Цифра – драйвер развития

Несмотря на многочисленные победные реляции, по сути, цифровизация производства в стране делает робкие шаги. Тем не менее, и первых результатов достаточно, чтобы убедиться в правильности выбранного пути. Цифровая трансформация промышленности обречена обеспечить повышение конкурентоспособности российского производства и его интеграцию в глобальные товарные цепочки.

Кодирование производства

Меняющаяся действительность ежедневно приносит новые примеры цифровизации. «Так, благодаря уберизации многие россияне уже отказываются от собственных автомобилей, – перечисляет генеральный директор АНО «Цифровая экономика» Евгений Ковнир. – А в финансовой сфере появились банки без отделений, то есть полностью работающие в виртуальном пространстве». Со всех сторон звучит «искусственный интеллект», «робототехника», «дополненная реальность», «интернет вещей»…».

Эксперт полагает, что на горизонте пяти-семи лет планету ожидает масштабная трансформация в промышленности, сопоставимая с появлением парового котла. «И это прекрасная возможность продвинуться вперед как каждому конкретному предприятию, так и в целом стране», – рассуждает специалист.

Ближе к насущным проблемам российской промышленности выстраивает свою позицию президент ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин. Он, прежде всего, обращает внимание на следующие перспективы. Цифровые технологии открывают возможность децентрализованного учета и децентрализованных форм управления. И, кстати, во многом поэтому россияне все больше доверяют управленческим ресурсам, основанным на технологии блокчейн и других распределенных реестров.

Соответственно, как в государственном управлении, так и в корпоративном руководстве роль децентрализованных реестров будет только возрастать.

Более полно пакет требующихся российской индустрии срочных решений включает задачи по импортозамещению как в сфере промышленных IT, так и в более широком ракурсе. Перевод под цифровой контроль стандартов качества и всей прилагающейся к производственному процессу периферии: защищенных слаботочных систем, энергоснабжения, климатических систем… Оптимизация способов объединения технологических и производственных процессов в общий жизненный цикл и технологий сбора информации с производственных элементов. Снятие рисков информационной безопасности как сдерживающего фактора. Более прозрачные методики, позволяющие адекватно выбирать между собственной разработкой решений или аутсорсингом… Подобный перечень вызовов легко встретить в повестках различных отраслевых форумов, встреч и конференций.

Собственно, на регулярно проходящих публичных мероприятиях сказано достаточно. Пора переходить к делу.

Впрочем, отдельные российские компании уже обладают успешным опытом трансформации своего производства с учетом мирового тренда на тотальную цифровизацию. IT-специалисты уже предметно, на конкретных отечественных кейсах обсуждают системы промышленного интернета вещей, проекты создания «цифровых двойников» и другие новации.

Первые шаги и первые ласточки

Начнем с примеров в логистике, зачастую прибавляющей до 50% к себестоимости продукции. Генеральный директор Ctrl2Go Алексей Белинский рассказывает, что его головная сервисная компания зарабатывает от пробега железнодорожного подвижного состава, любой простой – за свой счет, а любая поломка – убытки. И три года назад перед IT-подразделением компании была поставлена задача по предсказанию поломок между плановыми ремонтами.

«Предсказав, что машина сломается, далее надо было обеспечить бесшовное внедрение дополнительных нагрузок сервисных компаний, – рассказывает специалист. – И на тех участках, где мы наладили доступ к данным, непроизводительные потери сократились на 20%».

Алексей Белинский добавляет, что внедрение следующих разработок Ctrl2Go позволит сократить время простоя между ремонтами в четыре раза. Кстати, программный продукт российской разработки уже внедряется на технике нескольких транснациональных компаний Европы.

Со своей стороны, директор по информационным технологиям «Российских железных дорог» Евгений Чаркин из ряда новых развивающихся решений прежде всего обращает внимание на электронную торговую площадку. Эта платформа в процессе эволюции от решения для некрупного бизнеса превратилась в общий ресурс эффективности. «Инструменты площадки позволяют очень быстро спланировать и отследить перевозку. И становится ненужным огромный штат логистиков при каждом крупном промышленном предприятии», – констатирует эксперт.

Цифра начинает играть все более заметную роль и непосредственно на производстве. «Когда новые акционеры зашли на актив, их встретили очень старое производство, устаревшие методики управления, научный парк преклонного возраста, – делится генеральный директор «Концерна «Калашников» Владимир Дмитриев. – И главной задачей цифровизации, которую мы осознали и поставили перед собой, стали не столько экономия времени и ресурсов, сколько поиск рыночных потребностей, новых ниш».

Хотя эксперт оговаривается, что цифровизация незаменима и в решении других насущных задач предприятия. Например, конструктор получает возможность спроектировать новые изделия в цифровых моделях и с помощью этих же моделей моментально «поставить продукт на производство».

Но, подчеркивает Владимир Дмитриев, жизненно важно учитывать готовность к цифровизации потенциальных клиентов. «Так, в области БПЛА основными заказчиками выступают компании топливно-энергетического комплекса, которые прекрасно понимают, что на покупке крупномасштабного «железа» и обучении огромного штата сотрудников можно сэкономить, – поясняет глава концерна. – И можно просто обратиться в летную компанию, которая продаст рабочие часы и решит все проблемы».

Президент «Объединенной авиастроительной корпорации» Юрий Слюсарь также рассказывает, что на предприятиях концерна за последние годы была проведена масштабная программа технического перевооружения и закуплены сотни станков. «Мы уже достаточно давно стали цифровой компанией, в первую очередь в ответ на те вызовы, которые возникли с точки зрения проектирования, – делится специалист. – Мы проектируем в цифре – все последние самолеты имеют полноценные цифровые двойники. Теперь пришло время проводить в цифре испытания новых моделей».

Эксперт констатирует, что сегодня к самолету предъявляется гораздо больше требований с точки зрения безопасности, эксплуатационных вопросов, эргономичности и многих других параметров. И это ведет к тому, что при большом числе опытных образцов все меньше модификаций дождутся серийного производства. Значит, себестоимость испытательного цикла существенно растет.

«Конечно, все полностью перевести в цифру не получится, на сегодняшнем этапе, по нашим подсчетам, моделированию подчиняется порядка 25% процесса. Но и это – порядка 400 полетов и трех лет на каждую модель, – делится опытом Юрий Слюсарь. – То есть размеры экономии колоссальны». Иначе говоря, сокращается время выхода образца на рынок, а сегодня это один из главных факторов конкурентоспособности.

Свои примеры приводит и председатель совета директоров Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг. По его словам, в рамках Фонда была создана компания «Цифра», которая специализируется на цифровых технологиях, связанных с продвижением цифровых решений в различных отраслях промышленности.

И всего лишь за год эта компания с нуля выросла до более 200 сотрудников. Теперь заказы поступают как от российских, так и от иностранных предприятий. В частности, один из проектов называется «Диспетчер»: система управляет станочным парком любого «умного» производства. И эффект от внедрения системы с точки зрения повышения производительности труда и роста эффективности управления в среднем выше 15%.

«Но этот пример лежит в бизнес-плоскости, не требующей каких-то кардинальных преобразований. Процесс идет не по революционному, а по инновационному пути», – оговаривается Вексельберг.

Второй пример демонстрирует необходимость кардинального пересмотра подходов. «У нас в группе есть компания «Прана», занимающаяся предсказательной аналитикой. И если бы в стране эффективно работала система предсказательной аналитики, то последствия, например, катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС с большой вероятностью удалось бы предотвратить».

Проблемы требуют решения

Как отмечает Виктор Вексельберг, сегодня муссируется устоявшийся тезис, будто для России не характерен спрос на инновации и, соответственно, на новые технологические решения. «Это не так, – отрицает эксперт. – Промышленность всегда ориентирована на лучшие практики. И если порой кто-то из наших разработчиков не может пробиться на этом высококонкурентном рынке, это говорит о качестве продукта, который продвигается».

Впрочем, на пути цифровизации лежат и реальные «камни преткновения». Виктор Вексельберг обращает внимание, что для внедрения систем больших данных априори надо иметь доступ к данным по работе того самого оборудования, которым предполагается управлять. Но сфера промышленного интернета серьезно ограничена по правам доступа к этой информации. А предприятия-производители такого рода информацию закрывают.

«Именно поэтому во взаимодействии с государством мы сейчас находимся на этапе инициирования новых регламентов и процедур, – объясняет председатель совета директоров Фонда «Сколково». – Обновленного законодательства, которое позволит применить и внедрить передовые решения, уже существующие на сегодняшний день. Это болезненный и очень сложный процесс».

Соответственно, Фонд «Сколково» выступает координатором работы по продвижению новой регуляторной базы.

Глава Фонда признает, что «сопротивление среды» порой доходит до смешного. В частности, территория «Сколково» обладает определенным юридическим статусом, позволяющим тестировать и отлаживать новые технологии. И было заключено соглашение с Яндексом, который хотел опробовать беспилотный транспорт. По территории начало ездить беспилотное такси. Но один из жителей инновационного города написал заявление в прокуратуру. «Генпрокуратура запретила нам эксплуатацию беспилотников, и теперь мы пребываем в сложном диалоге с правоохранительными органами относительно того, чтобы все-таки получить возможность внедрения сервиса, – делится Виктор Вексельберг. – Это пример сопротивления при создании нового правового пространства, которое будет способствовать, а не препятствовать продвижению технологических новаций».

Кстати, по итогам весенней сессии в Госдуме Фонду (совместно с Правительством РФ) удалось продвинуть лишь два закона из более тридцати разработанных. Остальные зависли на рассмотрении в Думе, хотя таких законов уже сегодня нужно около ста.

«Есть дополнительная проблема – это крайне низкая готовность кадров, умеющих работать с современными цифровыми решениями, особенно в регионах. И в дополнение к тому, что пришлось вкладываться в станочный парк, в софт, нам потребовалось достаточно много работать на территориях по подготовке кадров, – вторит Владимир Дмитриев. – Мы были вынуждены подписывать соглашения с институтами и университетами, чтобы готовить молодых специалистов и создавать внутреннюю пирамиду – через вертикаль роста воспитывать внутри коллектива будущих лидеров».

Еще более остро строит проблема международной интеграции. «Говорю как один из представителей ОПК: мы оказались в неприятной ситуации, нам отрезали экспортные рынки и доступы к ряду технологий. И нам пришлось многие вещи разрабатывать самостоятельно, – сообщает руководитель «Концерна «Калашников». – Но пока мы вполне справляемся и движемся вперед».

Чего мы ждем?

Правительство РФ ожидает, что индустриальная цифровизация приведет к существенному увеличению производительности труда, с которым, надо признать, страна отстает. В современной России она составляет эквивалент порядка 26 долларов в час, что втрое меньше, чем в Германии и США, и вдвое ниже, чем в среднем по Европе.

Кроме того, предполагается рост несырьевого неэнергетического экспорта до 250 млрд долларов в год к 2024 году и упрочение позиций российского бизнеса на международных рынках. «Мы все понимаем, что внутренний рынок не так уж и велик, – соглашается Владимир Дмитриев. – И чтобы отбивать «длинные» деньги (а полная модернизация производства и изменение производственной модели требуют долгосрочного планирования), нам нужно идти в экспорт».

В частности, то партнерство, которое у Концерна складывается с индийскими коллегами, стало возможным исключительно благодаря тому, что российское предприятие достаточно быстро предложило современный и качественный продукт и продемонстрировало, что способно устаревшую площадку превратить в современное производство.

При этом Владимир Потанин обращает внимание на еще одно ожидаемое «последствие» цифровизации. Переход на цифру открывает дорогу для введения в оборот не самих товаров, а их электронных символов. Такой оборот, предположительно, проще, дешевле и прозрачней. И такая трансформация рынка, в свою очередь, создает путь к новым формам финансирования за счет выпуска подобных инструментов, включая взаимодействие с криптоинвесторами.

«Сейчас наметился тренд на монетизацию такого рода информации, например, с целью возврата части инвестиций. – подчеркивает Владимир Потанин. – Подобную платформу наша компания планирует запустить до конца года».

Впрочем, по признанию эксперта, будущее не просто за монетизацией, а за обменом разработками с другими участниками рынка. Кстати, многие разработки оказываются трансотраслевыми. То есть, формируется культура обмена данными. «Помимо облегчения доступа к удачным цифровым решениям, это ускоряет процессы цифровизации в целом по отраслям», – подытоживает предприниматель.

В общем, эксперт резюмирует: «Цифровизация в индустриальных отраслях на ближайшие годы превращается в основной драйвер развития».

Игорь Заржицкий

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (61), 2020 г., Санкт-Петербург

Партнеры