Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

В небе Индии, Китая и Анголы

По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute), доля России на мировом рынке экспорта вооружений только в период с 2003 по 2007 гг. составила 25%. И хотя после мирового экономического кризиса 2008 г. ситуация несколько изменилась, военно-техническое сотрудничество России с другими государствами остается одним из важнейших направлений внешнеторговой и внешнеэкономической политики РФ.

Индия и Китай

В качестве наиболее ценного конкурентного преимущества сегодня рассматривается именно инновационный потенциал российской экономики. Индия и Китай, чьи рынки вооружений характеризуются значительной емкостью, продолжают оставаться приоритетными партнерами России, за ними следуют другие страны, не менее интересные для военно-технического сотрудничества, однако имеющие меньшие рынки сбыта.

Действительно, только Индия за все время сотрудничества с Россией приобрела военного оборудования и вооружений более, чем на 40 млрд $. В отдельные годы, по экспертным оценкам, на ее долю приходилось до 40% российского военного экспорта. И хотя в последние годы из-за некоторого изменения структуры российского военно-технического сотрудничества на лидирующие позиции начинают выходить продажи военно-морских систем, развитие рынка авиавооружений по-прежнему носит взаимовыгодный характер для стран-партнеров.

В августе 2014 г. РФ и Индия начали совместную работу над созданием мини-версии крылатой ракеты «БраМос». Со стороны России в проекте участвует НПО машиностроения, со стороны Индии – Организация оборонных исследований и разработок (DRDO). Решение о разработке этого вида вооружений было принято в ходе «Оборонэкспо-2014». Первый старт ракеты запланирован на 2017 г. Благодаря размерам, ракету можно будет запускать, в том числе, с боевых самолетов.

Напомним, что большая «БраМос» и ранее могла быть запущена с Су-30МКИ, хотя по мнению конструкторов и военных заказчиков, она оказалась тяжеловата для истребителя. Действительно, первоначально индийцы хотели повесить на Су-30МКИ три ракеты, но поскольку «БраМос» весит сейчас 2,5 т, самолет способен нести только одну. Кроме того, хотя с такой большой ракетой истребитель может без проблем взлететь, приземлиться (если он ее не выпустил по цели) ему будет гораздо сложнее. С «Мини-БраМос» таких проблем быть не должно: уменьшенный вариант будет весить меньше двух тонн. По предварительным расчетам, Су-30МКИ сможет нести до трех «Мини-БраМос», корабельный МиГ-29К/КУБ – две, и индийский аналог истребителя пятого поколения Т-50 FGFA – тоже две (напомним, что эта машина разрабатывается совместно с российской компанией «Сухой»).

Сегодня в строю ВВС Индии находится 350 истребителей Су-30МКИ, и большими «БраМос» планируется оснастить от двух до трех эскадрилий. Остальные, включая 18 МиГ-29К/КУБ, базирующиеся на авианосце «Викрамадитья» (экс-«Адмирал Горшков»), будут, по всей видимости, дожидаться уменьшенной версии.

Индийцы торопятся: их главный стратегический соперник в регионе – Китай уже в 2015 г. вводит в строй свой первый авианесущий крейсер Shi Lang (экс-«Варяг», проданный КНР Украиной еще в конце 1990-х гг.). А к 2020 г. Пекин планирует построить еще два авианосца типа 085 и 089. Последний, по словам ряда экспертов, будет несколько напоминать советский атомный авианосец «Ульяновск», который так и не был в свое время достроен. Говорят, что его документацию Китай также выкупил у Украины, вместе с прототипом палубного истребителя Су-33 (Т-10К). Некоторые специалисты считают, что именно благодаря исследованию характеристик этого самолета, Китай так быстро завершил разработку собственного палубного истребителя J-15.

Москва – Пекин

Дабы у читателя не сложилось ошибочного впечатления о том, что военно-техническое сотрудничество Украины и Китая помешало связям Поднебесной с российскими специалистами, следует упомянуть, что российская «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК) и китайская корпорация COMAC в настоящее время рассчитывают занять до 10% рынка широкофюзеляжных самолетов. Эти планы предстоит реализовать в срок до 2032 г., передает «Росбалт» со ссылкой на слова президента ОАК Михаила Погосяна.

Во всяком случае, меморандум о сотрудничестве по программе перспективного пассажирского дальнемагистрального самолета был подписан весной 2014 г. в Шанхае. Создание Россией и Китаем совместного пассажирского самолета обойдется в 7-8 млрд $. Общий объем рынка широкофюзеляжных самолетов оценивается в 8 тыс. единиц, и 600-800 самолетов могут поставить Россия и Китай совместно. «Мы не ставим перед собой задачу конкурировать с существующими самолетами Boeing-747 и А-350. Мы хотим в первую очередь ориентироваться на рынок Юго-Восточной Азии, России, стран СНГ», — отметил Михаил Погосян.

Кстати, в 2014 г. Китай создал Инвестиционный фонд гражданской авиации объемом 20 млрд юаней (3,25 млрд $) для финансирования быстрорастущей отрасли гражданской авиации. Фонд управляется Beijing International Airport Co Ltd и предназначен для финансирования строительства новых аэропортов, авиационных экономических зон, бюджетных перевозчиков, грузовой и авиации общего назначения. Вполне возможно, что часть своей доли финансирования Китай выделит именно из этого фонда.

От Тель-Авива до Баранович

Но не все радужно на мировых рынках вооружений. Так, Рособоронэкспорту не удалось найти заказчиков на шесть российских истребителей Су-30К, находящихся в настоящее время на территории 558-го авиаремонтного завода в Барановичах (Республика Беларусь). В связи с этим самолеты могут быть списаны, считают военные эксперты. Дело в том, что хотя в 2015 г. Россия начнет поставку в Анголу 12-ти истребителей Су-30К, к оказавшимся в Барановичах шести машинам заказчики интереса пока не проявили.

История вопроса такова. Россия поставила 18 истребителей Су-30К в Индию во второй половине 1990-х гг. После начала масштабных поставок новых модернизированных истребителей

Су-30МКИ, Индия от устаревших Су-30К отказалась, и в 2008 г. вернула их России, взамен получив 18 Су-30МКИ (заплатив разницу в цене). В качестве покупателей старых истребителей изначально рассматривались Эфиопия, Египет и Белоруссия. Затем 12 машин приобрела Ангола, но еще шесть машин ангольцы приобрести отказались, мотивируя это тем, что вышли бы за пределы выданного Россией же целевого кредита, а жертвовать иными типами вооружений ради дополнительных шести самолетов не намерены.

Еще одна серьезная проблема в военно-техническом сотрудничестве – запрет Министерства обороны Израиля всем компаниям страны на переговоры с Россией о поставках беспилотных летательных аппаратов. Решение принято в связи с «продолжающимся российским вмешательством в конфликт на Украине».

Напомним, что «Рособоронэкспорт» впервые признал закупку израильских беспилотников в 2009 г. Спустя три года Израиль сообщил, что поставляет беспилотные аппараты в Россию с существенными ограничениями. В частности, директор военно-политического бюро Министерства обороны Израиля Амос Гилад утверждал, что Москва покупает аппараты Bird-eye и Searcher, которые были разработаны еще в 1990-е годы и не являются новейшими израильскими беспилотниками. Если это так, считают независимые эксперты, то заменить их вполне могут аналогичные машины белорусского производства, в последнее время активно продвигаемые официальным Минском.

Напомним, что переносной комплекс мини-БПЛА Bird-Eye 400 (взлетная масса – 5 кг, радиус действия – 10 км) и БПЛА среднетяжелого класса Searcher Mk II (426 кг и 250 км) производятся госкомпанией Israel Aerospace Industries. Сборку израильских беспилотников на территории РФ производили Уральский завод гражданской авиации (УЗГА), Казанский вертолетный завод; ряд российских предприятий успели освоить производство комплектующих для этих БПЛА, которые могут быть использованы, в частности, для их ремонта.

Борис Никонов

Партнеры