Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Отечественное кораблестроение на мировом рынке. Возможности и перспективы

Рынок вооружений в последние годы меняется в сторону роста конкуренции, в основном вследствие появления новых экспортеров и политики диверсификации зарубежных поставщиков, проводимой крупными импортерами, такими как Индия или Египет.

 

 

Все более заметным становится и запрос азиатских и арабских покупателей на создание собственных оборонно-промышленных инфраструктур за счет покупки технологий и локализации производств.

Сложившаяся ситуация может стать хорошей возможностью для увеличения числа партнеров России на мировом рынке вооружений и военной техники, особенно в сегменте военного кораблестроения.

ВТС ежегодно генерирует существенные денежные потоки для сектора оборонной промышленности (более 15 млрд долларов), а также имеет самую высокую маржинальность (в сравнении с ГОЗ и реализацией гражданской продукции). Всего за 20 лет – с 2000 по 2020 год по линии «Рособоронэкспорта» зарубежным заказчикам было поставлено вооружений и военной техники (ВВТ) на общую сумму свыше 180 млрд долларов. По словам генерального директора спецэкспортера Александра Михеева, основной объем поставок пришелся на продукцию авиастроения – свыше 85 млрд долларов, а также более 30 млрд по каждому из направлений: ПВО и техника для сухопутных войск. Объем по ВВТ для ВМФ – около 28 млрд долларов (рис. 1).

Как следует из данных «Рособоронэкспорта», сегмент техники для ВМФ пока что отстает по показателям экспорта от авиации, ПВО и сухопутных войск.

На сегодня структура портфеля заказов на ВВТ российского производства такова: по итогам 2020 года общий объем составил 53,8 млрд долларов. Объем заказов по военно-морской тематике достигает 5,5 млрд, что эквивалентно примерно 10,2% от совокупного портфеля. Здесь учитываются контракты как на поставку и совместное строительство кораблей и подводных лодок, так и на поставку различного оружия для них, средств берегового обеспечения, а также инфраструктурные проекты.

Известно об одном действующем контракте на строительство военных кораблей: это четыре модернизированных фрегата проекта 11356 на общую сумму 3,08 млрд долларов, два из которых будут произведены на ПСЗ «Янтарь» к 2023 году, а еще два – на индийской судоверфи Goa Shipyard Limited. Таким образом, около 44% портфеля по военно-морской технике может быть сформировано за счет корабельного вооружения, береговых средств и т.д.

Сильной стороной отечественного кораблестроения остается высокий научно-технический потенциал, его более полная реализация, в том числе за счет совместных проектов с зарубежными партнерами. Это может привести к значительному росту продаж по линии ВТС. Для развития есть и другие серьезные предпосылки. Прежде всего, необходимо отметить выгодное соотношение «цена-качество» для иностранных заказчиков и готовность к передаче технологий, а также высокую узнаваемость бренда, в частности, мирового бестселлера – «Варшавянки».

Не менее важный фактор для увеличения экспорта – благоприятная конъюнктура
рынка в перспективе ближайших 10 лет. По оценкам аналитиков GlobalData, среднегодовые темпы роста (CAGR) мирового рынка военно-морских судов и надводных кораблей в 2021–2031 годах составят 3,49%: объемы возрастут с 34,1 млрд до 48,7 млрд долларов. Лидером по объему закупок с долей около 32,7% в ближайшие 10 лет станут фрегаты (рис. 2).

Примечательно, что самые высокие темпы роста этого сегмента ожидаются в Индии – CAGR’31 около 6,4%.

Одна из возможностей, благоприятных для российских судостроителей, – сконцентрироваться на удовлетворении растущего спроса на импорт фрегатов, в том числе со стороны Индии.

Эксперты GlobalData ожидают также и активного развития мирового рынка подводных лодок. Согласно их прогнозам, CAGR в 2021–2031 годах достигнет примерно 4,36%, а объем увеличится с 20,8 млрд до 31,9 млрд долларов (рис. 3).

В роли одного из основных покупателей подводных лодок также выступит Индия. Оценочно, Нью-Дели может потратить в течение ближайших 10 лет около 23,5 млрд долларов на приобретение атомных и дизель-электрических подводных лодок. При этом 63% (14,8 млрд), предположительно, будут израсходованы на программы АПЛ, а 37% (8,7 млрд) – на ДЭПЛ.

Власти Индии объявили тендер на строительство шести неатомных подводных лодок Project-75I на сумму 5,4 млрд долларов. Запрос предложений со стороны министерства обороны был направлен в две индийские компании: Mazagon Dock Shipbuilders Limited (MDL) и Larsen & Tubro (L&T).

Конкуренцию российской корпорации ОСК составляют четыре глобальных
игрока – немецкая TKMS, французская Naval Group, испанская Navantia и южнокорейская DSME. Борьба предстоит серьезная: тендер составляет без малого четверть от совокупных запланированных расходов Индии по тематике подводных лодок на ближайшие 10 лет. Главные козыри ОСК – наличие успешного опыта строительства военно-морской техники для Индии и готовность к широкому сотрудничеству в рамках программы Make in India.

Если холдинг сможет создать качественное предложение в сегменте фрегатов и подводных лодок, а в качестве ключевого географического направления сосредоточиться на Азиатско-Тихоокеанском регионе и, в частности, Индии, победа в тендере на НАПЛ Project-75I станет первым шагом на пути к формированию крупного портфеля заказов и увеличению денежных потоков от экспорта.

 

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 6 (71), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры