ОАЭ. Из пустыни в космос

Салем Аль-Марри, заместитель генерального директора по научно-техническим вопросам в Космическом центре Мохаммеда бин Рашида (MBRSC) ОАЭ, за день до старта «Союз МС-15» с первым космонавтом Эмиратов Хазза Аль-Мансури на борту рассказал в эксклюзивном интервью журналу «Новый оборонный заказ. Стратегии» об амбициозных планах своей страны в области изучения Марса и описал опыт сотрудничества с «Роскосмосом».

 

Каковы ключевые этапы Космической программы Эмиратов (Emirates Space Program)?

– Мы начали работу 15 лет назад. Первоначально главный фокус был направлен на строительство спутников в сотрудничестве с государственным и частным сектором. Первым шагом стало получение знаний и освоение необходимых технологий. В процессе этой работы стартовали мини-спутники дистанционного зондирования DubaiSat-1, а затем и DubaiSat-2, после чего мы успешно изготовили KhalifaSat – собственный спутник, на 100% произведенный в ОАЭ. DubaiSat-1 и DubaiSat-2 были выведены на орбиту российской ракетой-носителем «Днепр» в 2009 и 2013 годах соответственно. Работы шли при участии специалистов из России, что привело успешному освоению и внедрению технологий.

Спутник «KhalifaSat» был на 100% изготовлен в ОАЭ. Основан ли он на каком-то определенном прототипе?

KhalifaSat был полностью разработан в ОАЭ. Часть технологий, использованных в производстве, также были разработаны в ОАЭ, что-то мы закупали у иностранных поставщиков, в частности, и у российских; мы не делали все сами с нуля. Можно провести аналогию с производством автомобиля: вы разрабатываете свой кузов и двигатель, но закупаете шины, потому что их производство требует налаживания отдельной технологической цепочки. Намного более рационально купить их, чем производить самостоятельно. KhalifaSat включает много российских приборов, таких как гироскопы, но общий дизайн-макет полностью разработан в Эмиратах.

Сейчас вы работаете над еще более амбициозными проектами?

– На протяжении последних шести лет мы работаем над проектом Mars Hope Mission, ближайшая цель которого – построить космический зонд Amal (в переводе с арабского это слово означает «надежда»). Запуск планируется осуществить из Японии в 2020 году. Эта миссия станет первой попыткой арабской страны достичь Марса.

В апреле 2017 года в ОАЭ была запущена программа подготовки космонавтов. Из четырех тысяч претендентов выбраны двое: Хазза Аль-Мансури и Султан Аль-Нейади. Этот этап был очень важным для нас. На протяжении всего процесса, от отбора кандидатов до их тренировок, запуска проекта и использования российской части Международной космической станции (МКС), ключевым партнером оставался «Роскосмос».

Как бы вы описали сотрудничество с «Роскосмосом»? Отличалось ли оно от совместной работы с вашими европейскими или американскими партнерами?

– Со каждым из партнеров сотрудничество складывается совершенно по-разному, но со всеми позитивно. «Роскосмос» всегда готов к взаимодействию, специалисты помогали нам в самых разных ситуациях. При описании опыта нашего сотрудничества с «Роскосмосом» ключевое слово – гибкость. Когда возникли проблемы с запуском после неудачи с «Союзом МС-10», сотрудники «Роскосмоса» проявили гибкость и понимание, и мы смогли договориться о дате для полета Хазза Аль-Мансури.

Несмотря на то, что подписание контрактов и заключение сделок часто предполагает умение приспосабливаться к обстоятельствам и способствует развитию устойчивых взаимоотношений, лучше всего надежность деловых связей проверяется именно во времена кризиса. У нас в прошлом году была возможность осознать стабильность нашего партнерства с «Роскосмосом». Одним словом, сотрудничество можно оценить как чрезвычайно плодотворное и эффективное.

На какой стадии сейчас находится программа «Марс 2117»?

– «Марс 2117» – это стратегическая программа для ОАЭ, стремление разделить мечту человечества через 100 лет достичь Марса и построить на планете обитаемый город. Мы сформировали пятилетние планы финансирования исследований и разработок, посвященных изучению проблем космоса и возможностей обеспечения жизни людей на Марсе и на Луне.

Первый проект программы – это создание города Mars Science City. Он будет представлять собой пространство, где станут проводить все исследования, имеющие отношение к энергии, воде и пище, поскольку это три основных элемента, которые необходимо рассматривать, когда мы говорим о жизни человека в космосе. Проект Mars Science City планируется запустить через два года в Дубае, он станет масштабным космическим симулятором для полноценного изучения и прогнозирования марсианской среды обитания. Предполагается, что этот проект станет платформой для международного сотрудничества в области марсианских исследований.

ОАЭ первая арабская страна, побывавшая на Международной космической станции. Как вы оцениваете свою ответственность перед арабским миром?

– Инвестиции в космические проекты очень важны. Занимаясь изучением космоса сегодня, мы пытаемся внести свой вклад в глобальные усилия по проведению исследований и научных миссий человечества, чтобы сделать лучше жизнь на Земле. Мы действительно верим, что инвестиции в космос – это улучшение жизни для каждого из нас. Мы видим, как много делают развитые страны в направлении освоения космоса, совершенствуя такие отрасли, как образование, бизнес и технологии. Мы, как и многие другие арабские первопроходцы в 1980-х годах, прошли долгий путь в направлении космоса, и сегодня есть арабские страны, производящие спутники. Арабы должны работать вместе и объединять усилия в таких, например, проектах, как совместное строительство спутников.

Ваши космические программы открыты только для граждан ОАЭ или для всех желающих?

– Программа подготовки космонавтов – одна из немногих, которые рассчитаны только на граждан ОАЭ. К большинству проектов мы приглашаем присоединиться ученых и исследователей из разных стран, и у нас работает много иностранных профессоров и ученых, а фотографии наших спутников доступны всем.

Есть ли другие проекты, над которыми вы работаете после KhalifaSat?

– Мы работаем над проектом миниатюрных спутников, таких как DMSat (Dubai Municipality Satellite – муниципальный спутник Дубая), который должен быть запущен на будущий год. Он разработан для того, чтобы отслеживать любые изменения в окружающей среде или климате и колебания уровня CO2. Есть также проекты и других спутников, но сейчас мы не можем раскрывать информацию о них.

Вы упомянули о том, как вместе с «Роскосмосом» преодолели проблемы, которые возникли после запуска «Союза МС-10» в прошлом году. Были ли еще сложности, с которыми вам пришлось справляться?

– Главную проблему составляло планирование даты запуска, потому что это затрагивало участников из других стран. Были и другие сложности: разработка научной программы, изучение русского языка, тренировки космонавтов. Тем не менее, нам удалось справиться со всеми этапами благодаря нашим исключительным партнерским отношениям с «Роскосмосом», ГНЦ РФ Институт медико-биологических проблем РАН, ФГБУ «НИИ Центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина» и другими участниками нашей совместной миссии.

Где космонавты изучали русский язык? Сколько времени для этого потребовалось?

– Русский изучали и в ОАЭ, и в России в течение почти 18 месяцев. Надо отметить, что пришлось приложить немало усилий.

Вы готовили традиционные блюда арабской кухни для космонавтов?

– Да. И даже в этом вопросе мы тоже сотрудничали с российскими специалистами, потому что в России находится ведущая Лаборатория космического питания. Мы решили сделать три традиционных для ОАЭ блюда в специальной космической упаковке, разработали состав и содержание ингредиентов, и результат оказался великолепный. Блюда получились прекрасно.

Что еще вам хотелось бы рассказать о первом арабском полете на МКС?

– Вся наша деятельность будет осуществляться на арабском языке, поскольку это первый арабский космонавт, который посетит Международную космическую станцию. Планируется провести 16 научных экспериментов. Кроме того, будут поставлены образовательные опыты: их подготовили 150 детей на земле, и эти опыты повторят в космических условиях, а затем пройдет сравнение результатов. Также планируются репортажи на английском и арабском языках и еще много разных занятий. Мы надеемся извлечь максимум из этой возможности, используя социальные медиа, чтобы поделиться опытом со всеми.

Последний раз арабский космонавт побывал в космосе в 1987 году – это Мохамед Фарес (Mohamed Fares) из Сирии, до него там был принц Султан бин Селман бин Абдул Азиз Аль Сауд (Prince Sultan Bin Selman BinAbdul Azziz Al Saoud) в 1985-м. Это означает, что последнее арабское путешествие в космос произошло 32 года назад – это слишком большой промежуток времени, и мы надеемся, что такого больше не повторится.

Что планируется после возвращения космонавтов на Землю?

– Разумеется, будет период отдыха и восстановления, а затем последует серия различных мероприятий в ОАЭ и по всему арабскому миру, чтобы космонавты могли поделиться своим опытом. Мы намереваемся продолжать их тренировки и подготовку к следующему космическому путешествию, но сейчас пока слишком рано об этом говорить.

 

Беседовала Рим Мохамед

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
№ 6 (59) 2019 г. , Санкт-Петербург  

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры