Крылья будущего

Казалось бы, недавно F-22 Raptor был новейшей машиной, а F-35, Су-57, китайский J-20 – только прототипами. Сегодня они производятся серийно, а
F-22 через десять лет может уйти на покой. Какие же истребители окажутся в центре внимания в 2020–2030-х годах?

 

 

Tempest от BAE Systems (Великобритания, Италия, Швеция)

Истребитель следующего поколения Tempest разрабатывается в рамках более широкой программы FCAS (англ. Future Combat Air System – Боевая воздушная система будущего), в которую должны входить БПЛА, новые вооружения, БРЭО. В нынешнем виде система анонсирована в 2018 году, головной подрядчик – корпорация BAE Systems. Позже к разработке присоединились Швеция и Италия.

Судя по опубликованным концептам и макетам, Tempest планируется двухдвигательным малозаметным истребителем схемы «летающее крыло» с вертикальным оперением. Программа находится на ранней стадии, начальная боеготовность должна быть достигнута к 2035 году.

Dassault/Airbus NGF (Франция, Германия, Испания)

У этого истребителя следующего поколения пока нет имени, он так и называется – New Generation Fighter (NGF). NGF – основная часть франко-германской программы FCAS (расшифровывается так же, как английская), стартовавшей в 2017 году. В 2019 году к ней присоединилась Испания. Так же как и английская, «континентальная» FCAS подразумевает разработку «системы из систем» – истребителя, беспилотников, вооружения.

До разделения на две программы европейские страны долго вели совместные консультации, поэтому нельзя исключать слияния проектов в будущем. Главный разработчик истребителя – французская компания Dassault, создатель БПЛА и ключевых систем – многонациональный концерн Airbus, он представляет Германию.

К важным отличиям NGF от Tempest стоит отнести план разработки палубного варианта для ВМС Франции. Партнеры наметили первый полет прототипа на 2026 год, полностью система должна быть готова к 2040 году.

HAL от AMCA (Индия)

Продвинутый средний боевой самолет (англ. Advanced Medium Combat Aircraft) создается с 2008 года государственными институтами и HAL, ведущей авиастроительной корпорацией страны. Планируется разработка двухдвигательного многоцелевого истребителя с широким внедрением современных технологий. Несмотря на рекламные заявления, вероятно, речь идет о машине, занимающей нишу между истребителями поколений 4+ и 5.

В разработке оказывают помощь западные авиастроители, на первых сериях будет установлен американский двигатель General Electric F414 от истребителя Boeing F/A-18E/F Super Hornet. Выкатка прототипа планируется на 2024 год, начало серийного выпуска – на 2030, однако, учитывая пандемию коронавируса и опыт таких программ, как HAL «Tejas», нет никакой уверенности, что сроки будут соблюдены.

Shenyang FC-31 (Китай)

Китай серийно производит тяжелый истребитель пятого поколения J-20 и продолжает развивать и модернизировать семейства истребителей четвертого поколения. Большая часть планов ВПК КНР засекречена, однако известно о работах над продвинутыми БПЛА (в том числе и «ведомыми» для истребителей) и о продолжении работ над истребителем пятого поколения FC-31.

Shenyang FC-31 (это экспортный индекс, национальный – J-31) совершил первый полет всего через год после Chengdu J-20, в 2012 году. Однако J-20 уже существует в количестве 50 или 60 единиц, а прототипа FC-31 всего два, и участвуют они в испытаниях низкой интенсивности. На выставках истребитель позиционируется как экспортный.

Вокруг программы ходит много слухов. Одни говорят, что разработка истребителя – частная инициатива с незначительной государственной поддержкой. Другие – что Shenyang FC-31 это перспективный палубный истребитель для строящихся катапультных авианосцев.

TAI MMU (Турция)

Политическое руководство Турции активно развивает ВПК, в том числе, в наиболее престижных областях. Разрабатываемый в рамках программы TF-X истребитель MMU (тур. Milli Muharip Uçak – Национальный боевой самолет) стал самым трудным вызовом для авиаконструкторов. Программа идет с 2010 года, большая часть времени ушла на выбор облика самолета и поиск иностранных партнеров.

В результате остановились на двухдвигательной конфигурации, главным партнером назвали Великобританию: над двигателем будет работать компания Rolls Royce. Фактически MMU, как и многие подобные проекты, представляет собой нечто среднее между существующими истребителями 4+ и 5. Выкатка прототипа запланирована на 2023 год, постановка на вооружение – на начало 2030-х годов.

