Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Сергей Лавров встретился в Москве с главой МИД Ирана

Российская дипломатия вышла из онлайн-режима. Впервые с начала пандемии коронавируса глава МИД РФ Сергей Лавров провел встречу в присутствии журналистов. Его гостем во вторник стал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Министры предпочли личную встречу, по окончании которой была подписана Декларация о повышении роли международного права. 

Это первые переговоры главы российского МИДа в присутствии журналистов с начала эпидемии коронавируса в России. Две недели назад министр встречался с вице-премьером Правительства национального согласия Ливии Ахмедом Майтигом, но переговоры прошли за закрытыми дверями. В отличие от непростых отношений с Триполи, Москва из своих контактов с Тегераном секретов не делает. Напротив, подчеркнуто демонстрирует единство позиций по всем обсуждаемым вопросам.

Оба министра отметили, что коронавирус не мешал интенсивному диалогу между представителями Ирана и России на самых разных уровнях. В ближайших планах проведение видеосаммита в астанинском формате по Сирии, в котором должны принять участие президенты России, Турции и Ирана. Личная встреча трех лидеров в Тегеране также состоится, как только позволит эпидемиологическая ситуация, сообщил журналистам Сергей Лавров.

Для его очных переговоров с иранским коллегой коронавирус препятствием не стал. Обсудить все темы министры могли и по телефону, однако для обоих важна была символика встречи, по итогам которой они подписали Декларацию о повышении роли международного права.

 

«Считаем документ очень актуальным, учитывая постоянные попытки ряда стран продвигать ущербную концепцию миропорядка, основанного на правилах, которые подрывают краеугольные принципы справедливости и взаимоуважения, положенные нашими предшественниками в основу международного права и устава ООН»,— заявил Сергей Лавров.

Речь идет о намерении США любой ценой добиться продления на неограниченный срок оружейного эмбарго в отношении Тегерана.

Вашингтон торопится, так как 18 октября истекает срок действия ограничительного режима поставок вооружений Ирану, который был частью принятого в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), известного как «ядерная сделка». Напомним, что на прошлой неделе стало известно о письме Сергея Лаврова генсеку ООН Антониу Гутерришу с призывом помешать американцам задействовать механизм возвращения жестких санкций в отношении Ирана. Добиться этого США планируют при помощи механизма урегулирования споров, оговоренного резолюцией Совбеза ООН 2231, утвердившей в 2015 году СВПД. Вашингтон отвергает аргументы Москвы, что для задействования механизма нужно быть участником «ядерной сделки», из которой США вышли еще в мае 2018 года. С точки зрения США достаточно того, что они упоминаются в резолюции 2231 как участник сделки. Россия с такой постановкой вопроса категорически не согласна, считая недопустимым разделять СВПД и резолюцию 2231.

 

По словам Сергея Лаврова, он пока не получил ответа на свое письмо. «Исхожу из того, что в письме изложены достаточно серьезные аргументы. Надеюсь, что письмо изучается и все те неопровержимые доводы, которые в документы содержатся, будут внимательно проанализированы и поддержаны»,— сказал министр по итогам переговоров с иранским коллегой.

В ответ на вопрос “Ъ”, уверен ли он, что остальные участники «ядерной сделки» дадут единый отпор планам США, министр признал, что прогнозы давать пока сложно. «Я не могу ручаться за позицию других членов СВПД, прежде всего европейских, которые находятся под огромным давлением США, причем это давление включает в себя использование не вполне корректных методов»,— отметил он. И подчеркнул: «Независимо от того, кто еще из членов СВПД будет готов давать отпор планам США, этим планам не суждено сбыться, поскольку они в корне противоречат международному праву».

Однако поддерживать Иран Москве с каждым днем становится все сложнее, учитывая развернутую информационную кампанию против Тегерана.

В течение двух последних недель в СМИ появились утечки из конфиденциальных докладов по Ирану МАГАТЭ и генсека ООН, которые указывали на «плохое поведение» Тегерана. Так, в докладе МАГАТЭ упоминалось, что запасы обогащенного урана в Иране почти в восемь раз превысили лимит, разрешенный СВПД, а также выражалась обеспокоенность, что Иран по-прежнему не допускает экспертов агентства на два объекта, на которых могут находиться незаявленные ядерные материалы. Утечки из доклада генсека ООН указывали на иранское происхождение крылатых ракет и беспилотников, которые использовались в ходе четырех прошлогодних атак по Саудовской Аравии. Притом что в предыдущем докладе в декабре прошлого года ООН не смогла подтвердить этот факт. По словам Сергея Лаврова, доклады секретариата ООН и МАГАТЭ «создают искусственные предлоги для нападок на Тегеран». Вызывают у Москвы вопросы и утечки обоих документов в западную прессу.

«Мы благодарны России за те меры, которая она принимает для укрепления сотрудничества между Ираном и МАГАТЭ. Но мы не позволим, чтобы МАГАТЭ стало инструментом для злоупотребления для тех, кто хочет уничтожить СВПД и в принципе противостоит международным организациям»,— отметил со своей стороны Мохаммад Джавад Зариф.

«Если США запустят механизм отмены резолюции 2231 и возвращения предыдущих санкций против Ирана, у членов международного сообщества, включая Россию, будет два варианта. Либо согласиться с крючкотворским подходом Вашингтона, противоречащим и нормам международного права, и здравому смыслу, либо признать действия США не имеющими законной силы и продолжить выполнять резолюцию 2231, отменившую антииранские санкции»,— сказал “Ъ” консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий. По его мнению, чем больше стран будут готовы проигнорировать американские действия, тем слабее окажется позиция США и тем меньше значения будут иметь международные санкции, которые они попытаются ввести. «Если действия Вашингтона приведут к тому, что разные страны будут признавать или не признавать разные резолюции Совбеза ООН, это нанесет колоссальный ущерб Совету Безопасности, открыв возможность для отрицания легитимности его решений»,— добавил он.

Текст - Марианна Беленькая, Елена Черненко
Источник - Коммерсантъ

Партнеры