Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

В кольце друзей и врагов

В ближайшие годы Россия планирует потратить на перевооружение своей армии грандиозные суммы. В связи с этим логично спросить, какие именно задачи планирует решать обновлённая российская армия, какие угрозы она рассчитывает отразить.

Чтобы попытаться ответить, дадим краткий обзор вооружённых сил и военных доктрин тех стран, которые являются соседями России, имеют значительные вооружённые силы и, возможно, рассматриваются нашими генералами в качестве вероятного противника.

В обзор мы включили страны, у которых есть общие сухопутные и морские границы с Россией. Среди них нет бывших рес­публик СССР – о состоянии вооружённых сил этих стран мы уже писали в предыдущем номере. Кроме того, в нашем обзоре не представлена Северная Корея – исключительно в силу того обстоятельства, что «гений руководства» генерал армии Ким Чен Ын и его советники видят своих главных врагов на юге Корейского полуострова, а не на севере.

Конечно, сейчас на наших границах нет серьёзной напряженности и всерьёз говорить о «кольце врагов» не приходится. Россия, к счастью, ни с кем не воюет, но агрессивные заявления приходится слышать всё чаще. Причём не только от генералов и министров, но и из уст тех, кого принято относить к идеологам. Так, даже официальный спикер РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин заявил: «…Если России нужно будет участвовать в боевых действиях, этого не нужно сегодня бояться. Армии нужно наконец дать настоящую работу». Можно было бы оставить подобные призывы на совести прото­иерея, если бы он не выразил взгляды, довольно популярные в российской военно-по­ли­тической верхушке. А насколько эти взгляды соответствуют истинному положению вещей – судить нашим читателям.

Войска дяди Сэма

На протяжении десятилетий «первым противником» Советской Армии считались Добровольческие вооружённые силы США.

И до сих пор россияне сравнивают нашу ар­мию с армией Штатов. Что же представляет собой современная американская армия?

Военно-технические достижения США более чем впечатляют. Американская армия в наши дни безусловно является сильнейшей армией планеты. Дело здесь не только в одном из двух крупнейших ракетно-ядер­ных арсеналов, превосходном ВМФ и значительных сухопутных войсках. США настойчиво осваивают такие технологии ведения боевых действий, которые не оставили бы шансов военным аргументам вроде баллистических ракет и танковых армад. К этим попыткам относятся работы по созданию высокоточного неядерного оружия, испытания гиперзвуковой крылатой ракеты в рамках концепции Быстрого глобального удара (Prompt Global Strike), развитие разведывательных и ударных систем на основе БПЛА. А вот американская программа противоракетной обороны, которой так часто пугают граждан российские политики, действительно ориентирована в первую очередь на страховку от запусков одиночных ракет какими-нибудь специфическими режимами вроде Ирана. Дело в том, что если бы американцы планировали защищаться от российских межконтинентальных ракет, они должны были бы разворачивать систему ПРО в Канаде, а никак не в Европе. Ведь российские ракеты, как и американские, в случае конфликта между нашими странами пойдут «через полюс», а не над Европой.

Особого успеха добились США в области внедрения современных информационных технологий для нужд разведки и управления войсками. Придуманные американцами «сетецентрические» подразделения выполняют задачи очень эффективно и несут небольшие потери. Что немаловажно, американская армия – это армия с самым разнообразным боевым опытом, причём полученным сравнительно недавно. Кроме того, исключительным качеством отличается подготовка американских офицеров, сержантов и, разумеется, солдат. Напомним, что современные Штаты предпочитают использовать свои военно-технические достижения скорее как инструмент политического давления, нежели как инструмент силового воздействия. Армия вступает в бой только в том случае, если все аргументы политиков исчерпаны.

В настоящее время вооружённые силы США насчитывают 1478 000 че­ловек. В сухопутных силах 9573 танка и около 3000 различных артиллерийских систем. BMC насчитывают 2384 корабля, среди которых 11 авианосцев, не имеющих себе равных в мире по боевой мощи. В BBC США – более 18 000 самолётов, в том числе превосходные стратегические бомбардировщики, самолёты-невидимки и самые совершенные истребители. Плюс 5133 ядерных боеголовки – это, как говорится, без комментариев.

Вспоминая былое величие

Всего сто лет назад Европа господствовала над планетой, подчиняя себе страны и даже целые континенты, посылая войска и корабли по всему свету. От былого величия не осталось почти ничего. Крах Варшавского договора окончательно поставил крест на военно-политическом значении Старого Света, который когда-то считался форпостом Запада, призванным отразить бросок советских танковых армий к Атлантике. Только несколько армий в Европе имеют актуальный боевой опыт и в случае необходимости готовы вести активные действия. Речь идёт об армиях Великобритании и Франции и, как ни парадоксально это звучит, о маленькой армии Нидерландов, неизменно поддерживающей все американские военные инициативы. Нидерландские военнослужащие принимали участие во всех операциях под эгидой НАТО и проявили себя вполне достойно.

Любопытно, что в минувшем году нидерландская армия первой в Европе полностью отказалась от тяжёлой боевой техники (танков), нидерландские солдаты – это пехотинцы и десантники.

Несмотря на то что в численном отношении армии европейских государств сравнительно невелики, по этому показателю они находятся в третьей десятке мира. Страны – члены НАТО до сих пор располагают внушительным совокупным военным потенциалом, включающим много техники, а также ядерные силы Франции и Великобритании.

И главное, Европа имеет отличную производственно-технологиче­скую базу для поддержания своей военной машины. Совокупный ядерный потенциал Франции и Великобритании составляет более 500 боеголовок. На вооружении европейских армий состоят около 13 000 танков, включая превосходные британские танки «Челленджер-2» и немецкие «Леопард-2», около 16 000 артсистем и около 4000 самолётов.

Наследники султанов

Турецкая республика находится в стратегически важном регионе, где пересекаются значимые сухопутные и морские пути. На протяжении столетий Турция была главным противником России во множестве войн. Однако Первая мировая война, по большому счёту, стала для Турции последней крупной войной.

Тем не менее политическая нестабильность вокруг страны и внутри неё, военная угроза, исходящая от соседей Турции, обусловили существование сравнительно мощной армии. Более того, турецкое офицерство ощущает себя особой кастой, готовой брать на себя политическую ответственность за происходящее внутри страны. Турецкая армия традиционно является влиятельной политической силой, отстаивающей светский характер государства. Турция также претендует на роль регионального лидера, и в случае необходимости сможет подкрепить эти претензии достаточной военной силой.

Основными оппонентами Турции в регионе принято считать Грецию, Болгарию, Сирию, Ирак, Иран, Армению. Всего столетие назад эти страны находились под серьёзным влиянием Османской империи или входили в ее состав. Однако не следует забывать, что Турция является членом НАТО, её военная политика определяется с учётом этого обстоятельства и носит очень взвешенный характер.

Вооружённые силы Турции находятся на 9 месте по численности в мире, на вооружении сухопутных сил состоят 3363 основных боевых танков, включая 339 современных и мощных танков «Лео­пард 2А4», ВМФ насчитывает 250 кораблей и судов, включая 17 фрегатов, 7 корветов и 14 подводных лодок, ВВС – 750 самолётов.

Под властью аятолл

Иран, ещё в свою бытность Персией, несколько раз становился объектом агрессии со стороны Российской империи. Во время Второй мировой войны Красная Армия совместно с союзниками оккупировала Иран, а после войны СССР пытался включить в состав Азербайджана северные провинции Ирана, сформировав там марионеточное правительство. Однако сейчас Россия готова поддерживать любые иранские инициативы в области военного строительства, поскольку рассматривает Иран как противника США и один из главных источников международной напряжённости, которая автоматически должна приводить к росту цен на нефть. Особую роль Россия сыграла в получении Ираном атомного оружия, помогая в строительстве атомных реакторов, способных вырабатывать оружейный плутоний. Иранские власти одержимы желанием завладеть бомбой, но почему в Кремле уверены, что этой бомбой исламские фундаменталисты будут грозить Вашингтону и Тель-Авиву, а не Москве, которую они называют Малым сатаной?

Официально главным противником в Иране считают Израиль и США, причём к уничтожению Израиля Иран призывает в течение последних двадцати лет. С прицелом на военный конфликт с этими странами ведётся и военное строительство. Первое направление – развитие ракетных технологий для нанесения удара по Израилю. Второе – развитие ВМФ для контроля над Ормузским проливом и противодействия флоту США. В ВМФ упор делается на небольшие катера с мощными японскими моторами и системами реактивного залпового огня.

Эти катера трудно обнаружить радарами, их много, и Иран всерьёз рассчитывает, что они смогут прорваться к американским кораблям. Третье направление, которое активно развивает Иран,– разведывательная и диверсионно-террористическая деятельность по всему миру.

Вооружённые силы Ирана кроме собственно иранской армии включают в себя многочисленный Корпус Стражей Исламской революции и боеготовый резерв – «басидж». По численности войск (не менее полумиллиона) Иран находится на 8 месте в мире. Данные об иранской армии засекречены, но предположительно у Ирана имеется не менее 3000 танков и 300 самолётов, а также до 300 ракетных установок.

В военной доктрине Ирана в качестве основных противников кроме Израиля и США упоминаются также «неправедные исламские режимы», то есть в первую очередь Саудовская Аравия. Однако у саудитов есть «оружие возмездия», которое может сокрушить не только Иран, но и его союзников. «У Саудовской Аравии имеется столько резервной производственной мощности, что мы можем практически мгновенно заменить все иранское производство нефти»,– сообщается в официальном докладе «Доктрина национальной безопасности Саудовской Аравии на ближайшее десятилетие». Если Саудовская Аравия действительно увеличит производство нефти, это будет иметь губительные последствия не только для Ирана, но и для других авторитарных режимов с несбалансированным бюджетом, стабильность которых базируется исключительно на высоких нефтяных ценах.

Потомки самураев

Конфликты с Японией занимают особое место в российской военной истории, а Цусима навсегда останется символом сокрушительного поражения. Всю первую половину ХХ столетия Япония была важнейшим противником России на Дальнем Востоке, да и сейчас неурегулированный конфликт из-за островов Курильской гряды отравляет отношения между нашими странами. Тем не менее о военном столкновении с Японией речь ни в коем случае не идёт (сегодня численный состав ВС РФ в Приморье примерно вдвое меньше, чем у Сил самообороны Японии), да и японская армия ориентирована исключительно на решение оборонительных задач, тем более что фактически США являются главным гарантом японской безопасности.

9-я статья Конституции Японии категорически запрещала (и запрещает) использование Сил самообороны Японии за пределами страны.

Однако если в годы холодной войны их главной боевой задачей считалось отражение гипотетической высадки советских войск на острове Хоккайдо, то теперь в Японии не считают российскую угрозу реальной, чего не скажешь об угрозе китайской. В связи с этим сухопутная компонента Сил самообороны Японии сокращается, зато усиливается морская составляющая. В частности Япония планирует увеличить количество подводных лодок с 16 до 22. Также Япония активно внедряет в военной области современные цифровые технологии. Неизменным остается одно – ориентация на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами Америки.

Несмотря на законодательные ограничения по их применению, Силы самообороны Японии – относительно многочисленная и высокотехнологичная армия. Она занимает 20 место в мире по численности (около 900 танков, больше 1000 самолётов и 110 кораблей).

Мощь поднебесной

Российские начальники очень любят критиковать США и их практику военного строительства, зато о Китае отзываются исключительно в восторженных тонах, постоянно ссылаясь на замечательные личные отношения лидеров обеих стран. При этом непонятно, как быть с любимой нашими вождями цитатой из Бисмарка: «В политике оцениваются не намерения, а возможности». Если оценивать возможности, именно китайская армия представляет главную опасность для России. Разумеется, не следует думать, что руководители Поднебесной готовы рисковать своими достижениями ради сомнительных результатов захвата Сибири. Кроме того, китайцам нет никакой нужды осуществлять военную интервенцию, дабы завладеть российской нефтью и газом,– Россия готова продавать им всё что угодно, чтобы обеспечить благосостояние правящей верхушки.

Но хотя для Китая предпочтительны экономическая и демографическая формы экспансии, военная отнюдь не исключена. Чрезвычайно показательно, что в последние годы китайская армия проводит учения, которые просто невозможно трактовать иначе как подготовку к агрессии против России, причём масштаб учений постоянно растёт. Так, в 2009 году были проведены военные учения «Куюаэ-2009» – крупнейшие за 60-летнюю историю КНР. Они проходили на территории 4 из 7 военных округов: Шэньянского, Ланьчжоуского, Цзиннаньского и Гуанчжоуского. В них принимали участие до 50 000 во­еннослужащих сухопутных войск и ВВС, более 6000 транспортных средств. В ходе маневров 4 общевойсковые дивизии совершили марш (по железной дороге, а затем своим ходом) на расстояние 2000 км. Уже сейчас всего 2 из 7 военных округов китайской армии – Пекинский и Шэньянский, прилегающие к границе с Россией,– сильнее всех сухопутных войск России вместе взятых. А на потенциальном театре военных действий (Забайкалье и Дальний Восток) силы сторон просто несопоставимы, Китай превосходит нас в десятки раз.

При этом, видимо, российские полководцы до сих пор не отдают себе отчёт в том, что давно утратили не только количественное, но и качественное превосходство над Китаем в боевой технике. Военное строительство в КНР идет колоссальными темпами. Происходит полное перевооружение китайских вооружённых сил, причём без потери в количестве живой силы и техники. Половину танков армии Китая составляет бронетехника принципиально нового поколения, не уступающая российским танкам. То же касается и авиации: новые китайские самолёты могут на равных сражаться с российскими самолётами поколения «4+». В целом, по современным образцам вооружений у ВС России и китайской армии сейчас примерное равенство (качественное и количественное), которое уверенно превращается в преимущество армии Китая. При этом последняя имеет огромный «навес» из старых, но вполне ещё боеспособных образцов.

Современная китайская армия – это больше полутора миллионов человек, причём отборных по своим физическим и интел­лек­туальным качествам, около 9000 танков, больше 2000 боевых самолётов, больше 200 боевых кораблей.

Технологическая зависимость Китая от России как от своего главного поставщика вооружений – не более чем иллюзия. Китай приобретал в России исключительно такое вооружение, которое предназначалось для операций против Тайваня и США (в то время, когда Пекин всерьёз планировал захват острова). КНР не приобретала в России никакой техники для своих сухопутных войск, поскольку против России в случае войны будет применяться именно она.

Современное китайское стрелковое оружие также превосходит российские аналоги. Китайские системы залпового огня имеют дальность до 300 км и превосходят все подобные системы США и России. Не следует забывать и про 500 единиц ядерного оружия.

Официальный военный бюджет Китая в 2012 году достигнет 106,41 млрд долл. Такие военные расходы (вторые в мире после американских) вдвое превосходят военный бюджет РФ. Но следует иметь в виду, что, по мнению аналитиков Стокгольм­ского международного института исследования проблем мира и американской корпорации РЭНД, реальные военные расходы КНР на 40–50% выше официальных, а американские и японские военные предлагают утроить официальные цифры. Так что нынешний военный бюджет Китая может составлять на самом деле до 250 млрд долл.

Эти деньги тратятся с большим умом. Сейчас в НОАК уже появились так называемые «цифровые дивизии», и главный лозунг реформы армии – это соединение механизации с информатизацией. Это означает сохранение традиционной армии при заимствовании у американцев концепции «сетецентрической войны». Особое место в китайской армии занимают отлично подготовленные диверсионно-террористические подразделения, задачей которых в случае войны должен будет стать «удар по штабам» враждебной стороны – с целью физического устранения военных и политических руководителей противника.

Не так всё просто и с ядерным сдерживанием. Да, Россия имеет превосходство в стратегических ядерных силах, однако надо понимать, что в случае обмена ударами межконтинентальных ракет у Китая достаточно ядерных средств, чтобы смести с лица земли города европейской части России, которая ему в принципе не нужна. Поэтому мы можем рассчитывать, что Кремль не пойдёт на применение ядерного оружия. А в «обычной» войне шансов у России нет никаких. Потери живой силы – это последнее, что может напугать Китай.

Тогда разумно спросить: почему Москва считает западные государства вероятным противником, а Китай – ближайшим партнёром (хотя у него гораздо больше возможностей напасть на Россию, чем у США и НАТО)? Ответ следует искать не в области политики и стратегии, а в области психологии. Московские руководители искренне считают, что китайские коллеги очень похожи на них, и в принятии решений руководствуются аналогичными соображениями, то есть стремятся ис­ключительно к бесконтрольной и безответственной личной власти в сочетании с личным обогащением. Воистину, если Бог кого-то хочет покарать, он лишает его разума.

Андрей Стрелин

Партнеры