Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Тайваньские новости

Из недавних новостей с острова Формоза (колониальное название острова Тайвань): потянулись слухи о приближающейся закупке в США партии зенитных ракет Patriot PAC-II/III и береговых ракетных комплексов Harpoon Block II, а также торпед Mk48. Наш друг Артем Мальцев из ВШЭ разобрался и нашел несколько очень интересных деталей.

 

1) Очередной крупный трансфер вооружений (если он состоится) вновь продемонстрирует коренной разворот США от политики «консервации» военно-технических связей с Китайской Республикой. В американской внешней политике Тайвань постепенно возвращается на старое доброе место главного бастиона сдерживания КНР.

2) «Островитяне» находятся в не самом радужном положении довольно давно. Надежды 1980-1990-х гг. на количественный и технологический паритет с КНР не оправдались — комбинация недофинансирования, усилий китайской дипломатии по установлению неформального оружейного эмбарго, а также завышенных амбиций национального ВПК по импортозамещению погрузили программу модернизации ВС Китайской Республики в состояние тяжелой стагнации.

В результате на перспективу 2020-х годов соотношение сил по обеим сторонам Тайваньского пролива оставляет «республиканцам» мало опций помимо «ухода в глухую оборону». Однако в силу соображений внутренней политики признание этого факта по видимости остается неприемлемым. В текущей риторике руководства Китайской Республики акцент продолжает делаться на высокоточные удары в глубине территории континентального Китая.

Островитяне все еще готовы платить за меньшее число ракет, «не-кост-эффективных», но все-таки являющихся «длинной рукой». Казалось бы, закупка Гарпунов (дешево, сердито) должна символизировать возвращение Китайской Республики к доктрине самообороны, но как отмечают Тайваньские СМИ, выбор в сторону менее продвинутой модификации Block II обусловлен именно требованием к использованию ПКР в роли тактической ракеты, в т.ч. для поражения сухопутных целей. Причем малый радиус поражения (ракета еле-еле перелетает пролив) в таком случае компенсируется размещением береговых батарей на карликовых островах вблизи побережья КНР, где сохраняются небольшие гарнизоны.

Понятно, что в таком «мексиканском противостоянии» ко лбу тайваньских ракетчиков будет прижат «красный револьвер»  в виде дивизионной артиллерии НОАК, но, видимо, для республиканцев важнее бросить КНР символический вызов.

3) Поставка американских «Гарпунов» вновь объявилась в наиболее «удобный» момент для национальной военной промышленности Тайваня в целом и для её ключевого узла — Чжуншаньского института науки и технологии — в частности. Создание собственных комплексов ПВО/ПРО и БРК остается главным достижением «импортозамещения» последних двух десятилетий в Китайской Республике. Противокорабельные комплексы Hsiung Feng II/III, комплексы ПВО Tien Kung-II/III как минимум не уступают американским аналогам. Единственное, чего им не хватало для полноценной конкуренции с зарубежными образцами — это крупных заказов со стороны национальных ВС.

И буквально спустя год после заявлений о начале масштабного производства этих систем в начале 2020-х годов расторопные американцы появляются на пороге с собственным предложением. Как мрачно отмечают тайваньские комментаторы, такая «медвежья услуга» со стороны американских лоббистов стала традицией в ВТС США и Тайваня. Например, 15 лет назад администрация Буша-младшего «своевременно» согласовала поставку истребителей F-16 именно в тот момент, когда вставала на ноги программа национального истребителя (IDF F-CK-1).

Дмитрий Стефанович, Ватфор

Партнеры