Военная авиация. Экспорт из России в 2014–2018 годах

Автор Андрей Фролов.   

2014 год, как уже понятно сегодня, стал важной вехой в российской и мировой истории. Присоединение Крыма к России, начало гражданской войны на Украине… 

Эти события изменили весь модус вивенди России и стран Запада и вылились в принятие пакета антироссийских санкций, которые были наложены, в том числе, и на российский ОПК. И если европейцы в 2014 году на том и остановились, то США регулярно расширяют свои санкционные списки, внося туда различные российские оборонные компании. 

Американские санкции все больше и больше отрываются от Крыма и Украины и привязываются как к внутриполитическим аспектам политической жизни США (мифическое вмешательство российских хакеров в предвыборную гонку в США в 2016 году), так и к вопросам мировой политики (сотрудничество с Ираном). Последнее обстоятельство, впрочем, стало у США традиционным поводом для накладывания санкций на российские оборонные компании еще с начала 2000-х годов.

2015 год ознаменовался открытым вмешательством России в сирийский конфликт, что также поставило определенный рубеж как для политики России на Ближнем Востоке, так и для российских вооруженных сил. Сирия стала полигоном не только для реформированной структуры российской армии, но и для тех вооружений, которые разрабатывались и закупались в рамках Государственных программ вооружения (на период до 2015 и до 2020 года) и, за редким исключением, в боевых действиях не применялись. По состоянию на март 2018 года, согласно официальным данным, через Сирию прошли порядка 210 различных образцов вооружений, включая опытные и малосерийные системы.

Все это не могло не оказать влияния и на российский оружейный экспорт. Поскольку авиационная техника традиционно занимает порядка 50% от всех поставок, рассмотрим ситуацию с экспортом самолетов и вертолетов военного назначения из России в период с 2014 по 2017 год.  

Наряду с вышеуказанными политическими факторами, во второй половине 2014 года имело место резкое снижение цены на нефть. Это сказалось на традиционных заказчиках российских вооружений (Алжир, Азербайджан, Венесуэла, Ирак), причем ситуация в Венесуэле, сложившаяся к 2018 году, позволяет говорить о том, что эта страна, скорее всего, в ближайшие годы окончательно перейдет в маргинальные потребители российского оружия, и в первую очередь авиационной техники.

Тем не менее, 2014 год был отмечен рядом контрактов со странами Ближнего Востока, которые стали проявлять себя в последующие годы. Так, с Египтом был заключен крупный пакет контрактов на сумму не менее 3,5 млрд долларов, причем эта страна стала стартовым экспортным заказчиком истребителей МиГ-29М/М2 и боевых вертолетов Ка-52. С Ираком заключен крупный пакет контрактов, включая штурмовики Су-25 (на фото вверху), на сумму не менее 1 млрд долларов, причем он был подготовлен и реализован в рекордные сроки, что опровергает популярный тезис о неповоротливости системы российского ВТС.

Произошло фактическое замораживание военно-технического сотрудничества с Украиной. Для авиационной отрасли это сказалось на усложнении схемы поставки в Россию турбовальных и турбореактивных двигателей производства ПАО «Мотор-Сич» (окончательно поставки прекратились только весной 2018 года).
При этом продолжился курс и на либерализацию системы ВТС – Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству разрешила холдингу «Вертолеты России» самостоятельно заключать с иностранными заказчиками контракты на поставку запчастей и сервисное обслуживание боевой техники.Основные поставки боевых самолетов нового производства в 2014 году осуществлялись в Индию, которая получила (оценочно) 14 машино-комплектов для лицензионной сборки истребителей Су-30МКИ по контракту 2000 года, а также 14 истребителей Су-30МКИ по контракту 2012 года. В эту страну также было поставлено шесть палубных истребителей МиГ-29К/КУБ по контракту 2010 года. В интересах индийского флота в России был отремонтирован дальний противолодочный самолет Ту-142МЭ.

Вьетнам получил первые четыре истребителя Су-30МК2 по контракту 2013 года на очередные 12 машин этого типа. В Ирак было экспортировано девять штурмовиков Су-25 из наличия ВВС России в рамках «чрезвычайного» контракта 2014 года. В КНР, вероятно, было передано один-два военно-транспортных самолета Ил-76МД (также из наличия Министерства обороны России).

В 2014 году удалось идентифицировать значительную часть трансфертов вертолетной техники – 128 единиц, из которых только три Ми-8Т из наличия. Индии было передано 19 таких вертолетов Ми-17В-5, Китаю – 20 вертолетов Ми-171Е, Афганистану – 30 Ми-17В-5. Также российские вертолеты семейства Ми-8/17, вероятно, поставлялись в Азербайджан, Перу, Ирак, Индонезию, Казахстан, Камерун, Руанду, Непал, Южную Корею. Венгрия получила три вертолета Ми-8Т из наличия, прошедшие предпродажный ремонт. Помимо того, иностранные заказчики получили несколько новых вертолетов Ка-32А11ВС (КНР и Белоруссия).  Боевые вертолеты Ми-35 нового производства поставлялись в 2014 году в Ирак (не менее восьми Ми-35М и шести Ми-28НЭ), Азербайджан, Бразилию. 

Несмотря на снижение цен на нефть в 2015 году и постепенное нарастание влияния санкций, наблюдались рост контрактации и стабильность поставок. Продолжалась определенная либерализация системы ВТС в части сервисного обслуживания поставленной техники и имущества. Так, АО «Объединенная двигателестроительная корпорация» (ОДК) получила от ФСВТС право в течение пяти лет вести прямые экспортные поставки запасных частей, комплектующих изделий и технической документации к ранее поставленной продукции военного назначения, а также проводить работы по техническому обслуживанию, ремонту (в том числе с модернизацией, предполагающей научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) и продлению срока эксплуатации.

В 2015 году основные поставки боевых самолетов нового производства осуществлялись в Индию, которая получила, оценочно, 12 машино-комплектов для лицензионной сборки истребителей Су-30МКИ по контракту 2012 года, а также очередные восемь палубных истребителей МиГ-29К/КУБ по контракту 2010 года. В Казахстан были экспортированы четыре истребителя Су-30СМ. Вьетнам получил четыре истребителя Су-30МК2. В Бангладеш поставлены 14 учебно-боевых самолетов Як-130. В Китай продолжились поставки военно-транспортных самолетов Ил-76ТД из наличия (их было передано восемь единиц).

В 2015 году удалось идентифицировать поставки 89 вертолетов, хотя фактически их было намного больше – не менее 100 единиц. Индии было передано 23 вертолета Ми-17В-5, Перу – 16 Ми-171Ш-П, Азербайджану – пять Ми-17В-5, Бангладеш – пять Ми-17В-5. Также российские вертолеты семейства Ми-8/17 поставлялись в Индонезию, Кубу, Южную Корею, Ирак, Анголу, Шри-Ланку, Замбию. В КНР экспортировали четыре новых вертолета Ка-32А11ВС. Кроме того, в Алжир начались поставки тяжелых транспортных вертолетов Ми-26Т2 (передано четыре единицы).
Боевые вертолеты нового производства в 2015 году поставлялись в Ирак (четыре Ми-35М и два Ми-28НЭ). Уганда приобрела и получила четыре вертолета Ми-24В/Ми-24К из наличия.

Главным событием 2016 года в системе ВТС, стало, без сомнения, подписание 15 октября в Гоа трех межправительственных соглашений оборонно-промышленного характера, включая договор о создании совместной компании по производству в Индии многоцелевых вертолетов Ка-226Т (совместное предприятие должно выпустить 140 Ка-226Т, еще 60 будут поставлены в готовом виде из России).
2016 год дал также начало экспорту нового российского вооружения, ранее за рубеж не поставлявшегося. В первую очередь, это экспортный дебют истребителя Су-35. Из подписанных контрактов на поставку российских ВВТ нового поколения внимания заслуживает предполагаемый контракт с Алжиром на поставку фронтового бомбардировщика Су-32 (Су-34)

В 2016 году традиционно высокими были поставки истребителей семейства Су-30/35: заказчики получили 18 истребителей нового производства. Так, Алжир получил сразу восемь первых истребителей Су-30МКИ(А) по контракту 2015 года. Стартовали поставки истребителей Су-35 в Китай, в декабре заказчик получил первую четверку этих самолетов (контракт заключен в 2015 году). Во Вьетнам экспортированы последние четыре истребителя Су-30МК2 по контракту 2013 года. В Казахстан доставлено два истребителя Су-30СМ. Вероятно, отдельные комплектующие и материалы поставлялись в Индию для лицензионного производства истребителей Су-30МКИ. Кроме того, в Индию также осуществлялись поставки истребителей семейства МиГ-29 (шесть палубных истребителей МиГ-29К/КУБ). 

Как и в предыдущие годы, на экспорт активно шли учебно-боевые самолеты Як-130. Их получили Мьянма, Бангладеш и Белоруссия (см. табл. 1).
К позитивным явлениям 2016 года можно отнести и передачу ВВС Таиланда двух пассажирских самолетов Sukhoi Superjet 100 (Sukhoi Business Jet, SBJ) в варианте для VIP перевозок, поскольку таким образом расширилась линейка поставляемых на экспорт самолетов.
Активно шли поставки боевых самолетов из наличия ВКС России. Ирак, вероятно, получил четыре штурмовика Су-25, а Сирии были переданы порядка десяти модернизированных фронтовых бомбардировщиков Су-24М2. 

Существенными оказались поставки вертолетов. Так, Ирак получил 10 боевых вертолетов Ми-28НЭ, такие же вертолеты стали поступать в Алжир (шесть единиц). Вертолеты Ми-35М поставлялись в Ирак (не менее трех единиц) и Казахстан. Известны поставки вертолетов семейства Ми-24 из наличия – Ангола получила неизвестное число вертолетов Ми-24П, а Камерун – два Ми-24В/К. 

Экспорт транспортных вертолетов также был вполне достойным. В частности, тяжелые вертолеты Ми-26 получили Алжир и Китай. Вертолеты семейства Ми-17/171 поставлялись в Китай, Бангладеш, Белоруссию, Казахстан, Анголу, Уганду и Сербию (см. табл. 1). В Китай также было экспортировано и пять вертолетов Ка-32А11ВС. 

2017 год «отметился» обновлением сведений относительно доли авиационной техники в портфеле заказов. Ее доля в портфеле составила 50%, а в поставках выросла с 40–45 до 50% . Сообщалось о наличии контрактов на поставку 106 вертолетов на сумму 4,7 млрд долларов, или 11,75% от всего портфеля заказов . В число особенностей прошедшего года следует также включить начало экспортных поставок истребителей МиГ-29М/М2 и боевых вертолетов Ка-52 в Египет.

Говоря о поставках авиационной техники в целом, отметим, что в 2017 году традиционно высокими были поставки истребителей семейства Су-30/35: различные заказчики получили 18 истребителей нового производства и два самолета из наличия. В Китай продолжились поставки истребителей Су-35 (было поставлено 10 машин). Алжир получил шесть истребителей Су-30МКИ(А), а Казахстан – два истребителя Су-30СМ. Два истребителя Су-30К, ранее принадлежавших ВВС Индии, были, наконец, доставлены в Анголу.
Поставки истребителей семейства МиГ-29 осуществлялись в Египет, который начал получать истребители МиГ-29М/М2 (до 15 машин). Как и в прошлые годы, на экспорт поставлялись учебно-боевые самолеты Як-130 – Мьянме переданы очередные три таких самолета.

В Сербию поставлено шесть истребителей (из наличия Министерства обороны России). Сирии, вероятно, были переданы 10 фронтовых бомбардировщиков Су-24М также из наличия ВКС России. Киргизии поставлено два военно-транспортных самолета Ан-26 из наличия ВКС России на безвозмездной основе.
Традиционно существенными были поставки вертолетов. В сегменте боевых вертолетов в Египет начались поставки вертолетов Ка-52 (19 единиц), Алжир получил шесть вертолетов Ми-28НЭ. Вертолеты Ми-35М поставлялись в Ирак, Казахстан, Пакистан, Нигерию, Мали (см. табл. 1). Известны поставки вертолетов семейства Ми-24 из наличия – Сирии было передано неизвестное число вертолетов Ми-24П, а Таджикистан получил один Ми-24В. 

Экспорт транспортных вертолетов также оставался на уровне. Так, тяжелые вертолеты Ми-26 получил Алжир. Вертолеты семейства Ми-17/171 поставлялись в Белоруссию, Казахстан, Пакистан, Китай, Кению. Один Ми-8 из наличия был передан Таджикистану. В Китай было экспортировано также шесть вертолетов Ка-32А11ВС. 

Тенденции 2018 года пока сложно оценить

Из крупных событий текущего года можно отметить подписание знакового контракта с Индонезией на поставку 11 истребителей Су-35 на сумму 1,1 млрд долларов, с Мьянмой на шесть Су-30СМЭ (стартовый заказчик данной модификации истребителя) на 400 млн долларов и с Казахстаном – на восемь Су-30СМ (порядка 400 млн долларов). Несомненно, следует обратить внимание на начало поставок вертолетов Ми-26Т2 в Иорданию.

С другой стороны, в 2018 году стали усиливаться негативные эффекты от воздействия санкций (в первую очередь американских). Например, стало известно, что тот самый контракт с Индонезией на истребители Су-35 так долго находился на стадии переговоров из-за поиска сторонами оптимальных условий финансирования в условиях санкций, наложенных на банковскую сферу. Видимо, подобного рода случаи будут только расти в числе, и основная уязвимость возникнет именно в банковской сфере и, вероятно, в сфере логистики.

Подводя итог, следует сказать, что американские, европейские и украинские санкции пока не оказали заметного эффекта на экспорт Россией боевой авиационной техники. Публично не сообщалось о срыве контрактов по вине российской стороны, а известные данные по фактическим поставкам позволяют сделать вывод, что в 2014–2018 годах они находятся на стабильном уровне. Санкции, вероятно, пока больше сказываются на контрактации, в первую очередь, затягивая сроки переговоров и усложняя финансовые схемы оплаты российских поставок. Но открыто об этом, за редким исключением, не сообщалось.

Конфликт в Сирии тоже пока не оказывает прямого влияния на поставки боевых самолетов и вертолетов, за исключением поставок авиационной техники из наличия ВКС России сирийской армии на безвозмездной основе. Заключенные в 2015–2018 годах контракты, по всей видимости, были следствием более ранних договоренностей, и в полной мере «сирийский эффект» может сказаться в период 2019–2020 годов, когда к завершению должны подойти переговоры, инициированные после 30 сентября 2015 года – начала российской операции в Сирии.

Инфографика   

Инфографика_НОЗС_04(51) 2018_Экспорт российской авиатехники_2014-2017гг

Новый оборонный заказ. Стратегии

2018г., август

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры