Роль ВТС в концептуальных документах Китая

С распадом Советского Союза на карте мира появились новые суверенные государства, перед каждым из которых встали задачи выстраивания собственной независимой политики. Кроме того, окончание холодной войны, кардинальное изменение стратегической обстановки и неизбежность создания новой системы международных отношений стали причинами пересмотра другими государствами своих внешнеполитических ориентиров.

Одним из важнейших направлений государственной деятельности стала работа в сфере национальной безопасности, и особенно – в части военных аспектов внутренней и внешней политики. Концептуальными основами такой работы выступают вновь созданные или пересмотренные военные доктрины или иные аналогичные документы – оборонные стратегии, белые книги и др. В этих документах рассматриваются инструменты обеспечения военной безопасности, и одним из таких инструментов представлено военно-техническое сотрудничество.

 

Ознакомление с концептуальными документами в сфере военной безопасности будет полезным дополнением практической деятельности, поскольку такие документы транслируют официальную позицию государства. Концептуальные основы формируют особенности осуществления ВТС, и учет этих особенностей позволит выстраивать более эффективные отношения в военно-технической области. Причем интерес представляют не только положения, непосредственно связанные с реализацией ВТС и указанием его роли в системе обеспечения военной безопасности, но и пункты, которые затрагивают вопросы национальной оборонной промышленности и перспективных направлений технического оснащения ВС.

 

Китай

Одним из первых концептуальных документов в сфере военной безопасности в Китае в период после распада СССР стал «Контроль над вооружениями и разоружение КНР» («中国的军备控制与裁军»), опубликованный в 1995 году.

В этом документе речь идет о решении сократить вооружения в связи с сокращением численности Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Приведены конкретные цифры: до 10 000 единиц артиллерии, более 1100 единиц бронетехники, около 2500 самолетов различных типов, а также более 610 кораблей. Проводя аналогии с судьбой невостребованной техники, оставшейся на территории союзных республик после распада СССР, можно предположить, что сокращенные вооружения КНР могли быть реализованы на внешних рынках.

Отмечается умеренная конверсия оборонных предприятий: произошел переход от производства исключительно ПВН к выпуску гражданской продукции и продукции двойного назначения. Любопытно, что на сегодняшний день все 10 крупных корпораций оборонной промышленности имеют сложную внутреннюю структуру, а объемы производства на них гражданской продукции в разы превышают объемы выпуска ПВН.

В Белой книге «Национальная оборона Китая в 2000 году» («2000年中国的国防» 白皮书) названы требования к развитию оборонного сектора: удовлетворение потребностей внутреннего рынка, бесперебойность поставок и повышение возможностей по модернизации имеющейся на вооружении техники. Последнее требование особенно интересно в совокупности с задачей выработки новых подходов к использованию уже имеющихся ВВиСТ.

Отмечается существенный вклад сотрудничества и обмена перспективными наработками с передовыми зарубежными предприятиями. Намечены ключевые задачи дальнейшего развития оборонки: ускорить темпы разработки новых видов ВВиСТ, а также реализовывать реформу системы управления ВПК.

В Белой книге 2002 года («2002年中国的国防» 白皮书) внимание уделено феномену революции в военном деле (мировая военная революция – 世界军事变革) и связанным с ней изменениям в мировой стратегической обстановке. Перед НОАК поставлена задача реализовать опережающую военную модернизацию, в том числе в части ВВиСТ, что означает не только создание высокотехнологичных образцов, но и совершенствование способов их применения. В целях финансирования фундаментальных исследований и разработок предусмотрено «умеренное» увеличение оборонного бюджета.

Ставка сделана на международное сотрудничество в военно-технической сфере, в частности – на трансфер технологий. Большое внимание уделено изучению возможностей использования военных технологий в гражданском производстве, а также технологиям двойного назначения.

С другой стороны, такая военно-гражданская интеграция рассматривается как перспективная стратегия по преодолению технологической отсталости ВПК Китая. Обходя эмбарго на поставку ПВН, Китай использует возможности сотрудничества в гражданском секторе с целью получения доступа к передовым технологиям, осуществляя затем внутренний трансфер из гражданской сферы в военную.

В отношении ВТС отмечено, что Китай оказывает помощь «некоторым развивающимся странам» в укреплении материально-технической базы их вооруженных сил, а также активно осваивает новые направления взаимодействия. Это может быть связано с возросшей террористической угрозой и потому – с укреплением регионального двустороннего сотрудничества по линии ШОС, о котором также имеются упоминания в Белой книге.

В Белой книге редакции 2004 года («2004年中国的国防» 白皮书) развиты и дополнены положения предыдущего документа. По-прежнему ВТС считается важной мерой развития ВПК, и потому декларируется активное участие Китая в международном сотрудничестве и расширение «открытости для внешнего мира». Помимо заимствования зарубежных технологий, речь идет и о заимствовании опыта управления ими. Отмечается необходимость поиска путей увеличения иностранных инвестиций, расширения стратегического сотрудничества с крупными компаниями-производителями ПВН. Приветствуется развитие ВТС с «дружественными странами», содействие обмену военными технологиями и сотрудничество в секторе оборонной промышленности.

Необходимыми шагами названы оптимизация структуры экспорта ПВН, а также повышение конкурентоспособности на мировом рынке вооружений. Заявлены необходимость расширения возможностей для создания собственных прорывных технологий, а также переход от модели производства ПВН, ориентированной на количество изделий, к модели, ориентированной на качество. Поставлены задачи тесной интеграции военных и гражданских технологий, а также сокращения цикла разработки ПВН и связанных с этим издержек.

Впервые в Белой книге детализированы направления работы в развитии возможностей ВМФ, ВВС и Второй артиллерии. Так, в отношении ВМФ требуется обновление морских вооружений, разработка новых типов кораблей, создание специальных летательных аппаратов и вспомогательного оборудования для повышения возможности нанесения высокоточных ударов. Для ВВС главным аспектом стала разработка истребителей, ЗРК, АСУ ВВС, средств связи и информационных операций, а также создание системы ПВО, обеспечение системами раннего предупреждения и разведки. В отношении Второй артиллерии речь идет о ракетном оружии, а также об их АСУ.

В Белой книге по национальной обороне Китая в 2006 году («2006年中国的国防» 白皮书) впервые обозначены намерения создать единую эффективную и стабильную систему пограничной обороны – это касается и сухопутных, и морских границ. Поскольку ВС Китая переходят от региональной обороны к «глобальной мобильности», особое внимание в строительстве ВМФ уделено увеличению стратегической глубины обороны на море, улучшению комплексных морских операций, наращиванию огневой мощи, а также возможностей переброски десанта и техники на дальние расстояния. В ВВС намерены развивать возможности перехода к наступательным операциям, повышать точность авиаударов, совершенствовать системы ПВО и ПРО, системы разведки и раннего предупреждения о нападении.

Как и прежде, руководство КНР поддерживает участие в международном ВТС с акцентом на технологии двойного назначения. В целях улучшения работы в сфере инноваций предлагается оптимизировать структуру промышленности и увеличить число научно-исследовательских институтов и объем производственных мощностей, в том числе за счет создания высокотехнологических промышленных кластеров.

В Белой книге по национальной обороне Китая 2008 года («2008年中国的国防» 白皮书) отмечен рост влияния Китая на мировой арене: «Развитие Китая не может быть отделено от изменений в мире. Благополучность и стабильность в мире нельзя отделить от развития Китая».

В связи с ужесточением международной конкуренции в сфере военной науки и техники заявлена необходимость придерживаться самостоятельных и независимых инноваций, а также строительства современных систем вооружений «с китайской спецификой» в соответствии с принципами надежности, боевой универсальности, модульности, а также с учетом роста информатизации и цифровизации на новом этапе РВД.

Отмечено значение ВТС как с развитыми, так и с развивающимися странами. В отношении первых акцент сделан на трансфер технологий и заимствование опыта организационных и управленческих решений, в отношении последних – на совместную разработку и производство – с учетом конкретных потребностей сотрудничающей стороны. Такой подход можно связать с участием Китая в многостороннем сотрудничестве в рамках ШОС – подписание в 2007 году «Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС» создало политическую и правовую основу для взаимодействия в сфере безопасности. Интересно, что впервые в перечне направлений международного сотрудничества ШОС возглавила этот список, несмотря на то, что традиционно Китай предпочитает двусторонние отношения.

В Белой книге 2010 года («2010年中国的国防» 白皮书) акцент вновь сделан на совершенствовании исследовательской и производственной базы, а также военно-гражданской интеграции в сфере технологий и промышленности. В связи с этим предусмотрено увеличение финансирования высокотехнологичных отраслей.

В области международного ВТС, выстроенного в соответствии с принципами взаимной выгоды и равноправия (принцип равноправия указан впервые), заявлено намерение о создании «с некоторыми дружественными странами» межправительственных структур, курирующих вопросы ВТС. Также отмечено ВТС с созданием совместных производств с целью вовлечения «некоторых стран» в процесс развития.

Особое внимание в редакции 2010 года уделено углублению «добрососедской дружбы и прагматичного сотрудничества» с соседними странами. На фоне ситуации в Афганистане, а также роста угроз, исходящих от «трех сил зла» (терроризма, сепаратизма, экстремизма), интенсификация отношений с соседними странами, непосредственно граничащими с Афганистаном, выглядит вполне обоснованной. Важным фактором, усилившим внимание к афганскому направлению, мог стать вывод войск НАТО из этой страны, начало которого было назначено на конец 2014 года.

В череде Белых книг по национальной обороне Китая выделяется Белая книга 2013 года, посвященная вопросам расширения сферы применения вооруженных сил (国防白皮书:中国武装力量的多样化运用, «Белая книга по обороне: диверсификация применения Вооруженных сил Китая»). Помимо описания задач ВС, не связанных с войной, в документе имеются положения, отражающие внешнеполитические приоритеты КНР: переход от региональной обороны к «транс-региональной мобильности», расширение национальных интересов по мере интеграции в мировую экономику. Вновь отмечена роль ВМФ в обеспечении возрастающих интересов Пекина, а также названы меры по наращиванию оборонных возможностей Китая: создание авианосного флота, ускоренное развитие авиации, создание легких механизированных подразделений и сил специального назначения в структуре НОАК.

Несмотря на то, что в этом документе вопросы ВТС напрямую не затронуты, его положения будут полезны для прогнозирования намерений Китая в этой сфере.

В 2015 году была опубликована «Военная стратегия Китая» («中国的军事战略»), по своей структуре и основным содержательным блокам аналогичная Белым книгам. В документе впервые представлен принцип в отношении вооруженных сил КНР, ставший краеугольным камнем новой оборонной стратегии: «Мы не нападем на вас, если вы не тронете нас; но если вы на нас нападете, мы будем вынуждены ответить» («人不犯我, 我不犯人; 人若犯我, 我必犯人»).

В Стратегии большое внимание уделено вопросам обеспечения безопасности за рубежом. Планируется укреплять международное сотрудничество, а также осуществлять консультации и обмены по направлениям оборонной политики, развитию ВВиСТ, вопросам военного строительства, военного образования и материально-технического обеспечения нужд ВС. В разделе международного сотрудничества на первом месте представлено развитие двусторонних отношений, однако также отмечена необходимость координации усилий и в рамках совместного участия в международных организациях.

Назван ряд перспективных направлений развития собственных вооруженных сил в киберпространстве и космосе. Важным остается развитие морского компонента ВС.

Интересно, что в тексте документа в части угроз впервые введен термин «цветная революция» (颜色革命), что можно расценивать как реакцию на международные события, в том числе – Украинский кризис 2014 года.

В целом можно отметить, что международному сотрудничеству по военно-технической линии уделено меньше внимания, чем в предыдущих редакциях документа.

В 2019 году Китай опубликовал Белую книгу «Национальная оборона Китая в новую эру» («新时代的中国国防» 白皮书全文). В этом документе сохраняется тенденция снижения внимания к международному ВТС, несмотря на то, что военное сотрудничество – совместные учения, консультации и пр. – остается важным компонентом межгосударственных отношений.

Значительное место занимает описание нового витка НТР и промышленных преобразований, породивших такие передовые технологии, как искусственный интеллект, квантовая информация, Big Data, облачные вычисления и Интернет вещей (IoT). Отмечены новые тенденции в военном деле, которые связаны с развитием этих технологий.

Дана подробная оценка РВД с китайскими характеристиками, а также задач, поставленных перед НОАК к 2020, 2035 и 2050 годам. Из интересующей нас сферы следует отметить создание модернизированной системы вооружений и техники: оптимизация общего состава ВВиСТ; сбалансированное развитие основного боевого оборудования, информационных систем и вспомогательного оборудования; выведение из эксплуатации старого оборудования; формирование основы новой системы ВВиСТ из нового и высокотехнологичного оружия и оборудования. В качестве успешных примеров приведены введенные в эксплуатацию легкий танк Type 15, эсминец типа 052D, истребители J-20 и баллистические ракеты средней и большой дальности DF-26. Помимо названных задач, в числе приоритетов – увеличение инвестиций в НИОКР, повышение модернизационных возможностей и разработка новых образцов авианосцев, боевых самолетов, основных боевых танков и ракет.

Подводя итог, отметим ключевые положения.

  • В концептуальных документах Китая ВТС представлено как инструмент технологического развития китайской оборонной промышленности путем осуществления трансфера передовых технологий;
  • ВТС – канал заимствования управленческих решений в сфере ВПК;
  • Наравне с развитием международного сотрудничества в этой сфере, заявлена необходимость развития собственной базы и, позднее, возможность выступать на международных рынках с конкурентоспособной продукцией;
  • ВТС рассматривается как способ углубления отношений с развивающимися странами, причем как в целях развития экономик этих стран – через совместное производство ПВН, так и в связи с расширением сфер интересов КНР – для обеспечения безопасности китайских границ, торговых путей, собственности и граждан за рубежом – через оказание военно-технической помощи.

 

Автор – Олеся Загорская

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
№ 6 (59) 2019 г. , Санкт-Петербург 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры