ВТС Республики Корея с Российской Федерацией

Россия готова помочь Республике Корея в разработке современных авиационных систем и средств ПВО. Переговоры ведутся на уровне заместителей глав военных ведомств, сотрудничество может выйти на новый уровень. Однако пока основным поставщиком военной продукции в Южную Корею остаются США.

 

Проблемы лежат и в области современной политики, и в истории взаимодействия стран.

«Бурый медведь-1/2»

Дипломатические отношения между СССР и Республикой Корея (РК) были установлены в сентябре 1990 года. Военные контакты начались почти сразу: состоялись взаимные визиты министров обороны и делегаций на уровне командующих видов вооруженных сил. В 1992 году был подписан «Договор об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея», заложивший нормативно-правовую базу двустороннего ВТС.

Тогда для Сеула было жизненно важно, чтобы российская сторона не продлила договор о взаимопомощи, заключенный в 1961 году между СССР и КНДР; Москва же искала новых заказчиков и партнеров в военно-технической области. Действительно, в мае 1995 года министерство обороны Республики Корея выразило заинтересованность в закупке российского вооружения и военной техники, после чего были подписаны меморандум и соглашение по ВТС. В конце 1990-х годов в Республику Корея была осуществлена поставка в рамках сделок «Пульгом-1/2» («Бурый медведь-1/2») по схеме погашения части внешнего долга СССР по ранее предоставленным кредитам.

В соответствии с договоренностями Россия передала технологии производства аккумуляторов для подводных лодок, авиационных двигателей и радаров дальнего обнаружения, а также технологии защиты электронного оборудования от электромагнитного импульса, возникающего при взрыве специальных боеприпасов. Масштабы сделки оказались незначительными: ее общий объем, по состоянию на 1999 год, составил около 209 млн долларов. Кроме того, стороны не договорились об организации технического обслуживания приобретенной Республикой Корея военной техники и обеспечении ее запчастями.

В конце 1990-х годов Россия приняла участие в двух крупных тендерах на поставку истребителей и вертолетов в РК на общую сумму более 3 млрд долларов, но победил американский многоцелевой истребитель F-15K. После изучения предложения России о поставке 36 ударных вертолетов Ка-52 «Аллигатор» и лицензионной сборке машин в Корее министерство обороны РК приняло решение о запуске национальной программы вертолетостроения, рассчитанной на производство более 500 единиц. Тогда Южная Корея не была готова приобретать у Москвы крупные партии высокотехнологичной военной техники, предпочтение отдавалось небольшим военным закупкам.

Проблема несовместимости

С 1993 года для нужд южнокорейской береговой охраны на регулярной основе осуществляются поставки многоцелевых вертолетов Ка-32. Морская полиция использует их для патрулирования акватории, департамент лесной авиации применяет вертолеты для тушения пожаров, ВВС – при проведении поисково-спасательных операций. Анализ открытых источников показывает, что к 2020 году Россия поставила в РК более 60 вертолетов Ка-32.

В 2002 году был реализован контракт на 100 млн долларов, предполагающий производство в России трех крупных десантных катеров на воздушной подушке проекта 12061Э «Мурена». В 2003 году Российская самолетостроительная корпорация «МиГ» поставила в Южную Корею 23 легких четырехместных самолета Ил-103 общей стоимостью 9 млн долларов. Всего с 2003 по 2006 год РК закупила в России вооружения и военной техники на 534 млн долларов, из которых 267 млн пошли на погашение российского долга.

Затем по той же схеме последовала поставка второй партии вооружений, включающей основные боевые танки Т-80У, боевые машины пехоты БМП-3, переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) «Игла», противотанковые ракетные комплексы «Метис-М». Россия также предложила многолетнюю программу сотрудничества в сфере разработки радиолокационных систем, средств защиты танков, модернизации ПЗРК.

Несмотря на высокие тактико-технические характеристики закупленной в России техники, военные РК сталкивались с проблемой несовместимости российских систем (например, связи и управления) с корейскими, где используется американский стандарт. Также постоянно возникали задержки с получением запчастей для ремонта российских танков и боевых машин пехоты.

Срок службы бронетехники походил к концу, в период с 2018 по 2022 год командование сухопутных войск Южной Кореи планировало постепенно вывести российские ОБТ и БМП из боевого состава. Однако в стране не нашлось техники, способной заменить российскую, поэтому обновления отложили на неопределенный срок, а машины законсервировали на складах. Не была решена и проблема нехватки запчастей: корейские военные жалуются на недостаток запасных двигателей для Т-80У и малое количество коробок передач для БМП-3.

Сеул Плесецк

В сентябре 2004 года РФ и РК подписали соглашение о сотрудничестве в освоении космоса, в том числе, о подготовке к полету первого южнокорейского космонавта. Стороны заключили контракт общей стоимостью 210 млн долларов на создание в интересах южнокорейской стороны космического ракетного комплекса с ракетой-носителем легкого класса, способного вывести на орбиту искусственный спутник земли (ИСЗ).

В июле 2006 года ИСЗ «Ариран-2» был запущен с космодрома Плесецк. Программа получила развитие: российские ракеты вывели на орбиту девять спутников. В апреле 2008 года южнокорейский космонавт Ли Со Ён отправилась в космос на борту российского космического корабля «Союз ТМА-12».

В сентябре 2017 года Республика Корея предложила «Роскосмосу» план совместного создания метанового двигателя для перспективных ракет-носителей. Сейчас над проектом работают российские конструкторы.

В рамках действующего меморандума о сотрудничестве между Государственной корпорацией «Ростех» и администрацией провинции Кёнги в октябре 2019 года в технопарке города Ансан состоялось открытие российско-корейского Центра технологического сотрудничества (Индустриальный исследовательский комплекс ERICA). В Центре представлены результаты работы АО «Росэлектроника» и АО «Швабе». Целями деятельности Центра объявлены освоение современных технологий, содействие совместной разработке и продвижению перспективных изделий гражданского назначения, их проектирование и производство.

В сентябре 2020 года в РК был валидирован сертификат соответствия вертолета Ми-171А2, выпускаемого Улан-Удэнским авиазаводом (холдинг «Вертолеты России»). Конструкция вертолета соответствует южнокорейским требованиям к безопасности полетов, значит, он может быть допущен к эксплуатации.

Сегодня Республика Корея – крупнейший зарубежный оператор машин типа Ка-32, страна обладает успешным опытом эксплуатации вертолетов типа Ми-172, в основном на службе в полиции. Валидация сертификата Ми-171А2 – свидетельство высокого уровня доверия к российским вертолетам и их востребованности в Южной Корее.

Корейский тупик

Детальное изучение российско-южнокорейского ВТС позволяет утверждать, что главным тормозом на пути развития сотрудничества России и РК было и остается доминирование США в системе военных связей Южной Кореи. Так, предоставляемые в основном компаниями американского ВПК (до 90%) лицензии позволяют Республике Корея производить боевые самолеты, надводные и подводные корабли, ракетное вооружение, основные боевые танки, бронемашины, тяжелые орудия, боеприпасы и электронное оборудование.

Высокие цены на американскую продукцию заставляют руководство РК постоянно думать о диверсификации источников, в том числе, об импорте техники из России. Но продолжение конфронтации с КНДР лишает Сеул выбора: США остаются монополистом на южнокорейском рынке оборонной продукции.

Несмотря на политические препятствия, ВТС России и РК имеет перспективы развития. Южная Корея рассчитывает получить доступ к современным российским технологиям. Россия заинтересована в том, чтобы загрузить производственные мощности оборонных предприятий экспортными заказами. Подталкивает к взаимодействию и российский долг: в соответствии с двусторонним межправительственным соглашением, он должен быть погашен до 2025 года. Причем российские предприятия ОПК могут интенсифицировать поставки в Республику Корея вертолетной техники в счет государственного долга РФ. Эта возможность обсуждалась в октябре 2020 года на видеоконференции сопредседателей организационного комитета Года взаимных обменов между Россией и Южной Кореей.

День независимости

Многие направления сотрудничества связаны с созданием совместных предприятий по разработке боевых систем на основе российских и южнокорейских технологий. Российские специалисты неоднократно предлагали южнокорейским авиастроителям принять участие в разработке многофункционального истребителя пятого поколения Су-57. Достоверно известно, что российские истребители значительно дешевле аналогичной продукции США. В 2020 году РК приостановила тендеры на закупку истребителей с участием F-15SE (Boeing) и F-35A (Lockheed Martin). Стремление руководства Республики Корея снизить зависимость от американского импорта в секторе боевой авиации стало причиной разработки южнокорейской компанией KAI (совместно с Индонезией) одноместного двухдвигательного многоцелевого истребителя KF-21 «Борамэ», представленного в городе Сачхон 9 апреля 2021 года.

Еще одно перспективное направление – сотрудничество в разработке систем противовоздушной обороны (ПВО). Так, южнокорейский зенитный ракетный комплекс средней дальности Cheolmae-2 (KM-SAM) появился в результате работы Агентства оборонных разработок (ADD) Республики Корея при технической поддержке АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» и АО «Машиностроительное конструкторское бюро «Факел» им. академика П.Д. Грушина». Основой разработки стали технологии зенитной управляемой ракеты 9М96, используемой в ЗРК С-350 и С-400.

Хорошим знаком можно считать и переговоры между заместителями глав оборонных ведомств Александром Фоминым и Пак Чжэ Мином 27 марта 2021 года в Сеуле. В ходе встречи стороны подписали соглашение об активизации двустороннего сотрудничества в военной сфере, договорились расширять обмены делегациями, диверсифицировать военно-техническое сотрудничество.

Сегодня Республика Корея пытается добиться уменьшения военно-технической зависимости от США, но они пока остаются основным поставщиком боевых систем. Российско-южнокорейское ВТС представляет новый вид взаимодействия, пока ограничивающийся небольшими по объемам закупками продукции военного назначения. Вместе с тем, наличие разработанной нормативно-правовой базы ВТС двух стран, а также совместная деятельность в смежных областях позволяет говорить о наличии общих интересов и перспектив развития в сфере военно-технического сотрудничества.

 

Автор - Арсений Иванов

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 5 (70), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры