Новый оборонный заказ. Стратегии
Новый оборонный заказ. Стратегии
РУС |  ENG
Новый оборонный заказ. Стратегии

Сербия и Косово на новом витке

Очередное обострение отношений между Сербией и Косово, пришедшееся на конец июля – август текущего года, ставит под вопрос региональную стабильность и предполагает вероятность возникновения нового вооруженного конфликта в Европе.

 

 

Несмотря на прежде достигнутые сербскими и косовскими властями договоренности, переговорный процесс, направленный на достижение мира и стабильности в самопровозглашенной республике и Балканском регионе в целом, в настоящее время фактически зашел в тупик.

Поддерживаемая западными странами и правительствами Приштина без ощутимых для себя последствий прибегает к политическим и военным провокациям с целью оказания давления на официальный Белград, находящийся в заведомо уязвимом положении и несущий репутационные потери как среди собственных граждан, так и на мировой политической арене.

Вместе с тем, урегулирование отношений с Косово, под которым в Брюсселе понимают в основном всевозможные уступки косоварам со стороны сербов, составляет одно из основных условий для перспективного вступления Сербии в Евросоюз, заявленного сербским руководством в качестве главного вектора своей внешней политики.

 

Из истории противостояния

Истоки конфликта следует искать в истории многонациональной Югославии, в 1980-е гг. остро столкнувшейся с проблемами национализма и сепаратизма и распавшейся в 1991 г. Менее чем через год после смерти создателя и бессменного главы Социалистической Федеративной Республике Югославии (СФРЮ) Иосипа Броз Тито в мае 1980 г. во входившем в состав Социалистической Республики Сербии автономном крае Косово начались вооруженные столкновения между местными албанцами, составлявшими к этому времени большую часть населения края, и подразделениями Югославской народной армии (ЮНА). Выступления албанцев проходили под националистическими лозунгами, требовавшими предоставления Косово статуса республики, а в самых одиозных случаях – выхода из федерации, и сопровождались сожжениями государственных символов Югославии, нападениями на сербов и актами вандализма.

Извне сепаратистские настроения косовских албанцев, или шиптарей, как их называют в Сербии, поощрялись Албанией, развернувшей активную пропагандистскую работу, целью которой стала радикализация настроений албанского населения Косово. По мнению ряда специалистов, режим Энвера Ходжи преднамеренно дестабилизировал обстановку в Косово не столько по причине идеологических разногласий с СФРЮ, сколько из внешнеполитических амбиций, подкрепляемых идеями воссоединения всех территорий, на которых албанский этнос превалировал над государствообразующим, в пределах так называемой «Великой Албании».

Следующая эскалация обстановки в крае пришлась на 1989 г. и была вызвана принятием поправок к конституции Сербии, в соответствии с которыми ее автономные края – Косово и Воеводина – лишались признаков государственности, а местные власти – ряда компетенций. В рамках общих дезинтеграционных процессов в Югославии ситуация в крае продолжала накаляться, а преступления этнического албанского большинства в отношении сербского меньшинства, среди которых – изгнания из мест проживания, разбойные нападения, расправы, изнасилования, акты агрессии против сербских священников, осквернение православных святынь, – приобретали все больший масштаб и особо жестокий характер.

Ответной реакцией руководства Республики Сербии во главе со Слободаном Милошевичем стало использование сербского националистического дискурса при опоре на агитационный потенциал масс-медиа, что привело к росту народного недовольства сербов действиями албанцев, а также к требованиям их «усмирения» и восстановления исторической справедливости. При этом симпатии западной общественности, призывавшей оказать давление на сербское руководство из-за системного нарушения прав и свобод косовских албанцев, уже тогда находились на стороне последних.

Распад СФРЮ в 1991 г. вызвал межэтнические вооруженные конфликты на территории трех из шести[1] ее бывших республик, результатами которых стало закрепление независимости и становление национальной государственности Словении, Хорватии и Боснии и Герцеговины. Косовары, т.е. косовские албанцы, будучи одним из крупнейших этносов бывшей Югославии и претендуя на создание собственного независимого государства, в феврале 1998 г. инициировали боевые действия против Союзной Республики Югославии[2] (СРЮ), отличительной особенностью которых стало насилие членов Армии освобождения Косово (АОК) над мирными сербами и лояльными Белграду албанцами. Сербские военные отвечали зеркальными мерами – война сопровождалась взаимными этническими чистками и актами вандализма против исторического и культурного наследия враждующих этносов.

 

Альбин Курти ведет себя как турист, он не ведет себя как рациональный политик, он полностью непредсказуем, и его никто не поддерживает

Милован Дрецун,
председатель комитета по Косову и Метохии парламента Сербии

 

Апогеем Косовской войны принято считать вмешательство НАТО, начавшего в марте 1999 г. в рамках «операции по принуждению к миру» бомбардировки Югославии. Итогом вооруженного конфликта стало подписание 9 июня того же года Кумановского соглашения, которое положило начало фактическому отторжению автономного края Косово и Метохии от Сербии. 10 июня Совбезом ООН была принята Резолюция 1244, санкционировавшая международное гражданское и военное присутствие в Косово. Вывод югославских сил из Косово и переход контроля над краем к силам KFOR[3] и албанской администрации были восприняты сербами как политическое унижение и историческое поражение, особенно с учетом того, какое важное место отводилось косовской идее в сербском обществе и национальной мысли: в 1389 г. на Косовом поле, недалеко от современной Приштины, состоялась судьбоносная для балканских славян битва между сербским войском и армией турок-османов, ставшая одним из центральных элементов сербского самосознания и самоидентификации. Все последующие после окончания войны годы оставшееся сербское население Косово подвергалось перманентному и последовательному унижению и физическим нападениям.

В феврале 2008 г. власти Косово в одностороннем порядке и в нарушение Конституции Сербии объявили о своей независимости, признать которую поспешила большая часть западного мира. Противодействие становлению Косово в качестве подлинно суверенного и признанного мировым сообществом государства стало одной из важнейшей составляющей внутри- и внешнеполитической жизни современной Сербии. Между тем, реальные успехи Белграда на этом направлении незначительны, а витки эскалации в самопровозглашенной республике приобрели регулярный и в чем-то даже рутинный характер, привлекая к себе пристальное внимание со стороны мировых СМИ, часто прибегающих к алармистской риторике и склонных к преувеличениям в описании происходящих в Косово событий.

 

Вы можете дочитать этот материал, оформив подписку.