Перестройка армии Египта: непростой квест продолжается

Текст:  Акрам Харьеф 

Сентябрь 2018 года, египетский ВМФ, один из крупнейших военно-морских флотов в регионе, подписывает контракт на 1,3 млрд долларов на закупку двух немецких фрегатов MEKO производства Thyssen Krupp Marine Systems.

Перед официальным объявлением о сделке федеральному правительству Германии становится известно, что средства станут поступать от Саудовской Аравии (находящейся на тот момент под введенным Германией эмбарго).

В итоге поставщик попросило отложить исполнение контракта и предоставить доказательства того, что наступательное оружие не будет находиться под командованием саудитов. Чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки и предоставить Германии требуемые гарантии президенту Аль-Сиси пришлось совершить визит в Берлин и встретиться с канцлером Ангелой Меркель.

Проблемная сделка имела вполне определенные технические последствия, выразившиеся в соглашении о том, что Египет не получит доступ ни к зенитным баллистическим ракетам средней дальности Aster 30, которые будут заменены на более скромные южно-африканские Umkhonto, ни к управляемым снарядам Vulcan для корабельных орудий (согласно имеющейся у нас информации).

Эта история отлично иллюстрирует общую ситуацию, сложившуюся в наиболее населенной стране Арабского мира с 92 млн жителей. Недостаток финансирования, неспособность обеспечить единого поставщика, отсутствие внятной логистической стратегии и необходимость содержать огромную армию – вот они, "семь казней египетских".

Египетский военно-морской флот – хороший пример этих нестыковок. Два французских десантных корабля (BDSL), "Мистраль", французский же фрегат FREMM, две немецкие подводные лодки типа 209, четыре американских фрегата Perry, два фрегата Knox и два китайских фрегата Jianghu. Аналогичная картина и с корветами: на вооружении в египетском ВМФ стоят два французских Gowind, один корейский Pohang и два испанских Descubierda.

Такая диверсификация оказывает непосредственное влияние на логистику систем вооружений и коммуникационных сетей. Например, если рассматривать ракеты "земля-земля", ВМФ Египта имеет американские UGM-84 Harpoon, французские MM-40 Exocet, а также советские или китайские Р-15. С зенитно-ракетной техникой ситуация еще хуже, поскольку здесь французские French Aster 15 и MICA VL сосуществуют с американскими SM1 и RAM наряду с российскими системами "Игла".

То же самое относится к системам коммуникации и опознавания "свой – чужой", которые, как правило, поступают как минимум от трех поставщиков.

Еще один недостаток египетской армии заключается в том, что на протяжении более 30 лет она зависела от военной помощи США и имела доступ к EDA (Excess Defence Articles* – это излишки предметов вооружения и военной техники), то есть к вооружениями и технике, бывшим в употреблении и не всегда хорошего качества или в хорошем состоянии.

После падения режима Анвара аль Садата в 2012 году и государственного переворота против президента Мохамеда Морси в 2013-м поступление помощи от США в размере 3 млрд долларов в год неожиданно прекратилось, причем в виде "бонуса" последовало квази-эмбарго на закупки вооружений в США. Разумеется, все это это влияет на возможности поддерживать различное оборудование и вооружение в рабочем состоянии.

Перед лицом наступающей гражданской войны и с появлением террористических партизанских групп на Синае египетской армии пришлось переосмыслить свою стратегию и переоснастить войска, чтобы противостоять хорошо вооруженным формированиям типа ИГИЛ (организация запрещена в Российской Федерации) в Сирии и Ираке. Возникла потребность в обеспечении солдат боевой экипировкой, высокоточным оружием и бронированным транспортом. На вооружение были приняты новые бронированные машины с противоминной защитой, увеличен парк тяжелой колесной техники КрАЗ, были усилены и системы РЭБ.

Каир находится в окружении довольно опасных соседей. На юге присутствие проблемного Судана требует размещения войск на весьма больших расстояниях от столицы. То же можно сказать и об Эфиопии, которая планирует построить большую дамбу на Ниле и уже заставила Египет пересмотреть его доктрины и силы оперативного реагирования вдали от своих границ, а также задуматься о заказе судов снабжения и расширении военного присутствия. На западе фактором нестабильности выступает Ливия, что заставляет мобилизовывать силы воздушной поддержки и разведку с учетом возможности военного вмешательства.

Наконец, Израиль остается угрозой для Каира и часто выступает как арбитр при закупках Египтом вооружений. Например, немецкому холдингу TKMS (ThyssenKrupp Marine Systems) для продажи двух подводных лодок типа 209 и подписания соглашения о поставке двух фрегатов MEKO потребовалось получение одобрения от Тель-Авива и соответствие особым условиям по вооружению (без возможности оснащения лодок ракетами).

Помимо этого, Египет находится под действием скрытых эмбарго на отдельные виды вооружений, введенных некоторыми странами. Соединенные Штаты, Германия, Великобритания и Италия больше не предоставляют лицензии на экспорт в Египет стрелкового оружия. Beretta, которая заключила первый контракт с египетскими морскими силами специального назначения на поставку штурмовых винтовок ARX160 и ARX200, не смогла добиться более крупного контракта на вооружение армии. В конце концов место Beretta заняли Bren 2 чешской компании CZ.

Еще одна проблема, стоящая перед Египтом, заключается в недостаточности финансирования и экономической зависимости от помощи Саудовской Аравии и ОАЭ. Именно отсутствие экономической стабильности насторожило Россию, которая воспользовалась преимуществом относительно пакета восстановительных мер для "Мистраля", но ограничила количество вооружений, поставляемого в Египет. Между 2012 и 2017 годом Египет потребовал кредит в размере 60% от суммы контракта, а в 2018 году поставил условие подписания контрактов на поставки вооружений со стопроцентным кредитованием от цены контракта. Сегодня эта финансовая нестабильность лежит тяжелым грузом на отношениях Египта с поставщиками.

Россия, в частности, готова поставлять вооружения только на условиях полной оплаты. Французское правительство, которое давало гарантии по египетским кредитам (Rafale и FREMM), больше их не дает. Только Германия в контракте с MEKO предлагает определенный тип кредита через фонд Euler Hermes, но, опять же, Германия может очень быстро ограничить свои поставки вооружений странам, не входящим в НАТО.

При президенте Абделе Фаттахе Аль-Сиси импорт вооружений в Египет вырос на 215% за последние пять лет. Этот существенный рост закупок весьма предсказуем и оправдан сложившейся политической ситуацией Угрозы национальной безопасности Египта значительно усилились с 2013 года, а египетская "война против терроризма" была ключевым элементом политики президента Сиси. На протяжении последних пяти лет наибольших успехов в установлении крепких отношений с Египтом в сфере ВТС добилась Франция. Согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), 37% египетского импорта вооружений в этот период приходилось на Францию, 26% поступило из США и 21% – из России.

Основные торговые соглашения Египта. Ретроспектива

Надо отметить, что лишь после революции против "Братьев-мусульман" Египет задействовал новую стратегию для диверсификации своих внешних отношений. Исключив традиционную монополию США, Сиси стал обращаться к разным поставщикам. Франция, Россия и Германия, среди прочих, получили крупные заказы на поставки военной техники для египетского режима.

В 2014 году результатом визита президента Сиси в Россию стал контракт на сумму 3,5 млрд долларов, направленный на модернизацию ракетной системы Египта и усиление и без того мощных воздушных сил страны. Соглашение включало также 46 истребителей МиГ-29М/М2, зенитные ракетные системы С-300. В 2015 году Египет подписал соглашение с Россией о поставке 46 вертолетов Ка-52, и ведутся переговоры о дополнении этого соглашения (или заключении нового) относительно импорта вертолетов Ка-52К для военно-морских сил. Отношения с Россией были весьма продуктивными между 2012 и 2017 годами. За это пятилетие Египет полностью обновил наиболее важные армейские подразделения противовоздушной обороны.

Со времен арабо-израильской войны 1973 года и, в том числе, после рекомендаций российских военных специалистов, в египетской армии знают, что для противостояния врагам со стороны Израиля необходимо обеспечивать доминирование в небе с помощью ракетных комплексов. После временного охлаждения российско-египетских двусторонних отношений в 1980-х Каир обратился к Франции и Соединенным Штатам для усиления своей противовоздушной обороны, которая начала устаревать. Египет выбрал Hawk и Rattlesnake в качестве передвижных комплексов и радары AN/TPS 72. Также инвестировал в системы раннего предупреждения, приобретя шесть радаров Hawkeye E-2C для самолетов.

Но эта стратегия претерпела изменения с 2012 года после восстановления эффективной системы 2A2D (раннего предупреждения о нападении), основанной на применении российского опыта. Эта система базируется на двух условиях: мобильность оборудования и его автономия. Последнее определяет свойство самозащиты и взаимной защиты систем. Египет модернизировал свои системы С-75 (колесные), С-125 и КУБ, оснастив их лучшими радарами и средствами коммуникации. Для поддержки бронетранспортных подразделений силы противовоздушной обороны развернули С-125 на мобильных шасси, КУБ и "Тор-М1". Для целей региональной обороны Египет полагается на комплексы С-300.

Началась тенденция к диверсификации с опциона на самолеты Rafale. Так, в 2015 году Египет согласился приобрести 24 истребителя Rafale у Франции как исполнение части контракта на покупку вооружений на сумму 5,9 млрд долларов. В 2016 году было принято решение купить два авианосца "Мистраль".

В заключение следует отметить, что будущее Египта как крупного покупателя на рынке вооружений пока что довольно неопределенно. Если не будет принято решение о начале сотрудничества с Китаем, трудности, связанные с содержанием такой большой египетской армии, будут только возрастать.

 


По программе, принятой в 1949 г., за границу поставляются оружие и военная техника, которые Пентагон выделяет из своих запасов. С 1984 г. эта программа реализуется в ограниченных объемах. 

 

©"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
№ 2 (55) 2019г. , Санкт-Петербург 

 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры