Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Бизнес в Китае в новых условиях: вызовы и возможности

Период, начавшийся после 24 февраля, значительно повлиял на мировую торговлю и переформатировал внешнеэкономические отношения России. В условиях санкций и разрыва экономических связей со странами Европы и Запада все чаще звучит тема усиления торговых отношений с азиатскими странами, в первую очередь с Китаем.

 

Рассматриваем новые вызовы и возможности для российского бизнеса в Китае в условиях новой реальности.

Одним из главных результатов санкционного давления на Россию стала приостановка импорта в Россию некоторых ключевых комплектующих, материалов и техники: от сложного судового оборудования и грузовиков до хлората натрия, используемого в производстве офисной бумаги. В условиях закрытия европейского и североамериканского рынков перед российскими производителями встает необходимость поиска новых поставщиков, поскольку импортозамещение потребует времени.

Переориентация на масштабный китайский рынок выглядит закономерным шагом, который, впрочем, сопряжен с рядом проблем. Во-первых, российские импортеры привыкли работать именно с западными рынками. Как поясняет сотрудник МГИМО и автор телеграм-канала «Китай. 80-е и не только» Иван Зуенко,

«Подавляющее большинство российских предпринимателей по своему менталитету, компетенциям и наработанным связям – западно ориентированные. И провозглашенный руководством страны поворот на Восток ничего принципиально в этом не поменял. Вынужденная девестернизация для этих предпринимателей – настоящая «шоковая терапия». И переживут ее не все».

Кроме этого, в ряде случаев Россия сильно зависима именно от европейского импортного товара. Как указывает Зуенко, почти всё оборудование для производства российского кинематографического и телевизионного контента закупалось в Европе, и импортозамещение этих технологий возможно только в отдаленной перспективе.

Другой проблемой являются «вторичные санкции» (ограничения, накладываемые за сотрудничество с подсанкционными компаниями и лицами), которых Китай старается избегать, чтобы самому не потерять намного более привлекательные западные рынки. Более того, недавно Китай активизировал транзитные железнодорожные перевозки в Европу в обход России через Кавказ, чтобы избежать санкций и логистических проблем.

Наконец, вновь актуальные коронавирусные ограничения со стороны Китая также затрудняют развитие экономических отношений. «Сейчас ведение бизнеса на китайском направлении напоминает прогулку по минному полю», – заключает Зуенко.

Немного позитивнее выглядит картина с российским экспортом в Китай. Экспортеры, которые уже закрепились в Китае и накопили опыт работы с местными контрагентами, не испытают серьезных сложностей.

Иначе складывается картина с российскими экспортерами, которые только входят на китайский рынок и еще не освоились на нем. Зуенко выделяет три основные проблемы. Во-первых, прогнозируемый социально-экономический кризис в России негативно скажется на возможности производителей и экспортеров брать кредиты и вкладываться в расширение производства. Во-вторых, даже производство,
ориентированное на китайский рынок, зависит от поставок зарубежного оборудования и комплектующих. В-третьих, проблемы с логистическими цепочками, характерные для импортеров, скажутся и на экспортерах.

В целом, заключает Зуенко, характер российского экспорта в Китай поспособствует тому, что торговля будет продолжаться несмотря ни на что, а статус «сырьевого придатка Китая» вероятно закрепится за Россией.

Наиболее оптимистично эксперт рассматривает российскую сферу услуг, для которой в Китае открывается все больше возможностей. Основными факторами тут является невысокая цена российских услуг для китайских пользователей, высокая квалификация российских специалистов, а также развитие технологий, позволяющих получать услуги онлайн.

«В Китае примерно 500 миллионов человек готовы учиться онлайн. И, в отличие от рынка потребительских товаров, этот рынок еще не поделен между глобальными
брендами, что дает российским специалистам определенные возможности. Ассортимент услуг может быть самый разный – от уроков музыки и танцев, для
которых языковая проблема характерна в меньшей степени, до классических услуг репетитора», – пишет Зуенко.

Китайский онлайн-рынок может быть привлекателен не только для специалистов, но и для предпринимателей, которые могут создавать координирующие платформы и «упаковывать» их в готовый продукт с высокой добавленной стоимостью. Эксперты считают, что в перспективе решения, аналогичные тем, что будут разработаны для системного выхода на китайский рынок онлайн-образования, можно будет использовать и для других сфер.

Партнеры