Пандемия повлияла на процесс гособоронзаказа, но не на результат – Юрий Борисов

Пандемия коронавируса нового типа не могла не повлиять на выполнение гособоронзаказа, но влияние было оказано на процесс, а не на результат, - об это заявил вице-премьер Юрий Борисов в большом интервью РБК, опубликованном в понедельник, 21 декабря.

Следите за новостями «Новый оборонный заказ. Стратегии» в Google News, будьте в курсе событий!

ГОЗ и ГПВ

По словам вице-премьера, руководство страны приняло исчерпывающие меры для поддержки предприятий ОПК, деньги на контракты по гособоронзаказу были перечислены в полном объеме, и поскольку предприятия были обеспечены авансами, предпосылок к срывам сроков исполнения контрактов нет. «Есть определенного рода сдвиги по срокам, но процент исполнения будет не хуже, чем раньше», - уточнил Борисов. Также он отметил, что показатели по контрактации лучше прошлогодних на 1-2%, также улучшились показатели по кассовому исполнению.

Сколько ОПК потерял из-за пандемии в денежном выражении ещё предстоит посчитать: «Сколько ушло на соблюдение всех карантинных мер — маски, средства индивидуальной защиты, новая логистика, тестирование, организация многосменной работы — еще предстоит подсчитать. Эти затраты шли из прибыли предприятий, а не из средств на гособоронзаказ», - отметил вице-премьер.

Финансирование ГПВ на 2021-2023 годы было сокращено на 5%. Борисов рассказал, что эти меры бюджетной экономии удалось компенсировать «По кредитной схеме, за счет разумной ставки Промсвязьбанка. Это опорный для оборонки банк, который за счет сконцентрированных там больших ресурсов, в первую очередь гособоронзаказа, может кредитовать предприятия по ставке, близкой к ставке Центробанка. Когда все давали кредиты под 8–9%, [Петр] Фрадков давал кредиты под 6,5%. Это экономит огромные деньги. Кроме того, часть субсидий пойдет из Минпромторга». При этом вице-премьер отметил, что и предприятиям со своей стороны придется принять меры по снижению себестоимости: «…в этой ситуации объемы и загрузка важнее. Это компромиссные и взвешенные решения, которые уже приняты», - прокомментировал он.

Долги ОПК

Борисов напомнил, что долги ОПК, «природа которых совершенно различна», копились ещё с 90-ых годов, но на сегодняшний день за счет освобождения предприятий от «безнадежных долгов» в целом удалось улучшить финансовое положение ОПК. «В процессе серьезного диалога с финансистами и банкирами мы пришли к пониманию, что нет другого пути, кроме как списание безнадежных долгов и реструктуризация проблемных — по льготной ставке на длительный срок. Решение, безусловно, революционное. На моей памяти это единственный случай, когда государство осознанно пошло на такие меры. Списано через докапитализацию предприятий 350 млрд руб. токсичных кредитов. Реструктурировано уже примерно на 260 млрд руб., и есть резерв еще на 150 млрд руб.». Как отметил Борисов, высвободившиеся деньги, которые ранее направлялись на уплату процентов – а это порядка 50 млрд. рублей – смогут пойти на развитие предприятий.

При этом главной задачей было не само по себе погашение долгов – предприятия, претендовавшие на списание или реструктуризацию, представляли программу финансового оздоровления. «Наша задача заключалась в том, чтобы не просто оздоровить, а увидеть будущее, чтобы предприятие через два-три года снова не пришло просить денег. Это была разовая акция. Повторения не будет», - предупредил Борисов. По его словам, по экономическим критериям основными должниками оказались ОАК, ОСК, Уралвагонзавод (УВЗ), ГК «НПЦ им. М.В. Хруничева» и РКК «Энергия». При этом ОАК «больше всего досталось. И у нее самая плохая экономика была. Но это комплексная проблема авиации как таковой, особенно гражданской части».

Роскосмос

Представители РБК поинтересовались, насколько поставленные президентом задачи по совершенствованию собственной космической инфраструктуры, созданию перспективной линейки ракетных комплексов и прочие увязываются с рекомендациями Минфина по сокращению расходов «Роскосмоса». Борисов отметил, что истина всегда где-то посередине: «С одной стороны, по паспорту программы предусмотрены бóльшие цифры, и Минфин действительно недодает. Но это связано скорее с финансово-экономическим положением в стране. С другой стороны — что такое Федеральная космическая программа? Это набор различных мероприятий. Кто их формировал? Правильно — «Роскосмос». Но в процессе реализации автор постоянно предлагает эту программу серьезно менять. И всякий раз это влечет за собой серьезные бюрократические согласования. Вчера вы приходили с одной скрижалью, теперь — с другой. Все это вопросы качественного планирования. И если каждый год после принятия программы приходить в правительство и пытаться серьезно менять финансовые параметры, это обязательно вызовет недоумение. Сами подумайте: вот начался год, девять месяцев корректируется программа — осталось три месяца на реализацию мероприятий. Конечно, выполнить уже практически ничего невозможно. Потому имеет место такой парадокс: при теоретической нехватке денег на запланированные мероприятия у «Роскосмоса» низкое освоение уже выделенных бюджетных средств».

Борисов поделился, что у Роскосмоса один из самых худших показателей по раскассации бюджета 2020 года, но в компании работают над совершенствованием механизма. «У коллег есть все шансы наладить работу в этом направлении», - считает Борисов.

Российская продукция в госзакупках

Борисов рассказал, что благодаря поддержке правительства доля российской продукции в государственных и корпоративных закупках выросла с 13,3% в 2019 году до 24,2% в 2020 году. «За два года это порядка 10 трлн руб., которые остались в России», - уточнил он. Также вице-премьер напомнил об установлении с 2021 года в государственных и корпоративных закупках квот – обязательных минимальных долей закупок товаров и услуг российского производства. Основой мониторинга квотирования станет единая информационная система автоматизированного контроля за государственными и корпоративными закупками Министерства финансов РФ.

Диверсификация

«По итогам 2020 года планируем довести выпуск гражданской продукции до 25,1%», поделился вице-премьер, напомнив, что в 2019 году этот показатель составил 24,1% при плане 17% к 2020 году. Борисов признал, что стартовая ситуация по отраслям была «очень пестрая», и процесс диверсификации сопряжен со множеством рисков: «Попробуйте-ка перестроить экономику и технологическую цепочку, которые десятилетиями складывались и были заточены на обеспечение обороны и безопасности, и выйти с конкурентной продукцией на гражданский рынок. Там совершенно другие правила игры: вам не оплачивают НИОКР полным рублем, как при гособоронзаказе, не гарантируют рынки, то есть выкуп продукции в полном объеме. Сплошные риски».

ВТС

«Все контрактные обязательства выполняются в срок. У меня нет данных по срывам экспортных контрактов. И пакет наших заказов не уменьшился. И цифры, которые президент озвучивает по итогам комиссии по ВТС, все те же. Ничего не уменьшилось в этом плане. Наше присутствие на мировом рынке вооружения стабильно», - заверил Борисов.

Говоря о перспективных образцах вооружения, вице-премьер отметил высокий экспортный потенциал новейшего российского истребителя пятого поколения Су-57: «Идет работа. Мы не будем выдавать коммерческую тайну «Рособоронэкспорта» (о наличии конкретных договоренностей по Су-57). Борисов прокомментировал переговорный процесс с Индией: «Интерес они постоянно проявляют, они же не имеют своей развитой авиационной промышленности. Это суверенная страна с миллиардом населения, которая проводит свою независимую политику. Навязывать ей ничего нельзя. За ними еще походить надо, чтобы купили. Здесь серьезная борьба за рынок, и в любой момент они могут сказать: да, мы друзья, но вот там есть товар лучше, дешевле и качественнее. А мы должны доказать обратное. К тому же американцы очень заинтересованы в изменении структуры своего экспорта и постоянно делают индийским коллегам различные предложения». Борисов добавил, что прежде чем говорить об экспорте, нужно удовлетворить внутренние потребности, и напомнил, что Министерство обороны заключило контракт на поставку 76 единиц Су-57. «Молотки стучат», - сказал вице-премьер.

Полный текст интервью опубликован на сайте РБК

Источник – РБК
Фото – Владислав Шатилов, РБК

Партнеры