского оружейника Леона Нагана. Два этих образца долгое время конкурировали, а в итоговый вариант вошли технические решения обоих инженеров, а также предложения полковника Роговцева и комиссии генерал-лейтенанта Чагина.

В результате военный министр П. С. Ванновский в резолюции по поводу принятия образца на вооружение указал, что «…целесообразно дать выработанному образцу наименование: русская 3-линейная винтовка образца 1891 г.». Высочайше утверждая образец, император Александр III вычеркнул слово «русская», и на вооружение винтовка была принята под наименованием «трехлинейная винтовка образца 1891 г.».

Справедливости ради стоит отметить, что на фронтах мировых войн иностранные солдаты дружно называли трехлинейку «русской винтовкой». А в 1924 г. советская власть приняла решение о том, что царское название нарушает традицию наименования стрелкового оружия русской армии по фамилии конструктора, и с тех пор в названии винтовки фамилия Мосина появилась официально.

От Афгана до Афгана

Впрочем, нельзя забывать, что и при царской власти Мосин не был забыт. За ним оставили права на разработанные лично им части винтовки, а затем присудили «за выдающиеся разработки по артиллерийско-стрелковой части» Большую Михайловскую премию. Одновременно он получил и звание полковника гвардейской артиллерии.

В 1894 г. Сергей Иванович был назначен исполняющим дела начальника Сестрорецкого оружейного завода и одновременно начальником Сестрорецкого гарнизона. В 1900 г. пришло и мировое признание – на Всемирной выставке в Париже трехлинейная винтовка была удостоена гран при. В том же году Мосину присвоили звание генерала.

К сожалению, два года спустя Сергей Иванович серьезно простудился, болезнь перешла в крупозное воспаление легких, и 26 января 1902 г. выдающийся конструктор-оружейник скончался, не дожив ни до Империалистической войны, ни до серии русских революций. Зато долгий век выдался у его изобретения.

Первое боевое испытание винтовка Мосина прошла в 1893 г. в Афганистане, в ходе столкновения российского отряда с афганцами в горах Памира. К моменту вступления России в первую мировую войну на вооружении имелось 4 519 700 винтовок, в производстве находилось три ее варианта – драгунская, пехотная и казачья. В течение войны было изготовлено еще 3 286 232 трехлинейки.

Во время гражданской войны производились только два типа винтовок – драгунская и, в значительно меньших количествах, пехотная. В 1924 г. был образован комитет по модернизации винтовки. В результате модификации драгунского варианта винтовки, как более короткого и удобного, появилась единая модель образца 1891/30 гг.

Последним вариантом винтовки Мосина стал карабин образца 1944 г., отличавшийся наличием несъемного штыка и упрощенной технологией изготовления. Одновременно с его введением сама винтовка образца 1891/30 гг. с производства была снята. Короткое пехотное оружие стало результатом опыта Великой Отечественной войны.

Действительно, винтовка не просто была длинной и тяжелой, но и пристреливалась вместе со штыком (то есть без него вести прицельную стрельбу было невозможно в принципе). Но это уже было требование новой тактики ведения войны, и на смену трехлинейке шел автомат Калашникова.

Но и после этого легендарная винтовка осталась в строю. Винтовки и карабины системы Мосина продолжали использовать не только в советской системе военизированной охраны, но и еще несколько десятилетий – в армиях стран Восточной Европы и ряда других государств. В качестве оружия пехоты и иррегулярных вооруженных формирований винтовки Мосина широко использовались во многих локальных войнах: в Корее, Вьетнаме, и снова – в Афганистане, а в ходе вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве используются до сих пор.

Станислав Ковальский

Партнеры