Торпедное вооружение КНР

В Китае традиционно значительное внимание уделяется совершенствованию вооружений национальных военно-морских сил (ВМС).

 

 

 

В условиях наращивания группировок ВМС США в Азиатско-Тихоокеанском регионе для китайских военно-морских сил приобретает особую важность развитие торпедного вооружения национального производства, позволяющего гарантированно поразить надводные и подводные корабли вероятного противника в случае развязывания вооруженного конфликта в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

Китайской военно-морской стратегией в перспективе до 2050 г. определено создание мощного флота, способного решать задачи по защите национальных интересов в любом районе Мирового океана. Приоритеты для достижения указанной цели расставлены следующим образом: постройка авианесущих и десантных кораблей; наращивание количества палубных истребителей и вертолетов; увеличение количества современных дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ); оснащение ВМС беспилотными летательными аппаратами. С учетом введенного в 1989 г. оружейного эмбарго против КНР и особенностей вооруженной борьбы на море, все перечисленные платформы в обязательном порядке предполагается укомплектовать торпедным вооружением национального производства.

Планами командования ВМС Народно-освободительной армии Китая (НОАК) определено до 2035 г. поставить на вооружение морские робототехнические комплексы военного назначения (МРТК ВН), соответствующие по своим тактико-техническим характеристикам (ТТХ) американским аналогам Remus-600, Ghost Swimmer и Knifefish. Предполагается, что перспективные МРТК ВН, оснащенные торпедными аппаратами, будут малозаметны и смогут в случае конфликта между ВМС США и ВМС НОАК в Южно-Китайском море стать весомым аргументом при достижении китайским флотом конечных целей войны. В качестве усиления командование китайских ВМС также может задействовать истребители-бомбардировщики «Цзяньхун-7А», экипажи которых регулярно отрабатывают пуски авиационных торпед.

 

Для государства cо слабым уровнем научно-технического развития копирование является неизбежным историческим этапом и эффективным путем за короткое время достичь мирового уровня. Требуется четыре этапа – изучение, освоение чертежей и материалов, экспериментальное изготовление и совершенствование характеристик изделия. При производстве наших торпед мы «китаизировали» заимствованные у СССР изделия, после чего создали основу для их совершенствования, самостоятельных исследований и проектирования.

Лю Хуацин (刘华清), государственный деятель КНР, адмирал, командующий ВМС НОАК 1982-1988 гг., идеолог китайской военно-морской доктрины

 

Начальный период производства торпедного вооружения в КНР

В ходе советско-китайского военно-технического сотрудничества в 60-70-х гг. СССР поставил в КНР широкую номенклатуру вооружений, среди которой значились и торпеды. На основе полученных из СССР образцов были созданы китайские аналоги, получивший обозначение «Yu» (по кит. «鱼» – «Рыба»). При этом китайские модели отличались от российских более совершенной системой наведения, поскольку технологии и технологическая документация их производства были выкуплены в полном объеме.

Представляется возможным выделить несколько этапов становления производства торпедного вооружения в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) КНР. В рамках «первого этапа» (с 1960 до 1980 гг.) были сформированы группы разработчиков компонентов торпед. В качестве основ для опытно-конструкторских работ (ОКР) использовались советские торпеды. Характерной особенностью данного периода стал объективный недостаток опыта китайских специалистов: конструкторы пытались прорабатывать несколько вариантов одной торпеды, что удлиняло производственный процесс до 10 лет. В  рамках «первого периода» китайские инженеры предприняли попытки по разработке электрических самонаводящихся торпед для борьбы с подводными лодками (ПЛ) и надводными кораблями (НК), авиационных торпед, торпед с активно-пассивной акустической системой наведения (таблица 1).

В рамках «второго этапа» (с 1980 по 1990 гг.) китайские инженеры исследовали западные образцы торпедного вооружения. Значительную роль в становлении производства торпед в интересах ВМС НОАК сыграли поставки иностранных образцов закупленных в рамках военно-технического сотрудничества (таблица 2), что в перспективе позволило создать собственные легкие торпеды и противолодочные управляемые ракеты (ПЛУР).

Так, в 1987 г. Китай приобрел в Италии 40 легких электрических 324-мм противолодочных торпед А244S производства «Whitehead» и соответствующие трехтрубные торпедные аппараты, а в начале 90-х гг. начал самостоятельное производство их копий под обозначением ЕТ52 для оснащения эсминцев и противолодочных вертолетов «Чжи-9C» (рисунок 1).

Рисунок 1 – Внешний вид торпеды ЕТ52

Также были закуплены российские 533-мм противокорабельные  самонаводящиеся торпеды 53-65КЭ (экспортный вариант торпеды 53-65К образца 1969 г.) для вооружения полученных от России ДЭПЛ пр. 877ЭКМ и 636. Торпеда оснащена парогазовой поршневой силовой установкой (энергоноситель – керосин+кислород) и активной акустической системой самонаведения по кильватерному следу корабля (рисунок 2).

Рисунок 2 – Внешний вид торпеды 53-65КЭ

В 1998-2000 гг. Китай получил 533-мм противолодочные  телеуправляемые электрические торпеды ТЭСТ-71МКЭ и ТЭСТ-71 НК/МЭ (модернизированные экспортные варианты советской торпеды ТЭСТ-71 образца 1971 г.). Анализ военно-технических изданий позволяет утверждать, что система наведения торпед типа ТЭСТ-71 была комбинированной, включающей телеуправление по проводам, а самонаведение включало акустическую активно-пассивную систему (рисунок 3).

Рисунок 3 – Внешний вид торпеды ТЭСТ-71МКЭ

В 1998 г. китайские специалисты приобрели у Казахстана 40 советских универсальных реактивных торпед М-5 комплекса ВА-111 «Шквал» образца 1977 г. Торпеда представляет подводную прямоидущую твердотопливную ракету калибра 533-мм (масса 270 кг, длина 820 см), развивающую маршевую скорость 90-100 м/с при эффективной дальности хода не менее 7 км. В ВМФ СССР подводные лодки снаряжались данными торпедами как в обычном, так и ядерном оснащении (рисунок 4).

Рисунок 4 – Внешний вид торпеды М-5 комплекса ВА-111 «ШКВАЛ»

 

Воспрещение доступа военно-морским силам зарубежных стран в прибрежные акватории является важным направлением обеспечения военной безопасности КНР. Прошедшие модернизацию торпеды «первого» и новые образцы «второго» и «третьего» поколений стали необходимым условием поддержания боеготовности нашего флота. Мы и дальше продолжим совершенствовать возможности в области противолодочной обороны в Южно-Китайском море – зоне наших национальных интересов.

Шэнь Цзиньлун (沈金龙), командующий ВМС НОАК, адмирал

 

Торпеда «Yu-1»

Принятая на вооружение в 1971 г. противокорабельная неуправляемая торпеда «Yu-1» калибром 533-мм является копией советской торпеды 53-51 образца 1951 г. Это первая торпеда собственно китайского производства, предназначенная для ДЭПЛ типа «Ромэо» (пр. 033) и торпедных катеров (ТК) типа «Хучуань» (пр. 183). Силовая установка торпеды – парогазовая поршневая (энергоноситель – керосин + воздух). В 80-е гг. китайская промышленность передала в ВМС НОАК модернизированный вариант этой торпеды «Yu-1А» с пассивной акустической системой самонаведения, позволяющей поражать цели с минимальным отклонением от курса (рисунок 5).

Рисунок 5 – Внешний вид торпеды «Yu-1»

Торпеда «Yu-2»

«Yu-2» является копией советской торпеды РАТ-52. Она предназначалась для применения с китайских бомбардировщиков «Хун-5» и штурмовиков «Цян-5» в модификации торпедоносец. Разработка торпеды началась в 1958 г., первые испытания прошли в районе военно-морской базы Люйшунь в 1960 г. По оценке китайских производителей данный образец оказался неудачным, поскольку не оправдал затраты на проведенную ОКР: планировалось изготовить не менее 2000 торпед, но фактически было собрано и передано в авиационные части около 200 ед. «Yu-2» (рисунок 6).

Рисунок 6 – Внешний вид торпеды «Yu-2»

Торпеда «Yu-3»

Противолодочная самонаводящаяся электрическая торпеда  «Yu-3» калибром 533-мм разработана в 80-е гг. по образцу советской торпеды  СЭТ-65 образца 1965 г. и предназначена для атомных подводных лодок (АПЛ). Торпеда имеет акустическую пассивную систему  самонаведения. Главным разработчиком выступил 705-й НИИ Китайской кораблестроительной корпорации (ККК). Фактически, китайским разработчикам удалось создать универсальный образец торпедного оружия, позволяющий бороться с надводными и подводными кораблями вероятного противника. В 1985 г. была предпринята попытка разработки усовершенствованного варианта торпеды под обозначением «Чжунхуасун-II» (экспортное наименование – ЕТ32). Обновленная версия торпеды проходила испытания в период с 1988 по 1997 гг. в акватории Южно-Китайского моря, где на завершающем этапе экипаж АПЛ типа «Хань» потопил судно-мишень водоизмещением 1750 тонн. Однако на вооружение ВМС  и на продажу в другие страны модификация торпеды «Yu-3» не поступила (рисунок 7).

Рисунок 7 – Внешний вид торпеды «Yu-3»

Торпеда «Yu-4»

Противокорабельная самонаводящаяся электрическая торпеда «Yu-4» калибром 533-мм (аналог советской торпеды САТЭ-60 образца 1961 г.) принадлежит ко второму поколению китайских торпед и существует в двух вариантах – «Yu-4А» с пассивной акустической системой  наведения и «Yu-4В» (экспортное обозначение ЕТ31) с активно-пассивной. Разработка стала возможной благодаря конструкторской документации и нескольким образцам, полученным из СССР. Серийное производство торпеды стартовало в 1984 г. Торпеды «Yu-4А» и «Yu-4В» входят в комплект вооружения ДЭПЛ пр. 033, 035, 039, 040, а также  комплект поставки экспортных ДЭПЛ проектов S20, S26 и МS (рисунок 8).

Рисунок 8 – Внешний вид торпеды «Yu-4»

Торпеда «Yu-5»

Противолодочная телеуправляемая торпеда «Yu-5» калибром 533-мм поступила на вооружение ДЭПЛ ВМС НОАК в 1995 г. Силовая установка торпеды – тепловая,  система наведения – комбинированная, включая телеуправление по проводам и акустическую активно-пассивную систему самонаведения. Западные эксперты предполагают, что прототипом торпеды является российская торпеда ТЭСТ-71 (рисунок 9).

Рисунок 9 – Внешний вид торпеды «Yu-5»

Торпеда «Yu-6»

Противолодочная торпеда калибром 533-мм «Yu-6», предназначенная для уничтожения быстроходных глубоководных атомных подводных лодок, представляет китайскую  копию американской торпеды Vk 48. Китайские специалисты также попытались внедрить в нее некоторые измененные детали от американской торпеды Мк 46, которая была выловлена китайскими рыбаками в 1978 г.  Разработка торпеды «Yu-6» началась в середине 80-х гг. Программа шла медленно по причине возникших технических проблем (совмещение в одной торпеде советских и американских наработок). «Yu-6» – первая торпеда китайской разработки, способная, преследуя надводный корабль (НК) или ПЛ, выполнять маневры уклонения от активных и пассивных противоторпедных средств. Торпеду приняли на вооружение ВМС НОАК в 2005 г. Она предназначена для вооружения АПЛ (пр. 093 и 094) и ДЭПЛ (пр. 039, 040, 041) (рисунок 10).

Рисунок 10 – Внешний вид торпеды «Yu-6»

 

Китай был единственным союзником СССР, специалисты которого проходили подготовку в вузах по общим с советскими гражданами программам на специальном факультете морского подводного оружия Ленинградского кораблестроительного института.

Чжан Чжаочжун (张召忠), контр-адмирал запаса, теоретик китайской военной доктрины, ведущий передачи «Оборона поднебесной» на центральном телевидении Китая ( ССTV-7)

 

Торпеда «Yu-7»

Легкая противолодочная самонаводящаяся торпеда «Yu-7» калибром 324-мм – китайская копия легкой американской торпеды Мк 46 образца 1967 г. В начале 90-х гг. была принята на вооружение различных типов китайских эсминцев, фрегатов и противолодочных вертолетов «Чжи-9C» и «Чжи-8». Силовая установка торпеды – тепловая на унитарном топливе (типа «ОТТО»), система самонаведения – активно-пассивная акустическая. В качестве движителя торпеды используются два гребных винта с противоположным вращением (рисунок 11).

Рисунок 11 – Внешний вид торпеды «Yu-7»

Торпеда «Yu-8»

Разработка торпед «Yu-8» проводилась с 2002 по 2006 гг. В 2013 г. ВМС НОАК провели учения по противолодочной обороне с применением данного боеприпаса.  На основе торпеды «Yu-8» китайские инженеры разработали ПЛУР, предназначенные для расширения возможностей противолодочной обороны (ПЛО): фрегатов УРО типа «Сюйчжоу» (пр. 054А) и корветов типа «Бэнбу» (пр. 056/056А). ПЛУР представляет сочетание легкой торпеды итальянского производства A244S «Whitehead» и твердотопливного ускорителя противокорабельной ракеты (ПКР) «Инцзи-81». Масса ПЛУР составляет 610 кг, длина 5 м, диаметр 400 мм.

По китайским оценкам, ПЛУР обладают наилучшей боевой эффективностью, поскольку сближение боеприпаса с подводной целью, в основном, остается незамеченным для ПЛ вероятного противника. Отличительной особенностью ПЛУР на основе торпеды «Yu-8» является возможность запуска из вертикальных пусковых контейнеров (ВПК) зенитно-ракетного комплекса «Хунци-16» («HQ-16»), что достигнуто благодаря применению компактного твердотопливного ускорителя и торпеды «Yu-7». При наличии 24 ВПК корабль может быть вооружен 6 ПЛУР (рисунок 12).

Рисунок 12 – Внешний вид ПЛУР на основе торпеды «Yu-8»

Торпеда «Yu-9»

Электрическая малошумная телеуправляемая торпеда «Yu-9» калибром 533-мм также стала основой для создания новых образцов ПЛУР. По данным китайских военно-технических изданий, она по своим ТТХ сравнима с американской торпедой Mк 50. В 2017 г. на китайском телеканале «CCTV-7» (аналог телеканала «Звезда») вышла серия репортажей, подтвердивших разработку в КНР ПЛУР на основе торпеды «Yu-9» и поставку ее на вооружение надводных кораблей ВМС НОАК (рисунок 13).

Рисунок 13 – Внешний вид ПЛУР на основе торпеды «Yu-9»

Торпеда «Yu-10»

Серийное производство тяжелой тепловой многофункциональной торпеды «Yu-10» началось в 2014 г. Первые поставки на вооружение АПЛ ВМС НОАК зафиксированы в 2015 г. Электронная система управления торпеды позволяет выполнять бесступенчатое увеличение либо уменьшение скорости в зависимости от удаления цели. Движение торпеды обеспечивает водометный движитель. Работу «закрытой» системы управления торпедой обеспечивает оптико-волоконный кабель, благодаря которому китайским инженерам удалось повысить дальность пуска, но сохранить габариты катушки. Суммарная длина торпеды с проводной катушкой не превышает 7 метров.  Масса боевой части составляет около 230 кг. В дальнейшем при разработке торпед китайские конструкторы рассчитывают увеличить максимальную скорость боеприпаса до 70 узлов (рисунок 14).

Рисунок 14 –  Внешний вид торпеды «Yu-10»

Торпеда «Yu-11»

Опыт, полученный в ходе эксплуатации «Yu-7», послужил основой для разработки и создания торпеды «Yu-11», отличающейся от предыдущей длиной (более 3 м) и наличием движителя типа «памп-джет». Эти торпеды запускаются из однотипных торпедных аппаратов с одних и тех же носителей. Оценочно, ее ТТХ сопоставимы с американской Mк 50. «Yu-11» применяется в качестве боевой части ПЛУР «CY-5», выстреливаемых из установки вертикального пуска и размещаемых на надводных кораблях китайских ВМС последнего поколения – эсминцах УРО «Ланьчжоу» (пр. 052С) и фрегатах «Сюйчжоу» (пр. 054А) (рисунок 15).

Рисунок 15 –  Внешний вид ПЛУР «CY-5» на основе торпеды «Yu-11»

Торпеда «Yu -12»

По данным китайских источников, перспективная торпеда «Yu-12» будет обладать дальностью пуска более 80 км. Кроме того, китайские специалисты планируют оснастить ее цифровой системой обратной связи, которая позволит постоянно корректировать траекторию торпеды в зависимости от координат цели. Благодаря более современной активной акустической головке самонаведения эта модель будет способна, находясь под водой, самостоятельно обнаруживать цель на дальности более 2000 м. В настоящее время рассматриваются варианты комплектования противолодочных вертолетов и самолетов базовой патрульной авиации ВМС НОАК данной торпедой. Подробная информация о ней отсутствует (кроме сведений об «увеличении мощности двигателя, глубины хода и длины изделия»), но публикации в специальной литературе по тематике антиторпед КНР с высокой вероятностью позволяют предполагать наличие у нее режима антиторпеды.

 

Китайская оборонная промышленность предлагает нашим заказчикам широкую номенклатуру торпед для оснащения подводных лодок и надводных кораблей. КНР является одной из немногих стран, где налажено производство торпед, носителем которых выступает вертолетная техника .

У Юнцзе (吴永杰), генеральный директор Китайской кораблестроительной корпорации

 

Общая ситуация в сфере торпедостроения

В настоящее время предприятия ОПК КНР осуществляют в интересах ВМС НОАК выпуск двух моделей торпед: «Yu-10, 11». В настоящее время НИОКР по минно-торпедному вооружению осуществляются под руководством Научного комитета судостроения КНР. В испытаниях новых образцов минно-торпедного и ракетно-торпедного вооружения задействованы несколько испытательно-мишенных полигонов (ИМП) ВМС НОАК, расположенные в провинциях Ляонин (акватория Бохайского залива), Чжэцзян (район г.Нинбо) и Юньнань (г. Куньмин).  На постоянной основе в районе г. Куньмин в акватории озера Фусяньху функционирует 750-й глубоководный ИМП ВМС НОАК (таблица 3).

Китай таблица 3

 

Проведенное исследование показывает, что в боекомплекте ПЛ ВМС НОАК имеются как тепловые, так и электрические торпеды с высокими ТТХ и пониженной шумностью («Yu-6», «Yu-9», «Yu-10»). В боекомплекте ПЛ старых проектов сохраняются старые Yu-3, но они модернизированы и на них установлена система телеуправления. Устаревшие прямоидущие парогазовые торпеды «Yu-1» используются для тренировки экипажей. На вооружении надводных кораблей ВМС НОАК стоят торпеды «Yu-7»  и «Yu-11», причем анализ публикаций по тематике позволяет предположить факт проведения НИОКР по тематике антиторпед с реализацией их результатов в «Yu-11» (таблица 4).

Китай 4

 

Данные по торпедам «Yu-8», «Yu-9» и «Yu-10» разнятся и не имеют достоверной привязки к конкретным образцам. Вместе с тем имеется достоверная информация о создании электрической малошумной торпеды национального производства. Впервые новая торпеда «попала в кадр» при посещении председателем КНР Си Цзиньпином атомной ПЛ в 2018 г. При этом в китайских СМИ упоминалось о внедрении с 2010 г. оптоволоконного телеуправления торпеды.

Выводы

Таким образом, изучение возможностей китайского ОПК по производству торпедного вооружения позволяет сделать следующие выводы и обобщения:

  1. Проводимые в Китае НИОКР в области торпедного оружия, а также программы модернизации существующих образцов позволили оснастить ВМС НОАК эффективными средствами ведения подводной войны. Китайские разработчики данного вида вооружения прилагают значительные усилия по поиску новых технологических решений, прежде всего в области современных источников электропитания, гидроакустических систем наведения, систем навигации и управления, а также эффективных боевых частей в целях увеличения срока службы торпед.
  2. ОКР по созданию торпед начиная с 1960-х гг. велись в КНР системно, при широкой поддержке и контроле со стороны руководства страны, с проведением большого объема исследований и экспериментальных работ и набором большой статистики испытаний торпед на море. В рамках работ на современном этапе над новыми торпедами китайские специалисты сконцентрировали усилия над снижением акустической заметности, также проводятся работы по внедрению композитных материалов и более производительных процессоров в системы управления и наведения.
  3. Официальная и относительно точная информация по китайскому торпедному вооружению доступна только по устаревшим и экспортным образцам («Yu-4 – Yu-7»). Вместе с тем имеется определенное количество достоверной информации, включая фотографии, позволяющей понять логику развития торпедного вооружения ВМС НОАК («Yu-8 – Yu-11»), изменение взглядов на его облик и тактику применения и, в некоторых случаях, особенности проведения НИОКР.
  4. В настоящее время на вооружении ВМС НОАК находятся торпеды «Yu-6» –«Yu-11». Устаревшие образцы применяются для отработки действий экипажа во время учебно-боевых стрельб. Данные по ТТХ торпед «Yu-8» – «Yu-10» не имеют привязки к конкретным образцам и разнятся в китайских и зарубежных (в основном американских) военно-технических изданиях.
  5. Отдельно стоит отметить работы ВМС КНР по разработке ПЛУР. Информация об этом в китайских СМИ и военно-технических изданиях не только фрагментарна, но и зачастую искажена. Поэтому информацию в данной области в дальнейшем целесообразно систематизировать с точки зрения реальных возможностей китайского ОПК.

 

Автор - Роман Кошкин

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (67), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры