Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Воздушные системы шестого поколения

Новое тысячелетие – новое поколение истребителей. Прогресс между четвертым и пятым поколением стал в первую очередь результатом стремительного развития информационных технологий. А одним из важнейших свойств самых современных машин считается скрытность.

 

 

Количество моделей, которые можно охарактеризовать как истребители пятого поколения, ограничено, и разрабатывают их относительно немного. Однако самые передовые оборонные комплексы мира уже готовятся к появлению самолета шестого поколения.

В этой статье рассмотрены западные (европейские, американские), а также связанные с ними японские проекты, направленные на достижение господства в воздухе за счет наиболее инновационных технологических решений.

 

SCAF / FCAS

 

 FCAS – одна из самых амбициозных европейских оборонных программ этого века

Дирк Хок, генеральный директор Airbus Defence and Space

 

Работа над франко-германской Боевой воздушной системой будущего (FCAS, по-испански SCAF) началась благодаря соглашению, подписанному в 1998 году. В документе говорилось, что Франция, Германия, Великобритания, Италия, Испания и Швеция объединяются для «рамочного сотрудничества с целью содействия реструктуризации европейской оборонной промышленности». Результатом соглашения стала Европейская программа приобретения технологий (ETAP), стартовавшая в ноябре 2001 года. Министры обороны шести стран подписали меморандум о взаимопонимании, в нем подчеркивалась важность создания воздушных систем следующего поколения.

К 2011 году в рамках ETAP было запущено 15 программ развития технологий на общую сумму 118 млн евро. Среди проектов значились разработка линий связи с высокой пропускной способностью и производство материалов, обеспечивающих самолетам невидимость.

В ноябре 2014 года правительства Великобритании и Франции заказали у компаний Dassault Aviation и BAE Systems технико-экономическое обоснование нового боевого БПЛА. Исполнителям выдали 250 млн евро и предоставили два года на определение специфики боевой воздушной системы будущего. Главные подрядчики должны были работать с изготовителями двигателей Safran и Rolls-Royce, а также производителями электроники Thales и Selex ES. К тому времени Dassault уже участвовала в разработке боевого БПЛА nEUROn, выпущенного в 2012 году по заказу Швеции, Швейцарии, Италии Греции и Испании. BAE Systems в свою очередь создала беспилотный аппарат Taranis, его испытания произошли в 2013 году.

На саммите 2016 года Франция и Великобритания еще заявляли о своей приверженности совместному проекту, но в январе 2018 года его продолжение не было подтверждено, к 2019 году программа остановилась.

В то же время началось серьезное франко-германское сотрудничество. В июле 2017 года канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон объявили на заседании объединенного Совета министров двух стран в Париже о намерении продолжить совместную разработку нескольких комплексов вооружений, в том числе европейской системы воздушного боя. В апреле следующего года на Берлинском авиасалоне Airbus и Dassault подписали предварительное соглашение о сотрудничестве, а на следующий день представители Франции и Германии ратифицировали документ о сотрудничестве на высшем уровне. В числе прочего в соглашении говорилось, что SCAF должен стать «системой систем» и что он должен позволить эксплуатацию и в пилотируемом и в беспилотном режиме.

В феврале 2019 года министры обороны Франции и Германии Урсула фон дер Ляйен и Флоренс Парли заключили с Airbus и Dassault Aviation контракт на совместное концептуальное исследование. Компаниям поручили разработку основных элементов будущего оружия. Контракт стоимостью в 65 млн евро был рассчитан на два года. В июне 2019 года к программе официально присоединилась Испания, соглашение подписала министр обороны королевства Маргарита Роблес. В декабре того же года немецкая компания MTU Aero Engines и французская корпорация Safran согласовали детали партнерства по разработке двигателя европейского истребителя следующего поколения. В феврале предприятия подписали документ о намерениях, в котором указывалось, что Safran возьмет на себя ведущую роль в разработке и интеграции двигателей, а MTU Aero Engines займется их обслуживанием. Партнеры договорились о создании к концу 2021 года совместного предприятия 50/50 для управления разработкой, производством и постпродажной поддержкой нового двигателя.

Несмотря на все эти договоренности, в феврале 2021 года французские, немецкие и испанские официальные лица зашли в тупик. Три страны разошлись во мнениях о правах на интеллектуальную собственность и долю работы. До того, как Испания присоединилась к проекту, рабочая нагрузка была разделена поровну между Airbus и Dassault. Но поскольку Испания также была представлена Airbus, распределение рабочей нагрузки пришлось пересмотреть. Ко 2 апреля стороны пришли к соглашению, хотя в то время Airbus все еще отказывалась от комментариев. В следующем месяце партнеры достигли соглашения о создании демонстрационной версии истребителя к 2027 году.

Несмотря на трудности, 30 августа 2021 года в Париже было подписано трехстороннее соглашение о начале предварительного этапа разработки самолета в рамках программы SCAF. Незадолго до этого парламент Германии одобрил выделение до 2027 года инвестиций в размере 4,5 млрд евро. Трехстороннее соглашение предусматривало этапы 1B и 2, включающие научно-исследовательские, опытно-конструкторские работы и создание летного прототипа.

Государства договорились, при этом спор между основными подрядчиками Dassault и Airbus, похоже, так и не был завершен. Недавно в твиттере Министерства обороны Германии появилась запись: «Настала очередь промышленности прийти к соглашению».

 

Tempest / FCAS

 

На протяжении столетия мы были мировым лидером в производстве боевой авиации, обладали завидным набором компетенций и технологий, и наша стратегия ясно показывает, что мы полны решимости сохранить лидерство

Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании

 

Как упоминалось ранее, франко-британское сотрудничество в разработке нового истребителя замедлилось в 2018 году. Несмотря на это, в июле того же года министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон представил концептуальную модель истребителя следующего поколения на международном авиасалоне в Фарнборо. Самолет должен был стать важным элементом стратегии министерства, предполагающей реализацию намеченной в 2015 году технологической инициативы FCAS. В том же заявлении назывались компании-разработчики истребителя Tempest и их зоны ответственности:

  • BAE Systems – боевые воздушные системы и их интеграция;
  • Rolls-Royce – силовые и двигательные установки;
  • Leonardo – датчики, электроника и авионика;
  • MBDA – разработка передового оружия.

Предварительные соглашения об участии в проекте были достигнуты в 2020 году, окончательные инвестиционные решения запланированы на 2025 год. Запуск системы намечен на 2035 год.

Через несколько дней после заключения предварительных соглашений о намерении участвовать в совместной разработке заявило министерство обороны Швеции. Шведская компания Saab надеялась применить опыт работы над истребителем Gripen E, но ей не удалось достичь договоренностей с создателями Tempest.

В сентябре 2019 года на международной выставке DSEI итальянские компании (Elettronica, Avio Aero, а также представители региональных подразделений Leonardo и MBDA) подписали намерение о сотрудничестве с проектом Tempest. Документ предполагал совместную разработку инновационной концепции и модели партнерства, включающей обмен знаниями и создание технологий для будущих систем. Исследование показало, что Великобритания и Италия – естественные партнеры в области боевой авиации, обе страны используют смешанный парк самолетов Eurofighter Typhoon и F-35.

21 декабря 2020 года министр обороны Италии Лоренцо Герини, государственный секретарь Великобритании по вопросам обороны Бен Уоллес и министр обороны Швеции Питер Хультквист подписали трехсторонний меморандум о взаимопонимании в разработке Tempest. Стороны согласились, что сотрудничество должно вестись на равноправной основе, включать исследования, технические разработки и совместные проекты, необходимые правительствам трех государств.

В июле 2021 года министерство обороны Великобритании заключило с BAE Systems контракт на сумму около 250 млн фунтов стерлингов, что ознаменовало официальное начало этапа разработки концепции и оценки программы. Месяц спустя Италия аналогичным образом выделила средства: 20 млн евро ежегодно с 2021 по 2023 год. Рим назвал проект флагманским, предполагающим гарантированное финансирование, тесное международное сотрудничество, высокий технологический уровень. Обязательным условием было названо участие Италии в ключевых работах.

На DSEI-2021 была продемонстрирована модель модифицированного Boeing 757 Excalibur. Самолет стал испытательным стендом для истребителя шестого поколения, в фюзеляж «Экскалибура» была встроена испытательная кабина Tempest. До этого подобный метод применяли США, разрабатывая программы F-22 и F-35. «Экскалибур» стал первым неамериканским самолетом подобного назначения.

 

F-X

 

Изучив все мнения, министерство обороны Японии пришло к выводу, что страна не будет совершенствовать существующие модели. Мы разработаем новый истребитель

Агентство по закупкам, технологиям и логистике Министерства обороны Японии

 

В 2010 году министерство обороны Японии описало свой вариант создания истребителя будущего. Концепция предполагала, что самолет станет преемником Mitsubishi F-2. На проект было отведено 20 лет, истребитель планировалось оснастить интегрированной системой управления огнем, авионикой и двигателем следующего поколения, обеспечить улучшенной скрытностью. Перспектива на 30–40 лет предполагала появление на борту энергетического оружия и системы управления дружественными БПЛА.

После того как японская сторона не получила американский F-22 Raptor, Токио приступил к разработке собственного истребителя пятого поколения, в результате появился Mitsubishi-X (ATD-X) Shinshin (心神). Япония потратила на проект 39,4 млрд иен (приблизительно 332 млн долларов). Первый полет истребителя-невидимки состоялся в апреле 2016 года и сделал Японию четвертой в мире страной, которая выпустила собственный самолет этого класса.

Разработать машину шестого поколения министерство обороны Японии решило в октябре 2018 года, после того как предложения Boeing (для истребителя на базе F-15), Lockheed Martin (для гибрида F-22 / F-35) и BAE Systems (для Eurofighter Typhoon) не оправдали ожиданий Токио. Основные претензии были связаны с соотношением цен и возможностей. Прекратились и дальнейшие разработки ATD-X. В феврале 2019 года министерство обороны Страны восходящего Солнца объявило, что возглавит собственную программу создания нового истребителя. Поэтапный отказ от Mitsubishi F-2 должен завершиться к 2030-м годам.

В апреле 2020 года Агентство по закупкам, технологиям и логистике Министерства обороны создало специальное подразделение для разработки самолета следующего поколения. Сейчас его называют F-X, но на вооружение он, скорее всего, поступит как F-3. Японская сторона утверждает, что проект открыт для иностранных инвесторов.

В декабре 2020 года было объявлено, что поддержку основным подрядчикам Mitsubishi Heavy Industries (MHI) окажет Lockheed Martin. В следующем месяце стало известно, что F-X будет оснащен искусственным интеллектом, разработанным ATLA, на что уже выделено 2,5 млрд иен (24,3 млн долларов). Корпорация Subaru будет разрабатывать системы дистанционного управления самолетом и управления полетом.

В июне 2021 года правительство Японии объявило о новых партнерских отношениях с Великобританией. Разработанные в сотрудничестве двигатели планируется использовать и на британских FCAS и на японских F-X.

 

NGAD ВМС США (F/A-XX)

 

Для нас NGAD – это нечто большее, чем самолет. Мы уверены, что когда понятия пилотируемого и беспилотного сведутся к единой сетевой системе управления, мы сможем применить их в одном проекте

Грегори Харрис, командующий авиацией ВМС США

 

Военно-морской флот США впервые определил требования к самолету шестого поколения в 2008 году. В январе 2016 года началось обсуждение программы Воздушного превосходства следующего поколения (Next Generation Air Dominance, NGAD), призванной к 2030 году заменить палубные истребители-бомбардировщики Super Hornet и самолеты радиоэлектронной борьбы EA-18-G Growler. Аналитические работы завершились к июлю 2019 года.

В 2020 году ВМФ сформировал руководство проектом NGAD. Финансовый 2021 год стал последним, когда флот США намеревался увеличивать парк F/A-18, зато военные запланировали за следующий пятилетний период выделить 4,5 млрд долларов на развитие NGAD. В марте 2021 года появилась информация, что сам аппарат, скорее всего, будет пилотируемым, но платформа задействует и беспилотные технологии.

Весной 2021 года программа NGAD все еще находилась на стадии доработки концепции, ВМФ обсуждал с представителями промышленности решения, необходимые для создания беспилотного истребителя. Программа военно-воздушных сил началась значительно позже, однако руководство ВМФ вынуждено сотрудничать с ВМС: задачи у самолетов шестого поколения различаются, а системы применяются одинаковые.

 

NGAD ВВС США (F-XX)

 

Мы уже построили и запустили полномасштабную летающую модель и этим побили все рекорды

Уилл Ропер, помощник министра Военно-Воздушных сил по закупкам, технологиям и материально-техническому обеспечению

 

Программа NGAD ВВС стартовала в начале 2010-х годов, планировалось, что она обеспечит воздушное превосходство США в 2030-е годы. Пентагон выразил заинтересованность в создании прототипа «X-plane» еще в 2014 году, а 15 сентября 2020 года Военно-Воздушные силы провели полномасштабный демонстрационный полет в рамках программы NGAD. Представители ВВС заявили, что NGAD создан для изучения пяти основных технологий, которые, вероятно, появятся на самолетах следующего поколения, но назвали только одну – уникальное устройство двигателя.

Скорее всего, другие секретные технологии – это новые элементы скрытности; современное оружие, в том числе энергетическое; система охлаждения, способная справиться с перегревом двигателей. Бюджет NGAD с 2019 по 2025 год составляет 9 млрд долларов. Бюджет на 2021 финансовый год – 1 миллиард, при этом продолжение работ в 2022 финансовом году требует 1,5 млрд долларов.

В отчете ВВС США за двухгодичный период говорится: «Программа строится на нетрадиционном подходе к закупкам». Чтобы избежать непомерных затрат в будущем, заказчик сейчас применяет стратегию Digital Century Series. Она предполагает увеличение расходов на разработку и производство техники, но значительно снижает стоимость эксплуатации и модернизации.

Версия 2020 года, скорее всего, сконструирована компанией Lockheed Martin. Детали проекта хранятся в секрете, с большой вероятностью можно сказать только о том, что истребитель будет рассчитан на взаимодействие с БПЛА по схеме «Лояльный ведомый».

 

Вывод

Поскольку цена самолетов растет, расширяется кооперация стран и компаний, разработки становятся сетевыми. Сотрудничество европейских производителей – это уже традиция, и восходит она к холодной войне, временам создания Tornado.

Сегодняшние франко-германо-испанские и британо-итало-шведские проекты тоже с вероятностью будут расширяться. При этом программа SCAF уже демонстрирует внутренние противоречия, обусловленные производственными возможностями сторон и связанные с правом на интеллектуальную собственность.

Истребителей пятого поколения в Европе не существует (даже многоцелевой F-35 здесь редкое зрелище), а споры участников проектов заметно отдаляют появление самолета 6-го поколения. В создании нового истребителя Россия обогнала Европу. Впрочем, сотрудничество Team Tempest с японской MHI открывает для европейцев интересные перспективы.

Все перечисленные программы демонстрируют главный признак самолета шестого поколения: он должен стать не просто боевой машиной, а системой, объединяющей другие системы. Даже если пилот будет присутствовать в кабине, многие задачи возьмет на себя искусственный интеллект. И управлять он будет аппаратами, расположенными за пределами истребителя. Правда, использование большого количества БПЛА демаскирует самолет и скажется на общей маневренности подразделения. Зато беспилотники обеспечат дальние перелеты и окажут поддержку в бою.

Детали проектов хранятся в секрете, но даже открытые сведения позволяют сказать: новые истребители, которые строятся в разных странах, могут быть причислены к следующему поколению.

 

Автор - Кевин Клеманн
9 января 2022 года

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (73), 2022 г., Санкт-Петербург

Партнеры