Руководство космическими войсками США, Китая, России и Европы

Космический сектор играет на международной арене все более заметную роль. Растет и конкуренция, постепенно превращаясь в конфронтацию. Государства реагируют на этот вызов, в том числе формируя новые принципы управления космическими силами.

 

 

США

 

Космос – это такая же зона боевых действий, как земля, воздух и море
Дональд Трамп, бывший президент США 

 

Соединенные Штаты – единственная страна, обладающая отдельным видом вооруженных сил для ведения боевых действий в космическом пространстве. Эти силы основаны указом Дональда Трампа в декабре 2019 года и по статусу равны пяти другим видам ВС США: сухопутным войскам, флоту, ВВС, морской пехоте и береговой охране. С 1982 года и до образования независимого военного подразделения большая часть задач космических войск лежала на Космическом командовании ВВС.

Постановление главы Пентагона Марка Эспера предписывает Космическим войскам «формировать единую организационную структуру, способную предотвратить будущие угрозы. Новый вид ВС, как и прежде, будет при выполнении миссий использовать возможности ВВС США, за исключением уникальных задач Космических войск и действий, которые обеспечивают независимость Космических войск».

Точно так же деятельность Корпуса морской пехоты неразрывно связана с существованием Военно-морского флота, поэтому КМП существует как самостоятельный в иерархии Министерства обороны и в то же время включен в род войск ВМФ.

 

Развитие космических технологий, включая современные космические боевые системы, по своему технологическому и промышленному значению похоже на развитие военно-морских сил сто лет назад

Ноам Хомский, философ

 

Космические войска тоже решают большинство административных вопросов при помощи военно-воздушных сил. Организационная структура нового подразделения предполагает, что более 80% вспомогательных функций Космических войск обеспечивают ВВС. Такая зависимость дает важное преимущество: Космические войска могут сосредоточиться на решении основных задач, вместо того чтобы формировать собственный бюрократический аппарат. Эта особенность отмечена и в законодательной инициативе Министерства обороны США, предложенной Конгрессу: «При наличии такой возможности Космические войска будут использовать объекты существующей инфраструктуры ВВС США». Разумеется, с теми оговорками, которые сделал Марк Эспер.

Понятно, что реальные процессы невозможно описать исключительно регламентирующими документами. Предполагается, что Космические войска должны формировать собственные кадровые и обучающие программы, однако с августа 2021 года происходит массовый переход персонала из других подразделений ВВС. При этом Космические войска остаются самым малочисленным видом Вооруженных сил США: здесь должны служить 8400 человек, но фактическая численность составляет 6434 человека. До сих пор самой немногочисленной в ВС считалась Береговая охрана, в ее составе сейчас числится 40 000 человек. Еще одна особенность Космических войск – высокий процент офицеров, он достигает 42% (табл. 1).

К Космическим войскам США принадлежат:

  • Командование космическими операциями (SPOC): отвечает за космические кибернетические и разведывательные операции, а также за боевую поддержку;
  • Командование космическими системами (SSC): ему поручены задачи по приобретению, проектированию, исследованию и разработке оборудования, а также все операции по запуску космических аппаратов (КА).

С 23 августа 2021 года в состав Космических войск вошло третье подразделение:

  • Командование космической подготовки и обеспечения боевой готовности (STARCOM): отвечает за обучение персонала, тестирование и анализ его работоспособности, а также за разработку стратегической доктрины.

Все командования делятся на несколько «дельт», каждая примерно соответствует авиационному крылу ВВС или армейской бригаде.

SPOC (бывшее Космическое командование ВВС) включает:

  • Space Delta 2, которой поручена работа с системой контроля космического пространства;
  • Space Delta 3, которая отвечает за космическое радиоэлектронное вооружение;
  • Space Delta 4, на которую возложено оповещение о пуске ракет;
  • Space Delta 5, отвечает за командование и управление;
  • Space Delta 6, проводит операции в киберпространстве;
  • Space Delta 7, занимается наблюдением и разведкой;
  • Space Delta 8, отвечает за спутниковую связь и навигационные средства борьбы;
  • Space Delta 9, отвечает за орбитальные средства.

В состав SSC входят космические «дельты» по запуску Space Launch Deltas 30 и 45, а также несколько других отделов, в том числе Подразделение систем стратегического предупреждения и наблюдения, которое контролирует работу наземных радаров, систем предупреждения о запуске ракет, отвечает за системы контроля космического пространства, противоракетную оборону и общие возможности раннего предупреждения.

В состав STARCOM входят:

  • Space Delta 1, отвечает за обучение служащих;
  • Space Delta 10, выстраивает космическую доктрину и моделирует военные действия;
  • Space Delta 11, отвечает за космический полигон и решение вопросов при нападении условного противника;
  • Space Delta 12, организует космические испытания и ведет анализ;
  • Space Delta 13, отвечает за образование в сфере освоения космоса.

В мае текущего года ВВС опубликовали проект бюджета на 2022 финансовый год. Военно-воздушные силы запрашивают 173,7 млрд долларов, из которых бюджет Космических войск составляет 17,4 млрд долларов. Он включает расходы на содержание военного персонала в размере 929,8 млн долларов, который остается в распоряжении ВВС.

В то время как общее рост бюджета ВВС по сравнению с бюджетом предыдущего года составляет 2,3%, бюджет Космических войск увеличивается на 13,1%. В проекте это объясняется «дополнительными инвестициями в космический сектор и переносом финансирования ВВС, сухопутных войск и ВМС. В первую очередь перераспределяются средства ВВС, сухопутных войск и ВМС, так или иначе связанные с космическим сектором: разведкой, наблюдением, рекогносцировкой, исследованиями, техническими разработками, испытаниями и анализом; эксплуатацией техники, ее реконструкцией и модернизацией; образованием и обучением».

 

Космическое пространство позволяет наземным войскам (на суше, на море и в воздухе) контролировать большую площадь меньшими силами; вовремя получать сигналы о стратегических, оперативных и тактических угрозах; совершать дальние экспедиции… и боевые вылеты в любую точку мира и возвращаться на территорию США

Основная воздушно-космическая доктрина ВВС США

 

Бюджет на эксплуатацию и техническое обслуживание увеличен более чем на 36%. Но большая часть из 11,2 млрд долларов, составляющих бюджет Космических войск, приходится на НИОКР, испытания и оценку (рис. 1). Для небольшого подразделения 2,5% от бюджета Министерства обороны – это огромная цифра, особенно если сравнить с другими аналогичными расходами. Всего Министерство обороны США выделяет на НИОКР, испытания и оценку 112 млрд долларов, Военно-воздушные силы – 28,8 млрд долларов.

Бюджет Космических войск на НИОКР, испытания и оценку предполагает расходование (рис. 2):

  • 50% – на разработку оперативных систем;
  • 30% – на усовершенствование и демонстрацию систем;
  • 14% – на разработку усовершенствованных компонентов и прототипирование.

Космические войска возлагают большую надежду на перспективную систему предупреждения о ракетном нападении нового поколения Next Gen Overhead Persistent Infrared (OPIR), запуск которой запланирован на 2028 год. Другие проекты предполагают развитие космических систем командования и управления, таких как военная система глобального позиционирования MGUE (Military GPS User Equipment). Также в новом бюджете заложена программа GPS III Follow On по запуску спутниковой группировки с новыми техническими возможностями: многократно усиленным сигналом и повышенной защитой от помех.

В 2019 году в ведении Космических войск были 73 активных космических аппарата. Основу группировки составляли спутники GPS, 31 из которых и сейчас находится на орбите. Помимо них на орбите функционировали следующие спутники:

  • Advanced Extremely High Frequency (AEHF), обеспечивающие устойчивую к помехам связь представителей командования с воинскими частями;
  • DMSP, дважды в день предоставляющие военным данные метеорологического мониторинга земли и океана;
  • DSP, служащие основным компонентом системы обнаружения стратегических и тактических запусков ракет;
  • SBSS, принадлежащие к орбитальной системе космической разведки.

Космические войска используют также два орбитальных тестовых аппарата X-37B. Они нацелены на развитие и совершенствование возможностей системы многократного запуска КА, запуск спутников малого размера и на выполнение на орбите секретных операций. Первоначально эти задачи входили в программу NASA, теперь их взяли на себя Космические войска. Первый запуск экспериментального беспилотного самолета для работы на околоземной орбите OTV-6 (USSF-7) состоялся в мае 2020 года.

 

Россия

 

Космос и киберпространство все активнее вовлекаются
в военное противоборство

Сергей Шойгу, министр обороны РФ

 

Год 1992-й стал годом основания Военно-космических сил (ВКС), изначально они были родом войск центрального подчинения. С тех пор ВКС, как и все российские ВВС, претерпели структурные изменения: слияния и разделения, кульминацией которых стало окончательное объединение с ВВС. В 2015 году в составе Воздушно-космических сил возникли современные Космические войска.

В их составе числятся:

  • 15-я армия Воздушно-космических сил (особого назначения);
  • 1-й Государственный испытательный космодром Министерства обороны Российской Федерации (космодром «Плесецк»);
  • Военно-космическая академия им. А.Ф. Можайского.

В свою очередь, в состав 15-й армии входят:

  • Главный испытательный космический центр им. Г.С. Титова, который руководит полетами российских военных и гражданских спутников;
  • Главный центр предупреждения о ракетном нападении, который управляет сетью радиолокационных станций и спутников раннего обнаружения и предупреждения;
  • Главный центр разведки космической обстановки, который регистрирует спутники и составляет их перечень.

Официальной информации об общеем бюджете, выделяемом на реализацию военной космической программы России, нет. Затраты на содержание 27 спутников ГЛОНАСС составили 437 млн долларов, обслуживание космодрома Плесецк – не менее 100 млн долларов в год. С учетом других расходов, таких как содержание наземной инфраструктуры и персонала, общий бюджет военно-космической программы России достигает полутора млрд долларов. Космические войска России контролируют 51 спутник связи и 16 спутников наблюдения за поверхностью Земли.

Мы длительное время выступаем за нахождение политико-дипломатических решений задачи недопущения гонки вооружений в космическом пространстве. Это и наш с китайцами проект Договора о предотвращении размещения оружия в космосе. И набирающая ход инициатива заключения двусторонних документов между нами и уже 30 государствами

Сергей Рябков, заместитель министра иностранных дел РФ

 

Китай

 

Космическое пространство – важнейшая область международной стратегической конкуренции
Из Белой книги «Китайская национальная оборона в новую эпоху», опубликованной Госсоветом КНР

 

Китай, как и Россия, окончательно сформировал Космические войска в 2015 году. Силы стратегического обеспечения (ССО) были созданы, когда академическое сообщество КНР пришло к пониманию того, что структура Народно-освободительной армии (НОАК) не соответствует требованиям современной войны. Еще одной причиной стала смена стратегической концепции: от обороны собственной территории к расширению военного присутствия. ССО отвечают за выполнение военных задач во внешнем пространстве, в том числе информационном, кибернетическом и космическом. Космос находится в ведении Департамента космических систем.

Подразделение контролирует почти все военно-космические операции Китая, включая запуск, отслеживание и управление КА, сбор телеметрических данных, спутниковую связь, космическую разведку, наблюдение и сбор информации, программу подготовки тайконавтов, а также программы космических исследований, разработки и обеспечения. Стартовые площадки департамента расположены в центрах запуска спутников Цзюцюань, Тайюань, Сичан и на космодроме Вэньчан. Небольшой центр управления полетами находится в Пекине, наземным отслеживанием космических программ занят центр в Сиане, за перемещение кораблей отвечает отдел спутникового морского слежения и контроля. Главная станция спутниковой связи обеспечивает коммуникацию всех частей НОАК, Бюро аэрокосмической разведки отвечает за космическое наблюдение и рекогносцировку.

Университет аэрокосмического проектирования – основное учебное заведение НОАК – готовит специалистов в области космического командования и управления. Важную роль в системе играют Отряд тайконавтов Китая и Пекинский институт технологий слежения и обеспечения связи. Теоретические и практические изыскания проводят Центр аэродинамических исследований и разработок, Центр аэрокосмических исследований и разработок, Инженерно-конструкторский институт и Китайская ядерная испытательная база.

Информация о военном бюджете Китая остается закрытой, в доступе нет никаких данных о распределении средств. КНР контролирует 105 военных спутников, включая КА дистанционного зондирования «Яогань вэйсин», и навигационную систему «Бэйдоу», которая состоит из 35 спутников.

 

Европа

 

Мы расширим наши знания о ситуации в космическом пространстве,
мы будем лучше защищать наши спутники

Эмманюэль Макрон, президент Франции

 

Космические войска есть у Франции, Германии и Великобритании. В Германии и Франции подразделения входят в состав ВВС и с 2020 года называются Воздушно-космическими войсками. Космическое командование Великобритании строится по другому принципу, оно контролирует не имеющие горизонтальной связи гражданские управления, военные подразделения и коммерческие предприятия.

Созданное в апреле текущего года Космическое командование решает задачи, связанные с космическими операциями, подготовкой специалистов и расширением штата, обеспечением космического потенциала (разработкой и поставками оборудования, реализацией космических программ). Формирование Космического командования Великобритании до сих пор не завершено, но уже создан Оперативный центр, налажено управление системой военных спутников связи Skynet (их обслуживает компания Airbus), задействована военная база Файлингдейлс, входящая в американскую систему раннего обнаружения межконтинентальных баллистических ракет. Также Космическое командование Великобритании отвечает за расширение возможностей систем космического базирования.

Германский Центр воздушно-космических операций основан в сентябре 2020 года. Он тоже пока формируется, сейчас эксперты видят два направления развития центра: управление работой спутников в рамках Бундесвера и запуск собственных КА. Оба пути упираются в одно технологическое препятствие: рабочие датчики для космического наблюдения, разведки и идентификации будут доступны германским военным лишь через несколько лет.

Французское Космическое командование на год старше британского и немецкого. Оно тесно сотрудничает с французским космическим агентством CNES и работает в четырех направлениях:

  • поддержка космических служб;
  • осведомленность о космической обстановке;
  • оперативное обеспечение;
  • активная космическая оборона.

В марте текущего года Франция провела свои первые военные учения в космосе AsterX 2021. У французов есть пять спутников наблюдения за поверхностью Земли, четыре спутника радиотехнической разведки и четыре спутника связи.

Планируемый бюджет Космического командования Франции на следующие шесть лет составляет 4,3 млрд евро. В 2019 году штат командования составлял 220 человек, но к 2025 году он должен вырасти почти до 500 сотрудников. Немецкий Центр воздушно-космических операций состоит из 50 служащих. Бюджет немецкого центра остается частью бюджета ВВС Германии, поэтому ведомство не получает заметного финансирования. Великобритания планирует в течение 10 лет потратить на расширение космических программ дополнительные 1,92 млрд долларов.

Общие сводные данные по бюджету космического сектора по странам представлены на рис. 3. Доля бюджета космического подразделения в общем оборонном бюджете разных стран показана на рис. 4

 

Сопоставление

История формирования космических группировок похожа на игру в догонялки между странами НАТО с одной стороны и Китаем и Россией с другой. У многих государств и до нынешних преобразований были военные подразделения, ответственные за космос. Россия имела единое Космическое командование с 1990-х годов. Но те перемены, которые происходят сейчас, показывают, что до сих пор статус космических частей оставался неопределенным, размывались и их функции.

Создание Космических войск Соединенных Штатов выглядит как ответ на действия Китая и России. Европейцы, похоже, подражают США, хотя важно уточнить, что формирование французского Космического командования в его нынешнем виде произошло на несколько месяцев раньше создания американских Космических войск.

 

Все страны активно заинтересованы в сохранении контроля над космическим пространством, в дальнейшем использовании его широких возможностей. Это общая позиция, ее могут и должны придерживаться все страны. Желательно, но не обязательно, чтобы все страны признали необходимость обеспечения стабильности, которая позволит в будущем использовать космические силы и средства

Джоан Джонсон-Фриз, профессор военно-морского колледжа Ньюпорта, специалист по вопросам национальной безопасности

 

Сегодня космос рассматривается как самостоятельное пространство для конкуренции, а не только как средство обеспечения операций на суше, на море или в воздухе. Задачи, которые решают космические войска разных стран, и методы, которыми они руководствуются, во многом совпадают. Различаются возможности. Например, у французов, похоже, нет средств раннего предупреждения о запуске баллистических ракет, потенциал немцев еще скромнее. Всем европейцам не хватает пусковых установок – здесь сказывается географическое положение части света. Хотя у Франции есть возможность использовать Французскую Гвиану, космодром Куру находится в ведении Европейского космического агентства (ESA) и Французского национального центра космических исследований (CNES).

Таковы различия. В остальном космические подразделения всех стран следят за своими зонами влияния, обеспечивают их защиту, контролируют национальные группировки спутников, предназначенных для связи и наблюдения.

Сильнее всего различается финансирование. Абсолютным лидером здесь остаются Космические войска США. Бюджет, выделяемый Пентагоном на исследования, обещает большие и скорые перемены. И формирование единого Космического командования, и шаги к созданию противоспутникового оружия говорят о том, что США не уверены в своих силах. А значит, они в ближайшее время будут добиваться технологического превосходства над другими игроками, в первую очередь над Китаем.

 

Автор - Кевин Клеманн

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 6 (71), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры