ДЗЗ: секретность – вещь странная

Россия занимает заметное, но далеко не главное место на мировой карте дистанционного зондирования Земли. В преддверие форума «GT 2021» мы попросили ведущих экспертов «НОЗС» назвать главные проблемы в сфере отечественного ДЗЗ. По их мнению, самые болезненные и острые вопросы связаны с коллективной безопасностью, наблюдениями за военной инфраструктурой, размещением войск и критически значимых объектов.

Читайте нас на:  

«В России практически отсутствует такой сегмент, как анализ космических снимков. Их часто выкладывают в социальные сети частные лица, а потом эту информацию используют СМИ. И происходит это по самым чувствительным вопросам. Публикуют размещение наших войск в Воронежской области, в Крыму. А почему нет снимков с размещением украинских войск? И таких примеров множество. Возможно, государству стоит обратить на них внимание, заняться пропагандой ГИТ», – предположил военный эксперт Юрий Лямин.

«Израильская компания ImageSat International часто публикует снимки российской инфраструктуры в Сирии, результаты ударов израильской армии по сирийским и иранским объектам. Интересно было бы узнать, получают ли они заблаговременно информацию, что, где и когда снимать или ведут съемки с достаточно высокой частотой. На российском рынке подобный продукт практически отсутствует», – констатирует научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, внештатный сотрудник Института исследования проблем мира и безопасности при Гамбургском университете (IFSH) Дмитрий Стефанович.

Он подчеркивает, что, например, в Израиле и США любят публиковать снимки из Сирии, Северной Кореи, Китая, России, а подобных снимков из самих США и Израиля в публичном пространстве нет. Возникает ниша, которая может заинтересовать иностранных партнеров в третьих странах.

«Все-таки, даже с поправкой на качество, у России есть спутники, которые могут предоставлять снимки по запросу. Но система организована настолько неудобно, что никто ей не пользуется. Хоть Дмитрий Олегович Рогозин и выкладывает регулярно снимки с отечественных «Канопусов», но этого мало. И сравнивать качество выкладываемых в общий доступ снимков «Роскосмоса» с качеством эксклюзивного продукта даже коммерческих провайдеров несолидно, разрешение отличается на порядки. Если же говорить о потенциале иностранных государства, то, помните, Дональд Трамп выложил фотографии взорвавшейся на стартовом столе иранской ракеты-носителя? Это был первый в публичном доступе снимок КА семейства «KeyHole-11», подтвердилось, что его качество недосягаемо для остальных «игроков». Это как космический телескоп Hubble, только повернутый к Земле», – сравнил Стефанович.

Другой проблемой эксперт назвал проблемы ИИ и машинного обучения: «Есть такая «пугалка»: существующие спутниковые группировки США и их союзников, в том числе коммерческие, 24 часа в сутки держат под наблюдением районы базирования отечественных стратегических ядерных сил. Законы небесной механики могут обеспечить это лишь на короткое время, но, если добавить технологии обработки массивов данных (что-то вроде sensor fusion, но на основе информации, поступающей со спутников – причем как оптоэлектронных, так и радиолокационных), круглосуточно получать «слепок» заданного района, наверное, возможно».

Специалист по международной безопасности предположил, что лучшим средством противостояния в такой ситуации должно быть не повышение секретности, а увеличение количества открытых данных, в том числе и из геоинформационных систем различного назначения.

«Российская секретность в отношении дистанционного зондирования Земли вещь странная. В принципе практически все страны, которые хотели что-то увидеть из космоса, уже давно или запустили свои космические аппараты, или купили нужные снимки. И все это понимают. При этом засекречивание «для своих» только усложняет работу российских коммерческих компаний, работающих в отрасли космических снимков, и не дает никакой дополнительной защиты», – полагает научный журналист Михаил Котов.

В результате эксперт констатирует отставание на пустом месте, без каких-либо рациональных причин. «И что с этим делать – не совсем понятно», – резюмирует Котов.

 

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 

Партнеры