«Привлечение иностранных инвестиций – не событие, а обыденная практика и постоянная работа»

О российском бизнес-климате, законодательстве и маркетинговых задачах, которые сегодня необходимо решать в целях привлечения иностранных инвестиций, в эксклюзивном интервью журналу «Новый оборонный заказ. Стратегии» рассказал Андрей ЦЫГАНОВ, заместитель руководителя ФАС России.

– Насколько, по-вашему, Россия сегодня привлекательна для инвесторов из-за рубежа?

– Россия очень привлекательна для иностранных и российских инвесторов, поскольку у российской экономики колоссальный потенциал: богатейшие недра, разнообразие климатических зон, выход к крупнейшим транснациональным глобальным транспортным цепочкам по всем сторонам света и, конечно, такой важный ресурс, как наличие квалифицированных кадров. Кроме того, Россия – это большой по объему рынок: 150 млн потребителей в нашей стране и около 200 млн с учетом стран ближнего зарубежья.

За последние 20 лет реформ созданы все институциональные и правовые условия для комфортного и безопасного инвестирования в нашу экономику. В России есть развитая правовая база, устоявшееся законодательство. В мировых рейтингах защиты прав собственности и защиты инвестиций мы занимаем достойное место. По показателям Doing Business Россия поднимается ежегодно на несколько позиций и сегодня, например, имеет лучший показатель среди стран БРИКС.

Более того, до настоящего времени некоторые ресурсы России недооценены, например, земля, производственные ресурсы, рабочая сила. Очевидно, что при умелом инвестировании эта ситуация создает потенциальную возможность для получения дополнительной прибыли.

– В какие еще отрасли, кроме топливно-энергетического комплекса, Россия может и должна привлекать зарубежных инвесторов?

– Природные ресурсы ограничены и поэтому уникальны и особенно ценны, отсюда их первоочередная привлекательность. Речь не только о нефти и газе. Где еще есть, например, столько земельных запасов, находящихся в благоприятных природно-климатических условиях как в России? Или такое разнообразие элементов таблицы Менделеева, как в российских недрах?

– В каких странах проявляется наибольший интерес к российскому рынку?

– Глобальный рынок инвестиций устроен так, что невозможно говорить о каких-то четких национальных или географических приоритетах. Национальная принадлежность там практически не работает.

Инвестиционные компании – это глобальные игроки, они вкладывают в разные страны и регионы и в разные отрасли. Это, как правило, пенсионные и страховые фонды, частные инвестиции и сбережения корпораций, банковские деньги. Ими управляют умелые менеджеры, которые исходят из вполне конкретного математического и прагматического принципа, решают, удобно или неудобно, рационально или нерационально вкладывать в конкретную экономику в конкретное время.

– Если вернуться к отраслям, топливно-энергетический и сырьевой рынок достаточно разработан? Какие новые возможности и предложения сейчас пытается генерировать российский рынок?

– Земля – это новый ресурс, до недавнего времени у нас и законодательное регулирование обращения земли как товара было достаточно сложным и несовершенным. Сейчас ситуация меняется.

Если говорить о промышленности, тут все очень точечно. Есть очень привлекательные объекты, есть такие, которые без серьезной подготовки не очень интересны. Надо понимать, что далеко не всегда иностранный или российский инвестор покупает российскую компанию для того, чтобы продолжить тот вид деятельности, которым она занимается. Было множество примеров приобретения предприятий, которые работали в Москве или Санкт-Петербурге в центре города, но инвестор приобретал их под снос и немедленно строил на их месте бизнес-центры, торговые комплексы или жилые дома. Также мы часто встречались с тем, что иностранные инвесторы покупали российский бизнес специально с целью уничтожения конкурента. Приобретали и закрывали или перепрофилировали, чтобы сохранить собственную позицию на рынке. Типичный пример еще из 1990-х – знаменитая фабрика швейных машин (еще дореволюционный «Зингер»), которая находилась в Подольске. Она была выкуплена и закрыта, а бренд просто перестал существовать.

– Как обстоят дела с инвестициями в сфере ОПК? Есть ли конкретные примеры успешных сделок в этой области?

– Оборонка – это очень привлекательное поле для зарубежных инвесторов. Есть успешные примеры инвестиций, если не в те предприятия, которые непосредственно производят конечный продукт, то в предприятия высокотехнологичных отраслей, выпускающие узлы, детали и комплектующие или изделия двойного назначения. В компаниях, работающих в сфере оптики, средств связи, электронных компонентов и материалов, довольно обширный круг иностранных акционеров, порой даже владельцев контрольного пакета.

Сделок, которые связаны с инвестициями непосредственно в сфере ОПК, с предприятиями, которые изготавливают конечное изделие, немного, но примеры есть. Вот Тверской вагоностроительный завод и Siemens. Сначала пакет акций завода приобрела компания Alstom, потом в большой международной сделке акции Alstom купила компания Siemens, включив в свой бизнес Тверской и Брянский вагоностроительные заводы. Это диверсифицированные предприятия, которые работают и на гражданку,

и на оборонку. Эта сделка недавно успешно прошла Правительственную комиссию по контролю иностранных инвестиций. Сделка с иностранным инвестором прошла и на Окской судоверфи, которая тоже работает, в том числе для спецнужд. Работающий на ОПК НИИ Стали тоже имеет иностранный капитал. Кировский шинный завод куплен компанией Pirelli. Этот перечень можно продолжать.

– Правительство поставило задачу диверсифицировать оборонные производства. Концерны, в свою очередь, сталкиваются с рядом проблем при решении этой задачи, в частности, с нехваткой средств, ведь для того чтобы освоить выпуск высокотехнологичной гражданской продукции, необходимы серьезные вложения в НИОКР и модернизацию. Как вы считаете, может привлечение зарубежных инвесторов в ОПК помочь в решении этих задач?

– Конечно. Причем именно в форме прямых инвестиций. Вы упомянули НИОКР, попробуйте найти какой-нибудь российский банк, который даст деньги под НИОКР. Вряд ли это возможно. Банки в современных российских условиях работают на более коротких деньгах, поэтому предприятия могут тратить на разработки только собственные средства.

На международном рынке ситуация примерно такая же – учитывая еще риски санкционной политики в своей собственной юрисдикции, мало кто из зарубежных банков пойдет на финансирование НИОКР российских предприятий, да еще и в оборонном секторе. Капитал в виде инвестиций путем покупки доли акций в российском предприятии гораздо более защищен, в том числе и от санкционного воздействия, что очевидно, исходя из норм как российского, так и международного права. Это более перспективная и безопасная модель взаимодействия.

– Однако там есть много нюансов, в том числе законодательство ограничительного характера. Что делается для того, чтобы инвесторы не боялись вкладываться в предприятия ОПК?

– У нас институционально в стране все хорошо, есть законодательство, опыт правоприменения, судебная практика, есть институты поддержки бизнеса, Фонд развития промышленности и Российский фонд прямых инвестиций. Основные проблемы не на макроуровне, а скорее на уровне самих предприятий.

Надо понимать, что иностранного инвестора нужно привлекать, умело, долго, вдумчиво, с применением международного стратегического маркетинга. Проекты, которые уже существуют, нужно уметь продавать и продвигать. Это та тема, которой хорошо и много лет занимается, например, «Рособоронэкспорт», может, у них стоит поучиться.

В ВТС мы умеем продавать конечную продукцию. Похожие схемы и навыки продаж нужно использовать и в привлечении инвестиций, создании совместных предприятий, организации совместных исследований.

– С Индией и ОАЭ давно уже ведутся переговоры о совместных разработках новейших истребителей, надо сказать, с переменным успехом. Видите ли вы в подобном подходе (совместных разработках) один из способов привлечения инвесторов? Чего не хватает российским предприятиям, чтобы активизировать бизнес-процессы?

– Умения продавать, владения классическими приемами международного маркетинга. На многих оборонных предприятиях его практически нет. Эта отрасль так устроена, у таких предприятий десятилетиями был один заказчик – государство. Сейчас есть возможность и необходимость работать не только на одного заказчика, диверсифицировать портфель заказов и список партнеров.

Важно отметить, что любой проект сначала нужно создать, чтобы потом можно было продать его хотя бы на полуготовом уровне. Лифт, который поднимал бы проект от сумасшедшей идеи стартапера или ученого до реализации хотя бы на уровне опытного образца, пока не очень работает.

Кроме того, нужно менять впечатление о России как о партнере в принципе. Это факт. Потому что даже в профессиональных кругах представление о России как об объекте инвестиций, о месте ведения бизнеса очень сильно недоформировано или сформировано неправильно. Россию в мире почти не знают.

– То есть мнение о России и, в частности, о деловом климате в нашей стране сформировано, можно сказать, на основе стихийных информационных потоков, домыслов, недоговоренностей. Что нужно делать, чтобы изменить эту ситуацию?

– Нужна пропаганда страны как пространства, где ученые занимаются исследовательской деятельностью, корпорации растут, производства работают, бизнес умножает капиталы, работники повышают квалификацию, государство заботится о деловом климате. Нужна пропаганда страны как страны бизнеса.

– Но ведь для этого созданы государственные проекты. В частности, Сколково и еще целый ряд фондов, единственная задача которых – поддержка инновационных стартапов. Что-то пошло не так?

– Бывает, что в этих проектах побеждает форма, а не содержание, когда кластеры, зоны, технопарки создают вокруг и внутри себя не работу, а «движуху». Поэтому, например, не так давно правительство приняло решение о закрытии нескольких проектов особых экономических зон. Но есть и очень удачные примеры.

– Может быть, еще есть недоверие молодежи к государственным институциям, поэтому молодые просто не идут со своими проектами к государству?

– Конечно, есть. Над имиджем государства надо работать не только за рубежом, но и внутри страны. Образ государства, с которым лучше не связываться, к сожалению, складывался десятилетиями, поэтому менять его очень сложно, но крайне необходимо.

– Как сделать инвестора довольным? Какие опасности или неожиданности могут возникнуть на его пути? Страдает ли репутация европейского инвестора при взаимодействии с Россией?

– Конечно, риски существуют. Во-первых – это глобальные экономические риски неправильного вложения средств, плохо просчитанных инвестиционных ожиданий. И политические риски тоже всегда есть. Это не специфически российские риски, а международные. Современная история показывает, что мира без санкций не бывает, мы еще с советских времен научились жить и работать в этой ситуации. И кстати, рискуют не только те, на кого эти санкции распространяются, но и те, кто их внедряет.

– Можно ли поставить вопрос таким образом: если мы будем активнее привлекать иностранных инвесторов, их приход на российский рынок станет более масштабным и повторяемым, расширится география бизнес-взаимодействия, то это станет и одним из факторов стабилизации и улучшения международных политических отношений?

– Разумеется, чем больше иностранных инвесторов, тем менее выгодно продолжать санкционную политику. Наращивание диалога и бизнес коммуникаций – это путь к стабилизации взаимоотношений на глобальном уровне. Привлечение иностранных инвестиций – не событие, а нормальная обыденная практика, постоянная работа. Важно отметить, что привлечение иностранных инвестиций – это не только деньги, но и расширение компетенций, как управленческих, так и технологических. Появление в совете директоров нового представителя западного топ менеджмента – это привлечение его профессионального опыта и заинтересованного желания сделать бизнес более успешным, быстрее вернуть вложенные средства. Интеграция любого российского бизнеса в систему связей глобальной экономики помогает ему расти и актуализироваться.

– В одном из интервью вы сказали, что за 10 лет применения закона («О порядке осуществления иностранных инвестиций…») поступило 516 ходатайств, из них 216 были одобрены Правительственной комиссией. Получается в среднем – 20 одобренных сделок в год. На первый взгляд, это не очень большая цифра для такой большой страны, как Россия. Почему? И почему отказывали?

– Двадцать одобренных сделок в среднем в год – это только то, что входит непосредственно в сферу применения федерального закона, то есть только те сделки, которые касаются вопросов обороны страны и безопасности государства. Во всех остальных случаях сделки вообще не требуют рассмотрения Правительственной комиссии. Из 516 сделок одобрено 216 – это не про отказы. Просто часто бизнес перестраховывается и подает документы для одобрения сделок, когда их не надо подавать на комиссию. Фактически за 10 лет было всего 14 отказов. Это около 5% от общего количества рассмотренных ходатайств.

– «Представляется неправильным, когда государственные органы своими актами ухудшают режим осуществления инвестиций, препятствуя тем самым формированию привлекательной инвестиционной среды». Это ваши слова, чтобы вы имели в виду?

– Я имел в виду проблему управленческую, даже скорее мировоззренческую. Есть мнение, что чиновник должен быть с большим кулаком, громким голосом и гневным взглядом. Это такой, казалось бы, стереотипный, анекдотический образ начальника из журнала «Крокодил», который появился из реальной жизни, к сожалению. И этот образ надо менять, потому что криком и хамством не добиться никаких результатов.

Каким образом подобное недальновидное поведение проявляется в правовой плоскости? Это, например, акт, которым какой-нибудь местный начальник закрывает свободное движение продукции в свою область для товаров из соседней. Подобные меры не просто ограничивают конкуренцию, а буквально ломают бизнес-среду.

То же можно сказать о произвольном изменении налоговых режимов, о раздаче «любимчикам» неоправданных льгот на основе непонятных принципов. Мы ежегодно рассматриваем по несколько тысяч дел о нарушении антимонопольного законодательства органами государственной власти и местного самоуправления и принимаем меры, чтобы предпринимательство свободно развивалось, инвесторы приходили, бизнес жил лучше, конкуренция не ограничивалась.

Вторая проблема – это определенная нестабильность. На что сетуют иностранные инвесторы? Они говорят, что неважно, какой в стране налоговый режим. Когда привлекательна страна и отрасль инвестирования, они готовы хоть 50% налогов платить, только бы правила не меняли каждый год. Сделайте так, чтобы мы могли стоить планы в среднесрочной и долгосрочной перспективе, понимать, что нас ждет, – вот основной посыл любого вдумчивого бизнесмена разумному законодателю.

– После внесения в 2017 году изменений в закон №160-ФЗ в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, по решению председателя Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации сделки, совершаемые иностранными инвесторами в отношении российских хозяйственных обществ, могут быть вынесены на рассмотрение Правительственной комиссии в соответствии с процедурой, предусмотренной законом № 57-ФЗ. Постановлениями Правительства Российской Федерации №№ 430 и 431 от 09.04.2018 г. была нормативно закреплена процедура реализации вышеуказанной нормы. В чем суть этих Постановлений?

– Закон №57-ФЗ содержит перечень видов деятельности и отраслей, которые относятся к стратегическим. Понятно, что любой перечень несовершенен. Возникают пограничные ситуации, когда понятно, что какая-то сделка с высокой вероятностью может причинить ущерб обороне страны и безопасности государства в силу конкретных ее особенностей, а в перечень она не вполне вписывается. У нас возникло несколько таких прецедентных случаев, на основе их анализа и были подготовлены поправки в закон. Постановлениями Правительства регламентируется сам процесс вынесения сделки на Правительственную комиссию. Они связаны с процедурой внесения сделки на рассмотрение комиссии и порядком подготовки и принятия решения по этому вопросу.

– Каким образом информация о предстоящей сделке доходит до сведения председателя Правительственной комиссии? Если вид деятельности предприятия не обозначен в перечне, как становится известно о предстоящей сделке с иностранным инвестором?

– Все сделки, соответствующие определенным критериям, попадают в ФАС России, поскольку мы их проверяем в первую очередь исходя из исполнения закона о конкуренции, чтобы крупные слияния и поглощения, причем не только в стратегических отраслях, не приводили к усилению доминирующего положения на рынке и ограничению конкуренции.

К нам ежегодно приходит несколько тысяч сделок, мы их внимательно анализируем, исходя из наших внутренних регламентов, в том числе проверяем, чтобы не было угрозы обороноспособности страны и безопасности государства. Наш сигнал может стать основанием для вынесения сделки на рассмотрение Правительственной комиссией. Мы предупреждаем в первую очередь предприятие, чтобы они были в курсе статуса предстоящей сделки.

– Какие задачи Правительство Российской Федерации ставит перед управлением ФАС России, возглавляемым вами?

– Президент поставил задачу увеличить долю инвестиций от 15 до 25% (не только иностранных, любых). Иностранные инвестиции, безусловно, наиболее выгодны, часто сопряжены с новыми компетенциями, знаниями, опытом продвижения товаров, с выходом на новые рынки. Несмотря на то, что вроде бы закон №57-ФЗ носит ограничительный характер, он направлен не на ограничение, а на привлечение иностранных инвестиций и одновременно на анализ и локализацию возможных угроз. Поэтому у нас, по статистике, более 200 случаев положительных решений по поводу привлечения иностранных инвестиций, около 200 случаев, когда компаниям и не надо было приходить на Правительственную комиссию, и всего менее 20 случаев, когда была выявлена угроза.

– Какие мероприятия проводятся ФАС России с целью привлечения иностранных инвесторов в Россию, возможно, именно в рамках помощи предприятиям?

– Знание – сила. Мы стараемся доносить знание законодательства в сфере иностранных инвестиций и до российских предпринимателей, и до иностранных инвесторов. Пропаганда и агитация работают.

– С чего надо начинать, чтобы наращивать инвестиции?

– И у нас, и за пределами нашей страны необходимо просвещение. Важно донести до участников рынка особенности инвестиционного законодательства, чтобы компании понимали, с чего надо начинать, к чему быть готовыми, что такое российский бизнес-климат. За границей много, кстати, людей, которые не просто не знают этого, но, хуже того, постоянно выдумывают какие-то сказки. До сих пор иногда представления о России бывают на уровне, что у нас тут казаки с медведями ходят по улицам и бесконечно пьют водку, а иноземцев обирают до нитки или сажают в тюрьму. Осведомленность о нашей стране в принципе очень обрывочна, а знания о ней как об объекте ведения бизнеса вообще туманны.

– Петербургский Международный экономический форум – 2018 прошел очень масштабно и успешно, с участием внушительного числа иностранных делегаций. Но там обсуждаются глобальные вопросы бизнеса, актуальные вопросы макроэкономики, вопросы будущего. На подобных мероприятиях очень высокий уровень дискуссии, в принципе для тех, кто все понимает. Может быть, надо спуститься на более средний, не философский, а прикладной уровень?

– Мы сейчас завершаем работу над постатейными комментариями по российскому инвестиционному законодательству. Создается этот проект при помощи юристов, у которых существует обширная практика работы с иностранными инвесторами. Это и международные, и российские юридические фирмы. Они – наши партнеры в этом проекте. После того как будут готовы эти комментарии, мы планируем собрать иностранных и российских юристов и предпринимателей, работников дипломатических представительств на специальной конференции. Это важный шаг. Необходимо общение как с российским, так и с иностранным бизнесом.

Справка

Законом №57-ФЗ предусмотрены ограничения для иностранных инвесторов при участии в капиталах хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение, заключающиеся в предварительном согласовании сделок Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации. На сегодняшний день насчитывается 47 стратегических видов деятельности (ядерная и атомная сферы, военно-промышленный комплекс, космическая отрасль, субъекты естественных монополий, недропользователи и т.д.).

Частные инвесторы согласуют установление контроля над «стратегами». Инвесторы, находящиеся под контролем иностранных государств, а также инвесторы, не раскрывающие информацию о своих бенефициарах и контролирующих лицах, не вправе устанавливать контроль над стратегическими хозяйственными обществами и согласуют возможность блокировать решения органов управления «стратегов». Кроме того, подлежит согласованию приобретение имущества стратегических обществ, стоимость которого составляет 25% и более от балансовой стоимости активов.

Особые пороговые значения участия иностранных инвесторов в капитале установлены для хозяйствующих субъектов-недропользователей. ФАС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по контролю за осуществлением иностранных инвестиций.

Примеры иностранных инвестиций в российские диверсифицированные производства

– Приобретение компанией Siemens AG (ФРГ) прав, позволяющих определять решения органов управления ОАО «Тверской вагоностроительный завод»,

АО УК «Брянский машиностроительный завод», АО ХК «Коломенский завод» (2018);

– Приобретение компанией Palfinger CIS GmbH (Австрийская Республика) 60% долей ООО «ВЕЛМАШ-Сервис» (2014);

– Приобретение АО «Национальная компания «Казакстан Гарыш Сапары» (Республика Казахстан) 33,3% акций ЗАО «Международная космическая корпорация «Космотрас» (2012);

– Приобретение компанией Zartel Limited (Республика Кипр) 73,5% ОАО «Нижнекамскшина» (2010);

– Приобретение компанией «SUBUR Finance Luxembourg S.a.r.l.» 100% акций ОАО «Ярославский шинный завод» (2010);

– Приобретение ООО «Компания корпоративного управления «Концерн тракторные заводы» 100% акций ОАО «Научно-исследовательский институт стали» (2011);

– Установление компанией Vаsial Trading Limited (Республика Кипр) контроля над ОАО «Промсинтез».

"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
2018, август   

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры