Алжир. Семь месяцев противостояния между населением и полицией

В пятницу 22 февраля 2019 года алжирская столица проснулась в настоящей полицейской блокаде. Сотни полицейских машин и несколько вертолетов вели наблюдение за ситуацией в центре города. В 10 утра примерно тридцать борцов за политические перемены в Алжире собрались на Площади 1 Мая, одной из самых больших площадей Алжира.

Перед ними выстроились сотни полицейских из подразделений внутренних дел главного управления государственной безопасности, чтобы предотвратить демонстрацию. Они были вооружены, но не прибегали к откровенному насилию. Все уже привыкли: за последние девять лет в разных городах и даже деревнях Алжира ежегодно проходило более 700 демонстраций, так что полиция в полной мере успела подготовиться ко всеобщему восстанию.

Тридцать один год назад, 5 октября 1988 года, более чем за год до падения Берлинской стены алжирский народ впервые вышел на улицы, чтобы свергнуть социалистический режим и добиться демократии и многопартийной системы. В тот день население, которое приняло участие в событиях, не столкнулось с сопротивлением властей: начались грабежи, было разрушено несколько общественных зданий. На следующий день премьер-министр тех лет Мохаммед Шериф Мессадия распорядился о развертывании армии.

Пять дней спустя страна получила печальный итог: согласно данным из больниц, от пуль, выпущенных армией, которая не имела опыта в правоохранительной деятельности, погибло 500 человек. Хуже того, последовало 15 000 арестов, а против арестованных и помещенных в лагеря демонстрантов применялись пытки.

Четыре года спустя в Алжире началась гражданская война, продлившаяся десять лет. В 2004 году новый сильный руководитель страны Абдель Азиз Бутефлика понял, что для сохранения власти ему придется полагаться на профессиональную полицию и сильную жандармерию.

Бутефлика увеличил численность силовых структур в два раза и осуществил крупные инвестиции в обучение и вооружение 150 тысяч полицейских и жандармов, чтобы начать использование самых современных методов правоохранительной деятельности. Его цель состояла в том, чтобы быстро и эффективно пресекать любые демонстрации и избегать контроля со стороны неправительственных организаций и международного сообщества, применяя при этом как можно меньше насилия.

Подразделение правоохранительной деятельности (UMO)

Главное управление государственной безопасности (DGSN) создало во всех городах десятки республиканских подразделений безопасности (теперь называемых подразделениями правоохранительной деятельности – UMO). За пределами городских районов жандармерия организует группы быстрого реагирования (GIR).

Алжир принял французскую модель организации полиции и жандармерии, переняв их опыт обучения и поддержания боеготовности. Учебное пособие алжирских UMO очень похоже на «Руководство по управлению толпой» французских CRS (отрядов особого реагирования). Алжирская концепция для полицейских подразделений называется «демократическое управление толпой», она немного менее агрессивна, чем французская модель, которая отдает предпочтение применению пеших сил против демонстрантов для выведения их из строя.

Одно подразделение правоохранительной деятельности (UMO) состоит примерно из 90 человек на 12 спецмашинах, как правило, это Toyota Land Cruiser, водометная машина Mercedes или Iveco, снегоуборочная машина Mercedes и 7–8 машин Mercedes Vario или Sprinter. Иногда они получают поддержку от полицейского бронеавтомобиля Nimr ISV, оснащенного гранатометами со слезоточивым газом, звуковой пушкой LRAD и лазерным устройством для временного ослепления демонстрантов.

Предвидя масштабную демонстрацию, на которую активисты созывали в Facebook, 22 февраля 2019 года полиция развернула 18 UMO и шесть бронеавтомобилей Nimr ISV. В 10 часов утра демонстрантов было всего 30, и их быстро арестовали, но сразу после пятничной молитвы, которая заканчивается в 13:30, сотни тысяч людей хлынули на улицы столицы как настоящее цунами. Однако 18 UMO быстро вышли на позиции и сосредоточились на защите президентского дворца, правительственного дворца, национального собрания и сената без использования боевых средств. Насилие применялось лишь для обороны. Для контроля и сдерживания толпы использовали только слезоточивый газ, никто не хотел открытой вооруженной конфронтации.

В других районах Алжира демонстрации проходили примерно в пятидесяти городах страны, объединяя более миллиона человек, опять же без насилия и с очень ограниченным присутствием полиции, обычно от одного до трех UMO, которые почти не вмешивались в происходящее.

Горячий март

Подобные демонстрации продолжаются до сегодняшнего дня в большинстве алжирских городов каждую пятницу и вторник, с пиком по пятницам. Самые многочисленные демонстрации прошли 1 и 8 марта, когда в столице насчитывалось около миллиона демонстрантов, а в остальной части страны – примерно четыре миллиона. Власти пытались привлечь больше полицейских, увеличив число подразделений до 27, но это не имело никакого эффекта, тем более что демонстранты отказались от захвата общественных зданий и только обходили заграждения полиции.

В основном демонстрации сосредоточены на одной из главных улиц столицы Дидуш Мурад и одной из центральных площадей – Плас-де-ла-Гранд-Пост. Имея длину более полутора километров, улица Дидуш Мурад, шириной от 20 до 25 метров, способна вместить до 1,5 миллиона демонстрантов единовременно.

Во время выступлений полиция располагалась в определенных зонах, чтобы перекрыть доступ к правительственным учреждениям, но избегала насильственных методов сдерживания. При этом были задействованы два полицейских вертолета (AW 109 LUH и EC 350 Ecureuil), а также вертолет жандармерии AW 109 LUH. Их задачи включали подсчет демонстрантов и слежение за толпой, причем изображения транслировались в командный пункт полиции в режиме реального времени.

Для мониторинга демонстраций полицейское руководство использовало широкую сеть камер наблюдения в центре города: около 700 камер передавали данные в режиме реального времени, что помогало командованию оперативно принимать решения.

В дополнение к 2500 бойцам, задействованным в вооруженных UMO, полиция мобилизовала около 2500 полицейских в штатском – сотрудников местных правоохранительных отделений, используемых в качестве подкрепления. Кроме того, были задействованы сотни агентов разведки. Им надлежало смешиваться с толпой демонстрантов, фотографировать и выявлять зачинщиков, чтобы позже арестовывать их. Еще одну группу правоохранителей назначили специально для проведения целенаправленных арестов.

Следует отметить, что у этих 5000 полицейских не было смертоносного оружия. Типичное снаряжение полицейского в штатском – это рация, а иногда и Taser X25, аэрозольный баллон с газом CS или детонирующая граната. Основной поставщик подобного травматического вооружения – бразильская компания Condor, которая за последние десять лет осуществила много поставок в Алжир.

Подразделения UMO оснащены защитной одеждой, щитами и дубинками, винтовочными гранатометами CS, также на каждое подразделение приходится несколько помповых ружей с резиновыми пулями.

Полиция также иногда прибегает к помощи так называемой группы специальных операций (GOSP) – это подразделение отдела по борьбе с терроризмом и освобождению заложников. Оно предназначено для защиты президента республики, действий в случае вспышек насилия или для транспортировки раненых полицейских. Это подразделение, имеющее в составе бронемашины, в крайнем случае может использовать и боевое оружие. 

Полиция обращалась за помощью GOSP 1 и 8 марта – против небольшой радикальной группы, которая пыталась совершить нападение на отделение банка. Также вмешательство спецгруппы было заметно 12 апреля, когда демонстранты окружили полицейских. В тот раз была предпринята попытка разогнать демонстрацию – это единственная ситуация за тридцать две недели, когда против демонстрантов все же было применено насилие. В итоге оказалось около двадцати раненых, некоторые пострадали от резиновых пуль. 

Используемая правоохранителями тактика заключалась в том, чтобы разделить длинную процессию демонстрантов на несколько частей и далее разогнать их по одному. Эта попытка была предпринята уже в конце дня, когда оставалось не так много протестующих людей.

С мая 2019 года (после отставки президента 2 апреля) новые лидеры решили пресечь или хотя бы сократить уличные демонстрации, оказывая на людей давление и не давая возможности задействовать символические места города – туннель факультетов и лестницы Плас-де-ла-Гранд-Пост. Туннель факультетов закрыт с 19 апреля, а 23 мая полиция закрыла и лестницы Плас-де-ла-Гранд-Пост, запретив туда доступ.

Власти также делали ставку на летнюю жару и месяц Рамадан (с 5 мая по 3 июня). Более 350 полицейских машин были размещены на тротуарах и в тенистых местах, чтобы отпугнуть возможных участников манифестации. Эта тактика, продолжавшаяся в течение всего лета, немного сократила число демонстрантов, но так и не смогла сломить движение, которое вспыхнуло с новой силой в сентябре.

В июне, после провала своей стратегии во время Рамадана, политические власти Алжира начали терять терпение и стали давать распоряжения об арестах все большего числа демонстрантов. Кроме того, было запрещено использование флага берберов (это культурная эмблема берберского населения), и тех, кто не повиновался, арестовали. 

В 2019 году за семь месяцев активных демонстраций погибло три человека (двое из-за применения насилия и один из-за сердечного приступа), и 50 человек получили ранения. Также прошли сотни арестов и вынесены десятки приговоров к тюремному заключению лидеров и простых демонстрантов.

За пределами столицы для блокирования доступа в Алжир активно использовалась жандармерия, точнее, GIR (группы быстрого реагирования жандармерии), которые можно считать эквивалентом UMO – примерно с таким же количеством людей и машин, но в основном с использованием местного оборудования. В некоторых городах и отдаленных районах они заменили подразделения UMO.

Что дальше?

Уроки, которые мы можем извлечь, заключаются в том, что полиция и демонстранты не уступили насилию или провокациям. Люди всегда старались обходить препятствия, не сталкиваясь с полицией, а она играла просто оборонительную роль и разграничивала территории, где проведение демонстраций было возможно.

Полиция не применяла чрезмерную силу и не использовала провокации. Контроль осуществлялся в режиме реального времени благодаря видеонаблюдению и вертолетам, что дало полицейским большое тактическое превосходство.

На политическом уровне успехи населения весьма значительны. Удалось добиться отставки президента Абдель Азиза Бутефлика 2 апреля и предотвратить президентские выборы 16 апреля 2019 года. Продолжая демонстрации, люди сумели отменить вторые президентские выборы 4 июля и по сей день продолжают оказывать давление, чтобы ускорить демократизацию страны и добиться смены режима.

Автор - Акрам Харьеф

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
№ 6 (59) 2019 г., Санкт-Петербург 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры