Управляемые ракеты «Хезболлы». Формула мира на Ближнем Востоке

«Желающий вступить в бой сначала должен посчитать,
чего ему это будет стоить»
Сунь-цзы

«Хезболла» и Израиль – противники, не способные вести масштабную войну обычными средствами. Конфликт уничтожил бы вооруженные силы обеих сторон. Но цена войны не дает надежды на мирное сосуществование.

 

Напротив, враг, находящийся поблизости, подстегивает к увеличению военных мощностей. Каждая сторона стремится выглядеть настолько угрожающе, чтобы противник не решился ударить первым.

В частности, программа «Хезболлы» по применению высокоточных управляемых ракет (ВУР) – элемент, обеспечивающий хрупкий баланс. Цель программы – увеличить количество ракет, придать им большую точность и эффективность и в будущем добиться военного превосходства в многолетнем противостоянии.

«Хезболла» и Израиль – давние враги. Бойцы «Партии Аллаха» (так переводится «Хезболла») – противник Израиля и оплот иранского присутствия в регионе. Любое нарушение территории Израиля вызывает немедленную реакцию, которая ведет к опасной эскалации. Отношение запада к увеличению кибератак Ирана тоже приводит к росту напряженности. После убийства иранского генерала Касема Сулеймани в январе 2020 года лидеры «Хезболлы» стали еще болезненнее реагировать на присутствие военных США и действия Израиля на Ближнем Востоке.

Со времени окончания второй ливанской войны в 2006 году между двумя сторонами произошло только семь вооруженных столкновений. Однако, по мере того как «Хезболла» становится сильнее, растет угроза нового конфликта. И именно программа ВУР способна нарушить равновесие и стать причиной открытого конфликта.

 

Стратегическое значение высокоточных ракет «Хезболлы»

По мощности «Хезболла» уступает армии Израиля, программа ВУР способна компенсировать отставание и стать важным аргументом в международных переговорах. Высокоточные ракеты могут нанести Израилю неприемлемый ущерб и стать средством предупреждения военных действий на земле Ливана.

Эта стратегия была разработана после ливано-израильской войны 2006 года. Важным достижением «Хезболлы» стало то, что ливанцы приняли ее бойцов как своих защитников. Но потери Ливана оказались огромными: в ходе войны погибло приблизительно 1200 мирных жителей, миллионы были вынуждены покинуть дома, инфраструктуру ливанского государства пришлось отстраивать заново. Технологический потенциал сторон растет, значит, следующее столкновение приведет к еще более разрушительным последствиям и, возможно, подорвет авторитет «Хезболлы». Сейчас доверие к ее бойцам держится на том, что только они могут сохранять особый статус районов ограниченного применения оружия и защищать население от израильских атак с воздуха.

Арсенал из управляемых и неуправляемых ракет – важная переменная в сложном ливанском уравнении. Впервые их количество было увеличено в 2006 году. Тогда, согласно отчету Центра стратегических и международных исследований, у бойцов «Партии Аллаха» было около 15 000 неуправляемых и управляемых ракет. Сейчас этот арсенал насчитывает от 130 000 до 150 000. То есть, случись конфликт с Израилем сейчас, боевики «Хезболлы» могли бы выпускать до 2000 ракет ежедневно.

Правда, большинство из них неточные или «слепые», предназначенные для стрельбы залпом. Иранские ракеты, применяемые в Ливане, – неуправляемые Falaq и Fajr, Zelzal, Fateh 110 и SCUD B и C. Все же низкая точность вооружения не помешает причинить Израилю серьезный ущерб, если ракеты будут залпом выпущены по населенным территориям. Высокая урбанизация Израиля и его неготовность нести большие потери – вот эти факторы делают тактику «Хезболлы» относительно эффективной. В 2006 году израильтяне устроили массовые протесты против собственного правительства, когда ливанские атаки привели к гибели 46 мирных граждан и 121 солдата.

С тех пор «Хезболла» смогла расширить зону воздействия. Лидеры организации заявили, что способны охватить ракетными ударами всю территорию Израиля, а не только север страны. К 2014 году, по данным израильской разведки, «Хезболла» получила несколько десятков ракет Scud D с дальностью действия 700 км. А это значит, что под обстрелом может оказаться территория от Долины Бекаа до Сирии.

 

Технологии

По мнению экспертов по ближневосточному региону, программа ВУР «Хезболлы» началась в 2009 году с импорта из Сирии первых ракет M600 (Tishreen), копии иранских баллистических ракет ближнего действия Fateh 110. Дальность действия обеих ракет – до 300 км, обе оснащены спутниковой системой наведения, это усовершенствование повышает вероятность поражения конкретной цели. Степень точности рассчитывается по круговому вероятному отклонению (КВО). По определению Центра BICOM (Британский Израильский центр коммуникаций и исследований), «КВО – это радиус, в пределах которого по расчетам должны приземлиться 50% выпущенных ракет». Чем меньше значение КВО, тем выше вероятность поражения цели одной ракетой.

Высокоточные управляемые ракеты были разработаны в армиях стран с большими военными бюджетами, но теперь технология доступна не только им. В данном случае она особенно востребована: стоимость повышения точности вооружения относительно невысока, системы наведения работают через смартфон и сети GPS. Иранским ученым удалось разработать простой способ модернизации имеющихся в их арсенале «слепых» ракет, а установка системы наведения значительно увеличивает поражающее действие. По оценке BICOM, ракеты Fateh 110 и Zelzal 2 (на базе советской FROG) можно легко усовершенствовать, добавив акселерометры (датчики ускорения) и гироскопы инерциальной системы навигации, установив новые аэродинамические механизмы управления. По мнению экспертов BICOM, обученные работники способны демонтировать старую часть ракеты и взамен нее установить доработанную, оснащенную системой наведения. Вся операция занимает несколько часов на одну ракету и стоит около 10 тыс. долларов.

 

«Доктрина Насраллы» была озвучена в начале 2020 года и действует до сих пор. В ней прямо говорится, что организация будет мстить за любой урон, причиненный ее членам или интересам в Ливане или Сирии. Ракетный арсенал «Хезболлы» придал этим угрозам вес и обеспечил поддержание статус-кво на ливанской границе.

Эллиот Ходофф, военный эксперт, майор Армии обороны Израиля 

 

«Хезболла» старается в первую очередь переоснастить ракеты ближнего действия, их легко скрыть среди объектов гражданской инфраструктуры и в подземных убежищах. Доработку ракет дальнего действия приходится проводить снаружи, вне помещений, там, где есть угроза упреждающего удара. Точность поражения иранских ВУР была доказана во время удара КСИР (Корпус стражей исламской революции) по Койе в Иракском Курдистане 8 сентября 2018 года, когда пять из семи ракет Fateh-110, выпущенных по курдской оппозиции, достигли своей цели.

 

Предположения, подозрения, факты

Глава военной разведки Израиля Тамир Хайман утверждает, что бойцы «Хезболлы» располагают несколькими десятками ракет Fateh 110 (экспортируемых с 2014 года командирами КСИР) и несколькими M600 (Tishreen). Круговое вероятное отклонение этих ракет менее 50 м, а дальность действия позволяет наносить удары по территориям Израиля, расположенным глубоко внутри страны. Еще у «Хезболлы» есть 14 000 ракет Zelzal 2, которые возможно переоснастить в ВУР.

Недавно Израиль сообщал о сирийских ракетах M-302 (Khaibar), которые тоже подходят для усовершенствования. Точных данных о количестве ВУР, имеющихся у «Хезболлы», нет. Израильские эксперты называют цифру от 20 до 200. И по мнению Гади Айзенкота, бывшего начальника Генерального штаба Израиля, даже этот скромный арсенал способен нанести Израилю серьезный ущерб. Однако военная разведка Израиля опровергает данные о наличии в Ливане мастерских по оснащению ВУР.

С большей вероятностью эти ракеты поставляются из Ирана. Переоснащение происходит в нескольких производственных центрах, расположенных в Университете имени имама Хусейна в Тегеране. «Хезболла» использует для перевозки ракет и их компонентов территорию Сирии. Война позволяет сделать поставки незаметными.

Нестабильная ситуация в Ираке и Сирии дает возможность переправить туда и часть иранских секретных предприятий. В доработке ракет подозревают подразделения сирийской армии. Другие источники с 2018 года сообщают о существовании производственных линий в Ираке. Несколько заводов расположено в районах Al Zafaraniya (восточный Багдад) и Jufr al Sakkar. Рассказывают о военных предприятиях, которые бездействовали со времен Саддама Хусейна, а теперь снова производят и модернизируют вооружение.

Постоянные операции разведки Израиля вынуждают «Хезболлу» и ее иранских союзников отказаться от сухопутных коридоров. Целиком ракеты тоже не поставляются – это слишком заметная операция, от нее «Хезболла» отказалась в 2016 году. А вот комплекты для создания ВУР помещаются в чемодан. В таком виде компоненты для ракет Zelzal 2 переправляли самолетами гражданских авиалиний Сирии и Ирана. Военная разведка Израиля обнаружила канал: из аэропорта Дамаска боингом авиакомпании Qaesh Fars Air и после другим гражданским самолетом в международный аэропорт Бейрута. По данным офицеров «Моссад», «Хезболла» получает GPS-комплекты таким образом с 2018 года.

 

Если «Хезболла» перейдет предел количества или качества высокоточных ракет, мы будем вынуждены действовать. Это серьезное решение, которого невозможно избежать.

Эран Нив, глава отдела военных методов и инноваций Армии обороны Израиля подполковник 

 

Возросшая активность израильской разведки в Сирии вынудила КСИР и силы Аль-Каиды (организация признана террористической и запрещена на территории Российской Федерации) направить поставки напрямую в Ливан. Израильская разведка обвинила боевиков Аль-Каиды в создании производств в районах Ливана, где проживает гражданское население: в Бейруте, в образовательных центрах Waqf, Burj Al Barabreh и Ein Qana. В 2016 году кувейтская газета «Аль-Джарида» сообщила, что «Хезболла» скрыла производственные мощности в бункерах и подземных сооружениях на глубине 50 м, где они находятся в безопасности от израильских авиаударов.

Ирану также удалось отказаться от части воздушных и наземных перевозок за счет морских поставок на торговых судах, идущих по Суэцкому каналу в Средиземное море. Еще один маршрут пролег через Красное море. В результате израильские спецслужбы обвинили войска Аль-Каиды в использовании порта Бейрут для контрабанды систем наведения и компонентов ракет ВУР.

 

Акценты стратегии

Высокоточные управляемые ракеты меняют расстановку фигур в партии взаимного сдерживания, которую ведут «Хезболла» и Израиль. В вооруженных силах Ирана ракетный арсенал во многом компенсирует несовершенство ВВС. Ракеты обходятся сравнительно дешево, легко используются в оперативной обстановке. Но недостаток точности долго заставлял военачальников думать, что «с помощью ракет войну не выиграть». 

Это убеждение поменялось, когда появились системы наведения – они повысили боевые возможности, в результате ракеты смогли конкурировать с обычными ВВС. Энтони Кордсман, заведующий кафедрой Арли А. Берка в Центре стратегических и международных исследований, называет ракеты оружием массового поражения. Возможность уничтожить любую цель при минимальной подготовке представляет серьезную угрозу для критической инфраструктуры большинства стран и меняет ролями более и менее слабые армии. Технологическое превосходство больше не гарантирует военного преимущества.

Цель «Хезболлы» – добиться создания особой зоны ограниченного применения оружия на территории Ливана. ВУР дают «Партии Аллаха» шанс нанести ответный удар по критически важным объектам Израиля в случае, если Израиль нападет первым. Эта возможность ложится в основу взаимного сдерживания между «Хезболлой» и Израилем.

После Второй ливанской войны израильское командование стало смотреть на «Хезболлу» в новом свете. Начать прямой конфликт мешает внушительный ракетный арсенал противника и угроза потерь среди гражданского населения с обеих сторон. Чем больше ВУР у «Хезболлы», тем меньше у Израиля желания нанести удар первым. Тактика сдерживания путем воспрещения дает понять, что у «Хезболлы» всегда есть ресурс, чтобы нанести серьезный ущерб Израилю и уравновесить понесенный урон.

В основе этого подхода лежит принцип «око за око». Сейид Хасан Насралла, генеральный секретарь «Хезболлы», объявил, что при наличии ВУР «Хезболла» вольна выбирать цели. Следовательно, «Партия Аллаха» способна причинить равнозначный ущерб, если Израиль решит нанести прямой удар по Ливану.

В 2014 году Эхуд Барак, бывший премьер-министр Израиля, тоже предупредил, что через пять лет «Хезболла» сможет «выбирать, по какому именно зданию в Израиле ударить». Из-за отсутствия у Израиля глобальной стратегии, а также из-за концентрации критически важных объектов на одной территории угроза со стороны «Хезболлы» гражданскому населению Израиля принимает ужасающий размах. В 2018 году боевики «Хезболлы» выпустили видео, где показали несколько особо уязвимых целей в Израиле, таких как атомные станции (Димона), порты и аэропорты, водоочистные сооружения, электросети. Также боевики «Хезболлы» могут избрать своей целью системы командования и управления, военные объекты и воздушные базы, и таким образом лишить Израиль возможности быстро начать воздушную операцию.

Итак, ВУР – это скорее средство стратегического сдерживания, а не наступления. Автоматическая реакция «Хезболлы» на удар со стороны Израиля приведет к эскалации конфликта. Поэтому военные силы Израиля стараются не следовать своему принципу массированного возмездия (Доктрина Дахия). Израиль и «Хезболла» хотят избежать полномасштабной войны с применением обычных вооружений, которая обойдется сторонам слишком дорого.

Политика сдерживания касается в основном ливанских и израильских территорий. Если Израиль нанесет удар по «Хезболле» в Ливане, она обязательно ответит. Если «Хезболла» ответит, какого размаха ответ будет способен принять Израиль? Начнется эскалация военных действий. Поэтому Израиль старается не атаковать конвои или ракеты «Хезболлы» на территории Ливана и предпочитает наносить удары по Сирии.

 

Угроза стратегическим объектам Израиля 

Оберегая свою территорию от вторжения врага, Израиль полагается на превосходящую мощь ВВС. Израильские боевые самолеты господствуют в воздушном пространстве противника. Однако программа «Хезболлы» по ВУР ставит под угрозу эффективность воздушных сил Израиля.

Одна из задач высокоточных управляемых ракет – поддержка системы ПВО. Вооруженные силы Израиля (ЦАХАЛ) с 1980-х годов используют многоуровневую систему противоракетной обороны. «Железный купол» отражает ракеты малой дальности, «Праща Давида» защищает от ракет средней дальности, таких как Fateh 110 или Zelzal, а «Хец-3» противостоит баллистическим ракетам с дальностью от 1000 до 2000 км.

Все чаще говорят, что эта система ПВО не может считаться полностью непроницаемой. Так, например, «Железный купол» способен отразить до 90% «слепых», или неуправляемых, ракет. Но при этом 10% обойдут систему защиты. Если боевики «Хезболлы» выпустят 200 ракет одновременно, 20 из них смогут поразить намеченную цель, а это уже серьезный ущерб для Израиля.

Есть и более продуманная тактика: боевики «Хезболлы» используют неуправляемые ракеты, чтобы занять систему противоракетной обороны Израиля, после чего выпускают несколько ВУР по выбранной цели. Против высокоточных управляемых систем коэффициент ПВО должен оказаться меньше, чем против «слепых» ракет. Противовоздушные комплексы Израиля определяют момент поражения ракеты, вычисляя траекторию ее полета. ВУР может уклониться от назначенной точки, изменив траекторию полета на основе данных систем наведения и GPS.

Еще одно ограничение оборонительного комплекса Израиля – недостаточное количество батарей для защиты всей территории государства. Число боеголовок также ограничивается стоимостью системы противоракетной обороны. По оценкам экспертов, каждая ракета-перехватчик стоит от 40 000 до 50 000 долларов, а для перехвата одной приближающейся ракеты требуются две ракеты-перехватчика. 

Для сравнения, ракеты «Хезболлы» стоят несколько тысяч долларов. Таким образом, израильский щит, возможно, будет пробит, если боевики «Хезболлы» станут запускать очень дешевые ракеты огромными залпами и займут весь оборонительный арсенал противника. Ресурсы Израиля не безграничны, массированный обстрел его территории уменьшает шансы на перехват каждой ракеты. Батареи, имеющиеся в распоряжении ЦАХАЛа, обычно предназначены для защиты зон особого режима и не подходят для прикрытия крупных городских поселений. Гражданское население может обратиться к своему правительству и армии с просьбой усилить оборону, а бойцы «Хезболлы» воспользуются неготовностью противника нести потери.

ВВС Израиля также могут оказаться бессильными перед ракетной угрозой. Чтобы мобилизовать резерв для нанесения ответного удара и приступить к эффективным действиям, военно-воздушным силам требуется от 48 до 96 часов. Для сравнения, боевики «Хезболлы» готовы начать обстрел без промедления и атаковать территорию Израиля непрерывно. Целями ВУР могут быть выбраны объекты ВВС Израиля, это уменьшит вероятность ответного удара. А израильские авиабазы, в отличие от ракет «Хезболлы», трудно укрыть от атак противника.

Израиль оказался меж двух огней. Полномасштабные военные действия против «Хезболлы» могут вызвать эффект домино и вовлечь другие проиранские формирования, вооруженные аналогичным образом и сдерживающие Израиль в пределах своего радиуса действия. Хуситы в Йемене, вооруженные силы Сирии и Силы народной мобилизации Ирака применят все тот же арсенал. Такой ход событий еще больше ослабит эффективность ПРО.

В 2019 году атаки дронов по нефтедобывающему объекту Al Aramco в Саудовской Аравии показали, что батареи, ориентированные на отражение угроз со стороны Йемена и хуситов, не способны увидеть угрозу удара со стороны Ирака. Отсутствие координации между системами обороны делает очевидными некоторые их слабые стороны, и этим пользуются союзники Ирана.

Развитие сил ПРО Израиля замедляется по внутренним причинам. Израильские эксперты утверждают, что наращивание оборонительного потенциала – признак неуверенности в наступательных силах. Эта риторика активизировалась во время Второй ливанской войны 2006 года в связи с широким применением технологий «стелс» и нежеланием командования начинать наземную маневренную войну против более слабого противника, который, впрочем, лучше знал местность. Именно тогда Израиль отказался от вложений в наземные наступательные мощности и приступил к созданию обширного оборонительного арсенала.

«Хезболла» играет на этой слабости. Чтобы уничтожить ополченцев, ЦАХАЛ был бы вынужден начать наземную операцию. Солдаты «Хезболлы» живут среди жителей Ливана, военные объекты неотличимы от гражданских. А наступление, воздушное или наземное, всегда сопряжено с падением международного авторитета.

Есть и другое препятствие. Со времен Второй ливанской войны вооруженные силы «Хезболлы» стали сильнее и профессиональнее. К концу военного конфликта ополчение насчитывало 5000 бойцов. Сегодня их число выросло в четыре раза за счет привлечения оснащенных и обученных солдат. Война в Сирии предоставила ополченцам прекрасную возможность попрактиковаться в тактике и отработать координацию действий между разными проиранскими соединениями. И это еще одна причина, вынуждающая Израиль отказаться от прямых военных действий на территории Ливана.

 

Израиль в уравнении взаимного сдерживания

Израиль стремится не дать «Хезболле» даже малейшего повода для нанесения первого удара. Одним из средств сохранения баланса становится стратегия устрашения противника. Этот эффект призваны усилить военная разведка и «Кампания между войнами» (CBW, или «мабам» на иврите). Ее задача в том, чтобы уменьшить существующие и нейтрализовать вновь возникающие угрозы; отсрочить начало военных действий и одновременно создать все условия для победы в возможной войне; сохранить баланс сторон и усилить инструменты сдерживания, повысить ценность государства Израиль, расширить свободу действий ЦАХАЛ и ограничить возможности врага.

«Кампания между войнами» идет непрерывно и затрагивает весь региональный театр военных действий. Она требует постоянной оценки ситуации, применения данных разведки и комплексных решений командования. Кампания охватывает операции во всех сферах с использованием различных средств нападения: политических, судебных, логистических, когнитивных, технологических, электронных, кибернетических, а также средств сотрудничества и военной дипломатии.

Военная разведка – ядро тактического и оперативного потенциала ЦАХАЛ – превращает возможности в стратегические преимущества. Ее роль выросла в 1990-х с наступлением революционных изменений в военном деле и внедрением технологий, предполагающих появление новых боевых возможностей и доктрин. После Второй ливанской войны вооруженные силы Израиля широко применяли средства разведки, превратили их в тактические и оперативные батальоны. Это повысило скорость реакции государства, возникла целая концепция ведения военных действий на основе разведывательных данных.

В 2006 году ЦАХАЛ столкнулся с партизанскими методами войны. Во многом именно отсутствие тактической и оперативной разведки помешало Израилю победить. По итогам этой войны ЦАХАЛ вывел понятие уравнительного конфликта, при котором любое проявление врага служит поводом для точечного удара. Военная разведка Израиля в значительной степени полагается на данные видовой и радиоэлектронной разведки, и полученная таким образом информация становится основой для решений о начале тактических операций.

ВУР «Хезболлы» находятся под пристальным контролем военной разведки Израиля. ЦАХАЛ считает «Хезболлу» главной военной угрозой после ядерной программы Ирана, поэтому Израиль задействует в Ливане и Сирии все разведывательные ресурсы. В 2018 году трансграничные тоннели в южном Ливане были обнаружены при помощи БПЛА-разведчика, ЦАХАЛ отреагировал на информацию мгновенно, тоннели были уничтожены.

Средства разведки особенно полезны, когда Израиль пытается привести масштаб своего военного ответа в соответствие с уровнем угрозы, исходящей от «Хезболлы». Обширное применение средств разведки позволяет ЦАХАЛ внимательно выбирать цели для атаки и избегать эскалации конфликта. Поэтому ЦАХАЛ никогда не наносит удар непосредственно по силам «Хезболлы», предпочитая поражать его материальные ресурсы и конвои, следующие из Сирии и Ирака.

Военная разведка помогает реализовать тактику предупредительных ударов, выработанную в 2000-х годах во время операций против ХАМАС. Тогда она была применена для оповещения гражданского населения перед воздушными ударами Израиля, это позволяло снижать количество жертв и уменьшать вероятность ответного удара. Аналогичным образом в Сирии Израиль предпочитает бить по конвоям «Хезболлы», в которых нет ее бойцов. Целью становится исключительно арсенал высокоточного оружия. Руководствуясь этим принципом, агенты израильской разведки помешали передаче оружия из Ирана вооруженным силам «Хезболлы» для применения в Сирии и на Голанских высотах, которые Израиль считает своим рубежом.

Удары Израиля эффективно нейтрализуют сухопутные коридоры поставок оружия из Ирана в Ливан, вынуждая Иран и проиранские силы прибегать к другим способам переправки компонентов ракет. В 2018 году ВВС Израиля сбросили в Сирии более 200 бомб на объекты по производству ракет в Хисье, Джамарье и Латакии. В 2019 году ЦАХАЛ с этой же целью нанес семь ударов с воздуха по Ираку.

Разведывательные мощности используются и в политических целях. Израильские военные без колебаний публикуют собранные данные, чтобы усилить давление на боевиков «Хезболлы». Этот процесс называется «раскрытием информации с целью принуждения», он и позволяет военным Израиля нейтрализовать «Хезболлу», не прибегая к военным действиям. В 2010 году была обнародована карта с указанием мест дислоцирования «Хезболлы» и ее тайников с оружием в южной части Ливана. В 2011 году в «Washington Post» передали еще более точную карту, демонстрирующую дислокацию боевиков «Хезболлы» в шиитских городах и деревнях Ливана.

7 сентября 2018 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил с заявлением, в котором раскрыл места трех предполагаемых производств ВУР в округе аэропорта Бейрут в Ливане. В 2019 году израильская разведка обнародовала имена четырех офицеров КСИР, предположительно ответственных за разработку программы ВУР «Хезболлы». Такие разоблачения должны дать понять, что ЦАХАЛ контролирует каждое действие противника и знает его самые уязвимые места.

Публикации решают и политические задачи – привлекают международное сообщество на сторону Израиля, призывают объединиться против его врагов. Одной из причин выхода США из СВПД стали сведения о ядерной программе Ирана.

ЦАХАЛ работает и над наступательными стратегиями, в большинстве случаев они тесно связаны с разведывательными возможностями страны. Одно из последних направлений – высокоточное оружие для применения в воздухе. Применение этой техники прекрасно укладывается в доктрину уравнительного конфликта, согласно которой каждое действия врага служит поводом для нанесения точечного удара. Стратегия ЦАХАЛ требует «огневой мощи… с возможностью поражения нескольких тысяч целей в течение одного дня боевых действий».

В 2018 году Министерство обороны Израиля запустило двухлетнюю программу по созданию стратегических сухопутных войск, применяющих высокоточное управляемое вооружение. В арсенал войдут ракеты модели EXTRA, которые уже используются в обороне Израиля. На вооружение будут поставлены LORA (сокращение от англ. Long Range Artillery – дальнобойная артиллерия), ракета с дальностью более 300 км и высокой точностью, и Accular 122 с дальностью действия 40 км. При этом надо отметить, что более эффективному развитию стратегических наземных сил мешает заметная конкуренция внутри израильской армии.

Вероятнее всего, новая оружейная сделка между США и Израилем может поспособствовать наращиванию перспективных разработок. В мае 2021 года правительство США дало разрешение на экспорт в Израиль высокоточного управляемого оружия на сумму 735 млн долларов. Задача та же, что у «Хезболлы»: переоснастить «слепые» ракеты Израиля в ВУР. Сделка все еще находится на этапе обсуждения, и, похоже, довольно напряженного, поскольку одна из косвенных задач США – вынудить Иран возобновить сотрудничество по Совместному всеобъемлющему плану действий (СПВД).

 

Вероятность эскалации конфликта

Ситуацию, которую сейчас поддерживают и Израиль, и «Хезболла», легко вывести из равновесия. Само наличие ВУР на ливанской стороне уже меняет баланс сил. Понимая это, «Хезболла» пересматривает отношение к угрозе со стороны Израиля, опасности первого удара и эскалации противостояния. Возможность открытого конфликта возрастает по мере наращивания арсенала «Хезболлы». Прямое столкновение выльется в ожесточенную войну, привлечет силы иранской оси сопротивления и дестабилизирует обстановку во всем регионе.

Сейчас стороны участвуют в опасной гонке вооружений, цель которой – запугать противника. Как сказал исследователь Международной антикризисной группы (ICG) Хейко Уиммен: «Когда речь идет о примирении ракет и дронов, принцип “око за око” нельзя назвать тактикой с предсказуемым результатом. Это скорее игра “на слабо”: кто моргнул первым – тот проиграл, при этом оба оказываются втянутыми в войну, которую никто не затеял бы, если бы никто не моргнул».

Для сохранения собственного реноме каждая из сторон обязана отреагировать на первый удар противника по принципу «око за око» и взять на себя риск военной эскалации. Например, 25 августа 2019 года израильский дрон нанес удар по району Дахия в Бейруте с целью разрушить установку смесителя твердого топлива, которая, как подозревают, используется для получения ракетного топлива. ВВС Израиля решились на эту рискованную операцию из-за угрозы разработки опасного оружия бойцами «Хезболлы». Ливанские мощности, производящие ВУР, – очевидный сигнал к действию для Израиля.

В ответ в сентябре 2019 годы бойцы «Хезболлы» нанесли удар противотанковыми ракетами по военной базе Израиля близ границы с Ливаном. Этот эпизод обнаружил готовность израильских сил проводить атаки там, где Израиль сочтет их необходимыми. Согласно военной доктрине еврейского государства, упреждающие и превентивные удары – часть мер по сдерживанию, призванная избежать больших рисков и затрат, необходимых для сохранения собственной безопасности. Например, цель Доктрины упреждения – наносить упреждающие удары по опасным ядерным объектам. ЦАХАЛ может применить тот же подход к программе ВУР. Тогда создание «Хезболлой» высокоточных управляемых ракет спровоцирует реакцию со стороны Израиля и вынудит «Хезболлу» сделать следующий шаг в ответ.

«Партия Аллаха» действует на тонкой грани, пытаясь скрыть свои запасы ВУР и одновременно сохранить status quo в отношениях с Израилем. Однако именно рост военной мощи способен спровоцировать серьезную эскалацию конфликта. Чтобы избежать его, «Хезболла» вынуждена просчитывать каждое действие.

Паритет будет нарушен, если одна из сторон поверит в вероятность победоносного блиц-крига. По мнению Израильского института исследований национальной безопасности (INSS), в нынешних международных и внутригосударственных условиях «Хезболла» легко может найти повод для нападения на Израиль. Смена правительства в США и переход от политики максимального давления к переговорам с Ираном ведут к смягчению климата для проиранских сил в регионе. Но еще большие опасения вызывает тот факт, что текущая внутренняя обстановка в Ливане, экономический, санитарный, миграционный и политический кризис могут сделать войну единственным выходом. Наличие общего врага сплотит ливанское население вокруг вооруженных сил «Хезболлы», партия перестанет терять популярность. По мнению INSS, чтобы усилить влияние, «Хезболла» может решиться на локальный военный конфликт с Израилем, который продлится несколько дней.

Еще одной причиной нарушения равновесия может стать роль «Хезболлы» в общей тактике оси сопротивления. Иранские военные поделились своими технологиями со многими силами, действующими в регионе. Хуситы в Йемене получили из Ирана ВУР Badr P1 (Fateh 110), а также Burkan 1 и Burkan 2 (реплика Qiam). В Ираке шиитские отряды Сил народной мобилизации с 2018 года получают из Ирана ракеты Zelzal, Fateh 110, Zolfaqar. В Сирии иранские военные использовали соединения «Хезболлы», в том числе, чтобы угрожать территории Израиля. 

В сентябре 2019 года лидеры «Хезболлы» заявили, что политика сдерживания между ними и Израилем будет распространена и на Сирию. Еще ранее похожее заявление было озвучено в отношении палестинских территорий. Атака Израиля или прямой удар по этим территориям спровоцирует ответ со стороны «Хезболлы». Чтобы сохранить лицо и не ослабить эффект устрашения противника, бойцам «Хезболлы» придется отвечать за сделанные заявления. Подобная риторика приведет к конфликту и в другом случае: если иранские киберсилы активизируются, чтобы втянуть «Хезболлу» в открытый конфликт с Израилем.

Так, 13 мая 2021 года ЦАХАЛ объявил о запуске из Ливана трех ракет по северному Израилю. О потерях с израильской стороны не сообщалось. Атаку совершило боевое крыло ХАМАС с территории Ливана.

Сдерживание конфликта во многом зависит от способности сторон отвечать на удары соразмерно. Кроме того, баланс между «Хезболлой» и Израилем зависит от их способности разделять конфликты между ними и другими участниками противостояния, учитывать ограничения по пространству, времени, масштабам и полям боя.

ВУР – лишь небольшая часть богатого арсенала «Хезболлы». По информации местного источника, переданной агентством Reuters, «именно сейчас стороны не желают открывать новый фронт на Голанских высотах или на юге. Но в любой момент события могут начать развиваться стремительно и перерасти в войну, независимо от желания обеих сторон».

 

Автор - Жюстин Мазонье

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 6 (71), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры