Итоги ВТС России за первое полугодие 2019 года

Автор: Андрей Фролов 

Первая половина 2019 года прошла для российской системы ВТС в относительно привычном и предсказуемом русле. 

Вот первые озвученные показатели по контрактации и поставкам: по состоянию на май 2019 года, только по линии АО "Рособоронэкспорт" были заключены контракты на сумму 5,2 млрд долл.[1]

 

С учетом объявленных показателей по объему портфеля заказов – 50 млрд долл. на конец мая и 54 млрд долл. месяцем позже, а также информации о том, что в первом полугодии спецэкспортер заключил контракты на сумму 7 млрд долл., можно предположить, что к середине года объем новых контрактов по всем субъектам ВТС мог достичь суммы 8–9 млрд долл., что соответствует ставшим привычными в последние годы показателям.

Как позитивное явление стоит отметить тот факт, что, судя по известным заключенным контрактам, прирост портфеля произошел также и за счет различных видов вооружений, а не только авиационной техники, на которую традиционно приходится порядка 50% экспорта. 

Нужно принять во внимание, что существенная часть этих контрактов заключены с Индией: так, только один контракт на аренду подводной лодки из состава ВМФ России оценивается в 3 млрд долл., то есть это почти 45% от всего объема контрактации[2]. Еще 30% от объема пришлись на контракт с Египтом на истребители Су-35[3].

С одной стороны, такая ситуация не может не радовать, поскольку Индия стремительно возвращает свои позиции как ведущий покупатель российского оружия, утраченные было в 2010-х годах, и переходит к практической реализации пакета межправительственных соглашений, подписанных в ходе визита президента России Владимира Путина в Дели в октябре 2015 года.

Этот процесс начался еще в 2018 году и продолжается ныне, несмотря на сильное давление, оказываемое на Индию со стороны США: ярким примером можно считать историю с подписанием контракта на закупку Дели ЗРК С-400 в 2018 году и последовавшим серьезным противодействием этому. Интересно, что по состоянию на февраль 2019 года Россия так и не получила от Индии аванса по этому контракту.

С другой стороны, индийский рынок не безграничен, и хотя потенциал для новых контрактов с этой страной остается, он не может "вытягивать" весь российский оружейный экспорт. И с этой точки зрения первое полугодие демонстрирует нам только одно значимое крупное соглашение – с Египтом. Такая ситуация создает потенциальные риски для второго полугодия, но, судя по всему, традиционный план в размере 13–14 млрд долл. для спецэкспортера все же будет реализован. Это отчасти подтверждают контракты, о которых стало известно в июле-августе (в этом обзоре они не рассматриваются).

В отношении поставок первое полугодие тоже не особо богато на события. Значимым стало открытие в Индии совместного предприятия по лицензионному производству автоматов АК-203 калибра 7,62 х 39. Всего в Индии планируется произвести 650 000 АК-203.

Ангола, наконец, получила последние из заказанных истребителей Су-30К по контракту 2013 года на приобретение 12 истребителей (ранее стоявших на вооружении ВВС Индии). Известно о поставке четырех учебно-боевых самолетов Як-130 Лаосу, эта же страна получила партию танков Т-72Б1, бронированные разведывательно-дозорные машины БРДМ-2М и легковые автомобили УАЗ "Хантер". Во Вьетнам двумя партиями были отправлены все заказанные 64 танка Т-90С/СК. Саудовская Аравия начала получать тяжелые огнеметные системы ТОС-1А "Солнцепек".

Имели место поставки и в страны СНГ. Так, Белоруссия получила четыре Як-130 и авиационные бомбы, а Узбекистан начал реализацию крупных контрактов с Россией на получение техники сухопутных войск – в этой стране были замечены защищенные автомобили ЗА-53949А "Тайфун-К" и бронеавтомобили ВПК-233136, поставленные уже в 2019 году.

В целом можно сделать вывод о том, что российские производители вооружений и экспортеры адаптируются к новым условиям, связанным с американскими санкциями и беспрецедентным давлением на традиционных покупателей российской техники. В любом случае этот фактор не следует недооценивать, его влияние на российскую систему ВТС, видимо, будет только усиливаться.

К этому следует добавить и политическую нестабильность в ряде стран, которые традиционно входили в число крупнейших покупателей российской техники. Именно весной 2019 года Алжир погрузился в пучину внутриполитической борьбы, итогом которой стала отставка со своего поста и отказ от участия в президентских выборах президента Абделя Азиза Бутефлика. Чем бы ни закончилось противостояние властей и населения страны, уже очевидным стал факт приостановки Алжиром крупных закупочных программ в области вооружений (причем приостановлены закупки не только у России).

Наиболее значимые контракты, заключенные Россией в первом полугодии 2019 года

Итоги ВТС_2019_ автор Фролов_ НОЗС_5(58)2019

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
№ 5 (58) 2019г. , Санкт-Петербург  

 


[1] "Рособоронэкспорт" с начала 2019 года заключил контрактов на $5,2 млрд // ТАСС, 07.05.2019.

[2] Россия и Индия подписали контракт на лизинг еще одной АПЛ проекта 971 // Vestifinance.ru, 07.03.2019.

[3] https://www.vedomosti.ru/politics/news/2019/03/18/796608-egipet-su-35


 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры