Геопространственные технологии: проблемы и решения. Дискуссия на форуме «Армия-2021»

Тема геопространственных технологий звучала на многих площадках международного военно-технического форума «Армия-2021». Средства дистанционного зондирования заполярных территорий обсуждали участники круглого стола «Арктические технологии как основа реализации Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года», организованного МГТУ им. Н.Э. Баумана.

Проблемы создания беспилотной авиационной военно-транспортной системы поднимались на мероприятии «Национального исследовательского центра «Институт имени Н.Е. Жуковского».

Важным событием форума стал круглый стол «Геопространственные технологии в интересах национальной безопасности», проведенный Агентством маркетинговых коммуникаций «Дифанс Медиа». Участники коснулись коммерческих, юридических и технических аспектов применения геопространственных технологий.

 

Коммерческий запрос

Модератор круглого стола, научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, внештатный сотрудник Института исследования проблем мира и безопасности при Гамбургском университете (IFSH), сооснователь проекта «Ватфор»  Дмитрий Стефанович в качестве вступления вспомнил, что наблюдал работу геоинформационных технологий в ходе подготовки Олимпийских игр в Сочи, а с тех пор инструменты значительно усовершенствовались. К чему ведет их развитие, знают эксперты, собравшиеся за круглым столом.

Об огромных возможностях дистанционного зондирования Земли рассказал генеральный директор ООО «Лоретт», основатель компании «СКАНЭКС» Владимир Гершензон:

«Тот, кто не следит за новостями технологий, не видит взрывного характера, который приобрело освоение космоса. Нижняя орбита наполняется не только сетями Starlink и OneWeb, обеспечивающими широкополосный доступ в интернет, но и спутниками таких компаний, как Planet Labs. Эта компания запускает сотни космических аппаратов дистанционной съемки Земли в высоком разрешении, каждый день покрывая всю территорию суши. Единственное, за что идет борьба, – это чтобы такого качества данные в достаточном количестве были доступны. Сейчас существует технологическая (а часто и не только) задержка, из-за которой данные становятся доступными только через часы и даже сутки. Это мешает внедрению ГИТ (геоинформационных технологий) в управление процессами “здесь и сейчас”».

Проблемой российского рынка Владимир Гершензон назвал то, что в то время как в мире объемы коммерческого сектора многократно превышают государственный и оборонный, в России складывается противоположная ситуация.

«У нас есть большой ГОЗ, а коммерческий сектор значительно редуцирован. И, с одной стороны, от государства должно исходить много бесплатных данных, а с другой – мы заимствуем огромное количество свободно распространяемых снимков Земли в других странах. Это создает некоторый перекос во взаимодействии с глобальной системой инфокоммуникации», – констатировал Владимир Гершензон.

Эксперт в области технологий работы с данными и искусственного интеллекта, член Экспертного совета Минцифры по отечественному ПО Дмитрий Шушкин обозначил две проблемы, мешающие развитию российского рынка геопространственных технологий: отсутствие средств и избыточное государственное регулирование.

«Что касается финансирования, не надо никому давать деньги. Создайте рынок, обеспечьте поток заказов, тогда гранты не будут нужны. А технологии в стране есть, и желание их применять есть», – заверил Дмитрий Шушкин.

Эксперт напомнил, что распространение беспилотных технологий требует создания инфраструктуры: налаживания связи, системы управления трафиком, строительства станций зарядки. Есть и технологические сложности: обеспечение беспилотного полета, взаимодействия аппаратов в воздухе, создание схемы поведения во внештатных ситуациях. Но необходимые решения либо уже существуют, либо над ними активно работают отечественные производители.

Основатель и генеральный директор частной космической корпорации Success Rockets Олег Мансуров подтвердил мнение, что бизнесу нужны не субсидии, а заказы, в том числе от государственных ведомств. В качестве примера Мансуров, как и Владимир Гершензон, привел опыт Planet Labs, обладателя группировки из 150 космических аппаратов для съемки земной поверхности: «Они сейчас плотно работают с национальным управлением военно-космической разведки США. Это взаимодействие значительно дешевле и эффективнее, чем то, что могло предложить НАСА».

Обработка данных тоже ложится на частные компании. Американская Orbital Insight тесно взаимодействует с национальным агентством геопространственной разведки США, с управлением военной разведки, занимается выявлением конкретных объектов – танков, самолетов, и так вплоть до оперативного мониторинга всего театра военных действий. Причем используются как аппараты военного назначения, так и гражданские спутники. По оперативным возможностям они часто превосходят технику, которая есть в распоряжении военных.

 

Вода и огонь. Государственный прогноз

Представители государства рассказали о своем опыте применения геоинформационных технологий – новых возможностях и связанных с ними вызовах.

Сегодня наблюдение из космоса и с воздуха становится важным фактором в предотвращении природных катастроф. Система космического мониторинга МЧС работает в ежесуточном режиме, в тесном взаимодействии с госкорпорацией «Роскосмос». Центры приема и обработки космической информации МЧС находятся в Красноярске, Вологде и Владивостоке, сообщил временно исполняющий обязанности начальника отдела пространственных данных Управления космического мониторинга ГУ НЦУКС МЧС России Никита Остудин.

В базу ведомства уже загружено более 300 ортофотопланов (цифровых изображений местности) и примерно столько же космических снимков. Данные работают в комплексе: на ортофотоплан накладывается оперативная съемка и производится моделирование.

Например, при угрозе затопления населенного пункта сотрудники МЧС видят, какие дома и социально значимые объекты находятся в опасной зоне, и действуют исходя из этого понимания. В 2019 году в городе Тулун (Иркутская область) аналитикам удалось с точностью до 94% спрогнозировать движение воды в ходе второй волны паводка. Спасатели вовремя провели эвакуацию и не допустили человеческих жертв.

События в Тулуне показали необходимость срочного внедрения ГИТ в работу МЧС, и с тех пор многое изменилось. «Тогда более 10 тысяч домов попали в зону подтопления, более пяти тысяч не устояли на фундаментах. Погибло более 20 человек. Материальный ущерб составил миллиарды рублей. Там мы впервые стали применять оперативную аэрофотосъемку, использовали ноутбуки с пробными версиями программного обеспечения. Сейчас у нас есть лицензионное ПО, графическая станция, центр обработки данных – работа приобрела системный характер. Каждый субъект РФ имеет доступ к нашим инструментам и активно их использует», – рассказал Никита Остудин.

В планах отдела активное применение искусственного интеллекта, в том числе для обработки данных ДЗЗ. Предполагается, что интеллектуальные системы позволят спасателям выйти на новый уровень: не только собирать и обрабатывать информацию, но и применять глубокую аналитику.

Опытом применения ГИТ в международных миротворческих операциях поделился старший эксперт Центра перспективных управленческих решений, консультант ПИР-Центра, эксперт РСМД Олег Шакиров. К задачам миротворцев относятся разведение противоборствующих сторон, принуждение участников конфликта к миру, разминирование, демилитаризация, контроль режима прекращения огня. В качестве примера Олег Шакиров привел работу специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине: «Уже осенью 2014 года было принято решение использовать БПЛА, сейчас миссия применяет несколько типов летательных аппаратов с разной дальностью полета. Операторами некоторых беспилотников работают сотрудники миссии, другими, более сложными аппаратами управляют внешние подрядчики».

Комиссия ОБСЕ может запрашивать коммерческие спутниковые снимки. Это, как правило, происходит не в режиме реального времени и применяется для стратегического анализа, позволяет соотносить результаты со снимками с беспилотников и эффективнее планировать деятельность миротворцев. Проблемой Шакиров назвал ограниченные возможности международных организаций. В ходе миссии ООН в Мали информационную систему помогли создать Нидерланды. Но работала она по стандартам НАТО, поэтому доступ к системе имели только сотрудники из стран Евроатлантического альянса, а не все участники миссии.

«Все стремится к тому, чтобы технологии применялись не только для мониторинга, но и для прогнозирования ситуаций. Но пока международные организации не обладают инструментами автоматизированного анализа информации, нет регулярного доступа и к спутниковым данным. Это большие вызовы. Но чем больше будет положительных примеров того, какой эффект дают ГИТ в ходе миротворческой деятельности, тем выше будет на них спрос», – предсказал эксперт.

 

Интерпретация. Эксперты и активисты

Профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ, руководитель программы «Стратегические исследования», доктор исторических наук Андрей Павлов поделился своими наблюдениями, какие перспективы и вызовы сулят геопространственные технологии.

«Негосударственные организации и гражданские активисты часто не обладают достаточной квалификацией для того, чтобы правильно оценивать информацию, к которой получают доступ, и тем более соотносить ее с другой информацией, чтобы делать более или менее объективные выводы. Из этой проблемы вытекает следующая: возникает возможность манипуляций результатами исследований. Выводы можно представить общественному мнению, а через них влиять на политические решения. Результат, который подкрепляется визуальными материалами, позволяет красиво интерпретировать любую информацию даже тому, кто ничего в ней не понимает. Это большой соблазн!», – предупредил профессор.

Неверная интерпретация данных – серьезная проблема и для государств, и для экспертного сообщества. Даже у инициативных исследований, проводимых в благих целях, могут возникать негативные последствия. Дело в том, что активисты из общественных организаций или международных центров не связаны ограничениями, которые есть у специалистов, работающих в государственных структурах. А иногда искажения допускаются намеренно.

Андрей Павлов привел показательный пример. В Санкт-Петербургский государственный университет обратились представители вещательной корпорации BBС: журналисты хотели взять интервью у студентки программы «Стратегические исследования», девушка в известном блоге давала комментарии по поводу индо-пакистанских отношений. Она, как правило, не называла источники, но иллюстрировала записи снимками со спутников. Руководитель программы проверил информацию и убедился, что такой студентки в СПбГУ никогда не было. Зато заметил, что записи автора, выдающего себя за петербургскую студентку, всегда носят выраженную антииндийскую направленность.

«Возможно, это намеренная дезинформация. Кампания инициирована в Пакистане, а наша программа упомянута, чтобы продемонстрировать компетентность эксперта и его независимость от участия в индо-пакистанском конфликте», – предположил Андрей Павлов.

Информация вызвала международную реакцию, привлекла внимание британских журналистов. И важную роль в ее продвижении сыграли именно снимки из космоса.

Еще об одной опасности распространения ГИТ напомнил начальник отдела Управления космоса и спецсистем Департамента оборонных технологий и космоса АО «Рособоронэкспорт» Игорь Бугаев:

«Экспортировать продукцию за рубеж интересно, это не надо объяснять. Но инициативные предложения должны быть крайне серьезно проработаны и согласованы, чтобы вдруг случайно не оказаться врагом Родины».

Бугаев констатировал наличие зарубежных заказов на отечественные информационные системы, на цифровые карты управления полетом высокоточного оружия, на геоинформационные платформы для различных центров управления, вплоть до национальных центров управления обороной, на обработку информации, получаемой со спутников ДЗЗ. Задачи по разработке часто ставятся в рамках больших проектов, связанных с конкретным оружием – спутниковым или наземным.

«Бывает, заказчик получает разведывательный спутник, явно для военного применения. Но войны нет, и встает вопрос: “А что мы еще можем сделать с этим спутником? Как его использовать в мирном хозяйстве?” И здесь важна помощь специалистов, способных предвидеть потребности заказчика. Главное, чтобы предложения соответствовали нашему законодательству», – предупредил начальник управления.

Он назвал три главных критерия, по которым можно определить, что продукция имеет военное назначение:

  • У продукции есть аналог, который заказывает российское Минобороны;
  • У продукции есть возможность боевого применения;
  • Заявка на продукцию пришла от министерства обороны страны-заказчика.

Если продукция отвечает всем трем критериям, то она считается военной; если двум – с большой вероятностью тоже, если одному – необходимо советоваться с экспертами, в том числе из «Рособоронэкспорта». В завершение выступления Игорь Бугаев призвал собравшихся предлагать проекты, у которых есть экспортный потенциал, и пообещал, что ведомство поможет организовать продажи правильным образом.

 

Внутри и сверху. Стратегическое решение

Участники круглого стола сошлись в том, что для эффективного применения геоинформационных данных в масштабах страны необходима единая федеральная база. Сейчас десятки БПЛА и спутников могут снимать один и тот же участок в интересах разных компаний и ведомств, и результаты проведенных работ никак не будут соотнесены друг с другом.

«На последней сессии межведомственной рабочей группы “Аэронет” принято решение отнести геопространственные данные к сквозным технологиям. Необходимо, чтобы понимание их мультипликативного эффекта росло и пронизывало разные отрасли экономики. И несмотря на сравнительно небольшой глобальный оборот экономики геоинформационных данных, мультипликативный эффект от их внедрения в жизнь увеличивается на два порядка и больше. Жизнь меняется стремительно, экономика становится не только денежной, но и социальной. Это новые вызовы – не просто масштабирование уже существующих технологий», – объяснил Владимир Гершензон.

Система предполагает не только концентрацию данных со спутников и БПЛА, она должна учитывать, корректировать и дополнять миллионы других источников информации. Задача в том, чтобы «связать информацию, которую мы применяем на Земле, в том числе снимки со смартфонов, мобильные карты и трафик социальных сетей, с теми данными, которые мы получаем из космоса», уверен Олег Мансуров.

Он рассказал, что система обработки Success Rockets взаимодействует с данными телекоммуникационных и страховых компаний, банков, видеорегистраторов, разных систем видеофиксации, дешифровки изображений, определения лиц. «Вопрос, насколько мы эти базы можем обогащать данными, полученными с космических аппаратов. Грубо говоря: как соотносится то, что мы видим сверху, с тем, что мы видим внутри здания?» – спросил у собравшихся экспертов Олег Мансуров.

Участники дискуссии, специалисты в области ГИТ заявляют, что время требует стратегических решений.

«Часто, говоря о пространственных данных, мы фокусируем наше внимание на их получении. Но важно рассматривать весь их жизненный цикл, состоящий из этапов создания, накопления, систематизации, каталогизации, формирования на их основе геоинформационных ресурсов, оперативного доведения до конечного пользователя и, в конце концов, потребления. Поэтому говорить об эффективном применении пространственных данных в управлении ВС РФ можно, только рассматривая проблему в комплексе, решая задачи автоматизации на всем жизненном цикле пространственных данных. Судя по докладам, прозвучавшим на круглом столе, мы умеем пространственные данные добывать и накапливать, но делаем это пока разрозненно, слабо ориентируясь на весь их жизненный цикл. Они часто накапливаются во множестве ведомственных хранилищ (баз данных), которые никак между собой не связаны, представлены в различных форматах, используют разные классификаторы, что существенно затрудняет оперативный доступ к ним и эффективное применение. Повысить доступность пространственных данных, обеспечить их эффективное применение в процессах управления можно только путем создания на их основе единого геоинформационного пространства. Задача давно назрела, и Министерство обороны взялось за ее решение», – рассказал заместитель директора дивизиона «Оборонные решения», главный конструктор ГИС АО «Ситроникс КТ» Владимир Сканцев.

Дмитрий Шушкин назвал еще одно ведомство, способное инициировать создание единой информационной базы:

«Совершая полеты, мы решаем разные задачи: производим съемки в интересах регионов и территорий, например, связанные с владением землей; фиксируем сельскохозяйственные объекты; когда прокладывают дорогу, работаем на другое ведомство. И все это разрозненные системы. Сейчас стоит задача создания единой платформы геопространственных данных под эгидой Росреестра. Мне кажется, это правильное начинание. Если Росреестр будет видеть актуальную территорию страны, с учетом ограничений, которые наложит Министерство обороны, если съемка будет единообразно привязана к земле и должным образом каталогизирована, это даст рынку огромный толчок. И Россия для всего мира станет примером того, как нужно работать с геоданными».

Эксперты планируют продолжить дискуссию на Международном форуме GT-2021 («Геопространственные технологии. Глобальные тренды»), который состоится 25–26 ноября в Москве.

 

Маркетинговое агентство «Дифанс Медиа» приглашает представителей всех заинтересованных сторон присоединиться к обсуждению этой динамично меняющейся сферы с высоким инновационным и коммерческим потенциалом.

Регистрация участников доступна на сайте gtgtforum.com.

 

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 6 (71), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры