Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Новая страница в оборонной политике ЕС?

Наращивание автономных европейских мощностей в сфере обороны и безопасности обсуждается в ЕС не первый год. Тема стала ещё более актуальной после 24 февраля. Эксперты аналитического центра Carnegie Europe попытались ответить на вопрос, насколько серьезны намерения ЕС в сфере построения европейской системы обороны и безопасности.

 

Российско-украинский конфликт, воспринимаемый в ЕС как «тектонический сдвиг в европейской истории», сделал долгоидущую дискуссию о европейской безопасности вопросом практической важности.

После начала российской «спецоперации» ЕС уже проделал ряд важных шагов в этом направлении. Эксперты отмечают активизацию поставок военной техники и оружия Украине через Европейский фонд мира (European Peace Facility), ряд договоренностей о «более умном» инвестировании в оборону и выделение 2 млрд евро на инновации через План оборонных инноваций ЕС (EU Defence Innovation Scheme). Кроме того, в марте Европейским Советом был официально одобрен разрабатывавшийся несколько лет Стратегической компас ЕС – амбициозный план действий ЕС в области обороны до 2030 года.

Отдельно отмечается увеличение оборонных расходов в европейских странах. Наиболее громкий случай – создание немецкого оборонного фонда в 100 млрд евро, который пойдет на обновление оборонного потенциала страны. Правительство Нидерландов также одобрило выделение дополнительных 5 млрд евро на оборонные затраты. Как пишет научный сотрудник отдела безопасности Нидерландского института международных отношений Клигендаль Адайя Стоетман,

«В результате многие европейские страны достигнут установленной в 2014 году цели НАТО, а именно повысить военные затраты стран Альянса до 2% ВВП, раньше, чем планировалось ещё в начале 2022 года».

Большинство экспертов сходятся во мнении, что Евросоюз должен играть более значительную роль в вопросах европейской безопасности и иметь способность автономного он НАТО действия. Вместе с тем, они достаточно скептичны относительно мнения, что нынешний конфликт ускорит выработку соответствующих решений на уровне ЕС.

Комментируя шаги ЕС в области безопасности, директор Института политики Globsec Алена Кудзко пишет:

«Если бы эти действия были предприняты год назад, они были бы расценены как серьезный шаг вперед. Но ситуация кардинально изменилась — успехи Европы в области обороны нельзя сравнивать с ее прежним "я", а скорее с вызовом, брошенным её противниками».

С одной стороны, потенциальное включение в НАТО Швеции и Финляндии приводит к дальнейшему «наслаиванию» ЕС и Североатлантического альянса и открывает возможности для более детального разделения полномочий между двумя структурами. С другой — вклад ЕС в коллективную безопасность встречает несколько проблем.

Основная сложность, на которую указывают многие авторы, состоит в недостатке координации в оборонной сфере. Несмотря на то, что все государства ЕС серьезно относятся к вопросам безопасности, их усилия носят преимущественно разрозненный характер. Это результат как исторических и географических особенностей, так и различий в стратегических доктринах и культурах, а также в восприятии угроз.

Кроме того, существует расхождение относительно того, каким образом лучше инвестировать в безопасность. Как пишет редактор по вопросам обороны и безопасности в Институте исследования безопасности ЕС (EUISS) Дэниел Фиотт, в то время как часть стран соглашается на то, что затраты на безопасность должны регулироваться коллективно на уровне институтов ЕС, другие настаивают на том, что вопросы финансирования безопасности должны оставаться прерогативой государств.

Но не все разделяют оптимизм в отношении будущего автономной системы обороны и безопасности Евросоюза. Ряд исследователей считает, что амбиции ЕС в области «стратегической автономии» являются неоправданными. Отмечается,что ЕС стоит сосредоточиться на других сферах, в первую очередь на экономике. По мнению координатора программы Региональной безопасности Центра восточных исследований Юстины Готковска, усилия ЕС могут включать как санкционное давление и формирование экономических отношений, так и антикризисное регулирование. Кроме того, Евросоюз должен всецело использовать свою «преобразующую силу» (transformative power) – продвижение европейских норм и ценностей через включение стран в ЕС, в первую очередь на Западных Балканах. Оборонная же роль должна остаться за НАТО, где ЕС может играть только вспомогательные функции.

Исследователь и председатель The Alphen Group Джулиан Линдли-Френч также выделяет недостаток политической воли у стран-лидеров по оборонным затратам Союза – Франции, Германии и Италии. С одной стороны, эти страны не чувствуют непосредственной угрозы от России для себя, а с другой – имеют расхождения относительно курса действия. Известно, что Франция наиболее активно выступает за европейскую автономию в вопросах безопасности, а Германия последовательно полагается на партнерство в рамках НАТО.

Как отмечает старший научный сотрудник Американского института предпринимательства (AEI) Элизабет Бро, проблема с европейской безопасностью состоит в завышенных ожиданиях со стороны политиков и аналитиков.

«Пока что иллюзорно думать, что мы сможем объединить свои усилия таким образом, чтобы они как-то дополняли НАТО. Чем больше мы говорим об (автономной) «европейской обороне», тем больше мы выставляем наши зачастую впечатляющие национальные усилия провальными».

Партнеры