KAI KF-21 Boramae (Республика Корея)

После успеха создания с американской помощью сверхзвукового учебно-боевого самолета T-50 Golden Eagle Южная Корея перешла к следующему этапу: разработке истребителя. Программа KF-X длится с начала нынешнего века. Позже к ней присоединилась Индонезия, однако споры по финансовым вопросам сделали ее участие ненадежным.

В отличие от конкурентов, Корея честно заявляет, что по возможностям KF-21 Boramae – переходный истребитель между поколениями 4+ и 5. Несмотря на широкое применение технологий снижения заметности, подвеска оружия будет внешней. В качестве двигателя конструкторы использовали существующие GE F414, так что прорыва в летных данных ждать не приходится.

Выкатка первого прототипа KF-21 Boramae состоялась в апреле 2021 года, первый полет ожидается в следующем году. Серийное производство и постановка на вооружение запланированы на 2026 год.

Mitsubishi F-3 (Япония)

Разработка собственного продвинутого истребителя стала реакцией на отказ США продать Токио F-22A Raptor. Активная проработка концепта ведется с 2009 года. В 2016 году совершил первый полет X-2 Shinshin, иногда ошибочно называемый «японским прототипом истребителя 5 поколения», – фактически это небольшая летающая лаборатория для отработки технологий.

Япония неоднократно рассматривала на конкурсной основе проекты американских и европейских авиапроизводителей, но в итоге приняла решение вести проект самостоятельно, с Mitsubishi Heavy Industries в качестве генерального подрядчика. Вероятно, ее партнерами станут известные западные компании. По концепту F-3 схож с обоими FCAS. Первый полет планируется на 2028 год, поступление на вооружение произойдет в первой половине 2030-х годов.

США

Планы США крайне важны (так как грозят, согласно заявлениям, революцией в военном авиастроении), но предельно размыты. Конкретики по идущей вовсю и крупно финансируемой программе NGAD чрезвычайно мало. Известно, что созданы некие демонстраторы технологий. От перспективного истребителя ожидают прорыва в БРЭО, в первую очередь, машина будет предназначена для завоевания господства в воздухе, но сможет выполнять и ударные задачи (либо же в рамках семейства будет создана ударная машина). Неясна и степень родства сухопутного истребителя с морским, который разрабатывается параллельно.

Широко рекламируется новый подход к проектированию. Он обещает резкое сокращение сроков разработки за счет внедрения «цифровой инженерии», что бы это ни значило. Новая технология ускоряет производство: отказ от F-22A и замена его на NGAD запланированы на начало 2030-х годов. При этом, в отличие от других рассмотренных программ, в NGAD еще не выбран генподрядчик и, как следствие, не определена финальная конфигурация самолета (или самолетов?).

Судя по косвенным данным, в рамках NGAD разрабатывается hi-end машина, которая не сможет быть выпущена в большом количестве. Поэтому продолжится закупка F-35 в качестве «среднего» (по цене и возможностям) истребителя. Для решения менее сложных задач будет по-прежнему использоваться F-16.

Ведется и концептуальная проработка дешевой машины для простых операций, но, возможно, вместо нее в строю появится продвинутая модификация F-16. Планируется и продолжение закупок F-15EX Eagle II в качестве перехватчика и носителя гиперзвуковых ракет.

Вместо послесловия. Россия

Чем ответит на иностранные проекты Россия? Как КНР и США, в отличие от менее крупных игроков, мы скрываем планы. Разумеется, главной задачей остается доводка до финального облика Су-57. Полномасштабное серийное производство для ВКС России может стать драйвером экспортных контрактов. Курирующий ВПК вице-премьер Юрий Борисов в июне напомнил о, казалось, забытых после закрытия проекта FGFA планах создания двухместной модификации. Это уникальное предложение – единственный тяжелый двухместный истребитель пятого поколения.

 Намечена и разработка легкого однодвигательного истребителя нового поколения. В 2030-х он сможет заменить часть парка истребителей четвертого поколения ВКС России и выйти на экспортный рынок. Также нельзя полностью списывать со счетов перспективный перехватчик ПАК ДП.

 

Автор - Александр Ермаков

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 3 (68), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры