Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Ювелирный подход к исполнению военного бюджета

О том, как была организована работа по финансово-экономическому обеспечению выполняемых задач Министерства обороны РФ и как в целом решались вопросы, связанные с финансированием жизнедеятельности Армии и Флота в 2020 году, в интервью «Красной звезде» рассказала заместитель министра обороны РФ Татьяна Шевцова.

 

Следите за новостями «Новый оборонный заказ. Стратегии» в Google News, будьте в курсе событий!

Мы приводим некоторые фрагменты интервью.

– Не так давно был принят закон о федеральном бюджете на 2021–2023 годы. Изменились ли параметры военных расходов и как это может повлиять на нашу обороноспособность?

– Бюджет на предстоящую трёхлетку формировался в условиях жёстких бюджетных ограничений, связанных, прежде всего, с мероприятиями по противодействию коронавирусной инфекции.

В результате базовые бюджетные ассигнования на оборонные нужды на период 2021–2023 годов Минфином России были уменьшены на 10 процентов, а на реализацию мероприятий Государственной программы вооружений – на 5 процентов.

Предвосхищая возможные вопросы, сразу хочу отметить, что секвестированию не подлежат расходы на обеспечение социальных гарантий, медицинское обслуживание (это особенно важно с учётом нынешней эпидемиологической обстановки). Будет производиться и ежегодная индексация выплат военнослужащим и военным пенсионерам на уровень инфляции. Также не затронуты малобюджетные направления расходов, сокращение которых могло быть критичным в связи с наличием уже реализуемых мероприятий и незначительными возможностями по маневрированию ресурсами. Работа над бюджетом потребовала концентрации средств на наиболее приоритетных направлениях расходов Минобороны России, а также принятия отдельных решений для синхронизации мероприятий ГПВ с созданием необходимой инфраструктуры и комплектованием личным составом.

В целом можно констатировать, что принятый оборонный бюджет, рассчитанный на ближайшую трёхлетку, гарантирует исполнение планов по строительству и развитию Вооружённых Сил РФ в параметрах, определённых Верховным Главнокомандующим, и позволит выполнить все стоящие перед армией и флотом задачи по обеспечению безопасности нашей страны.

– Все последние годы Министерство обороны России планомерно реализует поставленную Верховным Главнокомандующим задачу, связанную с обновлением арсенала армии и флота, постановкой в строй новых, современных образцов вооружения и военной техники. На эти цели выделяются внушительные средства. Как в военном ведомстве организован контроль за их освоением?

– Параметры Государственной программы вооружения, средства по которой ежегодно выделяются в рамках гособоронзаказа, утверждены Президентом России.

Основные мероприятия ГПВ направлены на развитие перспективных систем вооружений с учётом выполнения приоритетных задач по оснащению современной техникой сил ядерного сдерживания, средств Воздушно-космической обороны, наращивания сил Военно-морского флота, прежде всего в Арктической зоне и на Дальнем Востоке.

В соответствии с решениями Верховного Главнокомандующего для сохранения количественных показателей поставок в войска вооружений и военной техники с 2020 года в Минобороны России реализуется схема опережающего финансирования заказов с использованием кредитных средств опорного банка. Здесь важно отметить, что наше ведомство является самым крупным в стране бюджетополучателем, с наиболее сложной структурой бюджета, охватывающей все сферы жизнедеятельности Вооружённых Сил. Подобная ситуация обязывает относиться к расходованию средств максимально ответственно, учитывать эффективность целевого использования каждого бюджетного рубля.

Можно со всей уверенностью говорить, что подход к исполнению военного бюджета с нашей стороны – ювелирный. С 2017 года в Минобороны России осуществляется поквартальная выплата авансов предприятиям ОПК. Она выполняется под производственную потребность, исходя из технологического цикла и этапов работ. Действует принцип «Обосновал потребность – получил аванс». Во внимание также принимаются данные Единой информационной системы расчётов по гособоронзаказу, свидетельствующие о наличии остатков денежных средств на отдельных счетах в уполномоченных банках. То есть действует ещё один принцип «Есть остатки – нет аванса», причём учитывается вся цепочка кооперации.

Хочу обратить внимание, что Минобороны России, как государственный заказчик, выполняет свои обязательства по авансированию предприятий промышленности в полном объёме. Для надлежащего и качественного исполнения контрактов предоставляются соответствующие ресурсы.

К слову, этим оказывается влияние на различные сферы экономики страны, по сути, создаётся своеобразный мультипликативный эффект. А предприятиям промышленности это позволяет планировать свою деятельность на годы вперёд, модернизировать производственную базу, создавать новые рабочие места.

В то же время, надо признать, своевременное исполнение Минобороны России своих обязательств не всегда приводит к ответной реакции со стороны организаций ОПК.

С учётом этого по инициативе военного ведомства с 2017 года реализуется новый принцип финансового обеспечения Государственной программы вооружения. Он предполагает возможность переноса неиспользованных бюджетных средств на очередной финансовый год с правом использования их до конца следующего года.

В результате мы перестали платить деньги за несданную продукцию в виде дополнительного авансирования, преследуя цель «освоения» средств до конца года, а оплачиваем их в следующем году за счёт перешедших с прошлого года остатков средств по актам за фактически поставленную продукцию. Это позволило минимизировать рост просроченной дебиторской задолженности, повысить мотивацию организаций ОПК к ускорению сдачи продукции военного назначения. Вообще, контроль за целевым использованием бюджетных средств, выделенных на реализацию ГПВ, является приоритетом в нашей деятельности в этой сфере.

Одним из наиболее эффективных инструментов здесь стала внедрённая с 2015 года уникальная Единая информационная система расчётов по ГОЗ. Её создание и применение позволило существенно повысить качество управленческих решений, принимаемых руководством Минобороны России, преодолеть негативные тенденции, связанные с так называемым переавансированием промышленности и оплатой фактически неисполненных контрактов.

На сегодня можно констатировать, что при существенном снижении сумм авансирования заключённых контрактов наблюдается рост объёмов поставок. А в 2019 году в Минобороны России завершено создание уникальной автоматизированной системы раздельного учёта результатов финансово-хозяйственной деятельности организаций ОПК по госконтрактам с использованием упомянутой Единой информационной системы. Таким образом, у нас появился ещё один объективный источник информации о ходе исполнения каждого контракта, что позволяет контролировать целевое использование выделенных денежных средств.

– Татьяна Викторовна, не могу не задать вопрос о ситуации, связанной с недавней публикацией в СМИ спорного документа о возможном сокращении численности военного ведомства и секвестировании его бюджета. Известно, что со стороны Минобороны России ответ на эту инициативу, исходившую от Министерства финансов РФ, был достаточно жёстким, но в то же время максимально аргументированным. Скажите: а мог ли всё-таки быть какой-то экономический эффект в случае реализации предложений Минфина?

– В Минобороны России внимательно проанализировали содержание предложений, подготовленных Минфином РФ по сокращению численности Вооружённых Сил и изменению отдельных положений системы предоставления социальных гарантий военнослужащим. В Совет Безопасности Российской Федерации была направлена мотивированная позиция о неприемлемости данных предложений и отсутствии их поддержки со стороны руководства военного ведомства.

Ещё раз повторю: на сегодняшний день численность и структура Вооружённых Сил установлена Верховным Главнокомандующим и определена, исходя из всего комплекса задач в области эффективного обеспечения безопасности государства. Сформирована устойчивая система комплектования, сбалансированная по количеству должностей, замещаемых военнослужащими и гражданскими специалистами.

По нашим подсчётам, реализация предложений Минфина России по сокращению штатных должностей привела бы к нулевому экономическому эффекту, так как средства на выплату денежного довольствия военнослужащим выделяются на фактическую численность.

Также стоит напомнить, что действующим законодательством закреплены правовые нормы пенсионного обеспечения, которые служат основой мер социальной поддержки военнослужащих и членов их семей. Размер военных пенсий зависит от выслуги лет и составляет в настоящее время от 50 процентов денежного содержания (за выслугу 20 лет), до 85 процентов – за выслугу 32 года и более. С учётом осуществлённого в военном ведомстве увеличения предельного срока военной службы для различных категорий военнослужащих на пять лет в Минобороны России совместно с другими федеральными органами исполнительной и государственной власти ранее детально прорабатывался вопрос о возможности повышения минимальной выслуги лет, дающей право для выхода на пенсию, – с 20 до 25 лет. Но с условием принятия компенсационных норм и механизмов, повышающих общий уровень социальной защищённости военнослужащих и военных пенсионеров. Однако Минфином России данная инициатива поддержана не была. Таким образом, обсуждение вопроса об увеличении выслуги лет военнослужащих для выхода на пенсию без компенсационных мер бессмысленно.

Прозвучавшие также предложения увеличить на пять лет срок возникновения основания для включения в накопительно-ипотечную систему жилищного обеспечения военнослужащих мы считаем непроработанными, а потому они также не могут быть поддержаны. По нашим расчётам, реализация этой идеи в долгосрочной перспективе только увеличит расходы на обеспечение военнослужащих служебным жильём либо на выплаты им компенсаций.

В целом наше мнение однозначно: реализация предложений Минфина России не способна привести к какому-либо экономическому эффекту, однако может значительно ухудшить материальное благополучие и социальный статус военнослужащих. В этой связи со стороны руководства Минобороны России было высказано мнение о неприятии подобных инициатив. Военное ведомство намерено продолжать комплексную работу, направленную на расширение действенных мер социальной защиты военнослужащих и членов их семей.

Беседовал Дмитрий Семенов

Полную версию интервью читайте в газете «Красная звезда»

Партнеры