Минобороны продолжает закручивать гайки в смысле распространения информации по околооборонным делам

Минобороны продолжает закручивать гайки в смысле распространения информации по околооборонным делам и предлагает законодательно закрепить понятие «служебной тайны в области обороны» в дополнение к гостайне.

Следите за новостями «Новый оборонный заказ. Стратегии» в Google News, будьте в курсе событий!

Здесь  — заметка «Интерфакса», вот сам законопроект (кстати, сейчас идет стадия независимой антикоррупционной экспертизы, все желающие могут направить свои соображения).

Обращает на себя внимание то, что для сравнения статуса информации, касающейся обороны государства, упоминается банковская, налоговая, врачебная, адвокатская, семейная и др. тайны. Будем надеяться, что кто-то сможет найти правильные аргументы и объяснить общественно-значимый характер именно публичной информации об организации обороны государства в части создания вооружения и военной техники, финансового состояния и хозяйственной деятельности. Правда, опыт показывает, что нынешние лица, принимающие соответствующие решения, весьма последовательны в сворачивании какой бы то ни было подотчетности.

Единственное, исходя из пояснительной записки и самого законопроекта, вроде бы следует, что административная и дисциплинарная ответственность за разглашение соответствующей информации может наступать в отношении тех, кто этой самой информацией владеет по роду деятельности, а не обнаружил в открытых источниках, но как-то все равно боязно. Тем более, лица, получившие доступ к информации, содержащей сведения, составляющие служебную тайну в области обороны, обязаны соблюдать конфиденциальность такой информации и не раскрывать третьим лицам данные сведения без санкции соответствующего должностного лица других войск, воинских формирований и органов, предоставивших данные сведения.

К слову, радует, что к служебной тайне в области обороны не могут быть отнесены сведения, в отношении которых Российская Федерация взяла на себя международные обязательства по их открытому обмену, да и вообще там довольно много изъятий.

И тем не менее, сигнал паршивый. Есть, скажем так, другие методы по обеспечению конфиденциальности информации, попадание которой в публичную сферу считается нежелательным. И вообще, мы уже говорили и вновь повторим: лучший способ предотвращения утечек — максимальная открытость. Когда существует большой объем качественной информации по самым разнообразным элементам обороны государства, на раскапывание реальных секретов и виртуальных секретиков не остается ни времени, ни желания.

Возвращаясь к самому документу, самым важным вопросом, пожалуй, будет статус перечня сведений, составляющих служебную тайну в области обороны. С одной стороны, его появление поможет формированию каких-никаких, а правил игры... а с другой — как бы и сам перечень не оказался служебной тайной.

Дмитрий Стефанович, Ватфор

Партнеры