Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Страны ОДКБ как поставщики продукции военного назначения

Россия как государство с развитой оборонной промышленностью выступает основным поставщиком вооружения, военной и специальной техники для нужд стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

 

 

Однако вызовы и угрозы, связанные с ухудшением ситуации в Афганистане, требуют быстрого наращивания возможностей по обеспечению безопасности границ ОДКБ, и в этих целях оборонно-промышленные комплексы Беларуси и Казахстана тоже будут привлечены к снабжению продукцией военного назначения стран-участниц Организации.  С таким заявлением выступил заместитель председателя Правительства РФ, председатель Межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству ОДКБ (МКВЭС ОДКБ) Юрий Борисов.

Вопросы совершенствования военно-технического сотрудничества и интеграции ОПК стран-участниц ОДКБ поднимаются давно. Еще в 2009 году занимавший тогда пост генерального секретаря ОДКБ Николай Бордюжа отмечал, что вопрос ВТС выходит в разряд основных в деятельности Организации. И вот теперь, кажется, от слов наметился переход к делу: по итогам сентябрьского заседания МКВЭС и сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ было объявлено не только о привлечении ОПК Минска и Нур-Султана к усилению таджикско-афганской границы, но также о формировании совместного бюджета участниц ОДКБ для проведения НИОКР в военной сфере. «Это новое направление. Мы от простой словесной координации начинаем переходить к более серьезной интеграции», – комментирует Юрий Борисов.

Договор о коллективной безопасности подписан 15 мая 1992 года в Ташкенте. 14 мая 2002 года была учреждена Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).  7 октября 2002 года в Кишиневе принят Устав ОДКБ, в соответствии с которым основными целями Организации являются укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов, приоритет в достижении которых государства-члены отдают политическим средствам.

В настоящее время в состав ОДКБ входят шесть государств – Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан. В рамках Организации сформированы Коллективные силы быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона (КСБР ЦАР), Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР), Миротворческие силы (МС) и Коллективные авиационные силы (КАС) ОДКБ. ОДКБ осуществляет свою деятельность в сотрудничестве с различными международными и региональными организациями.

По материалам МИД России

 

 

Неравные возможности

Уровень развития ОПК, научно-технический задел и военно-технический потенциал входящих в ОДКБ государств, а потому и вклад, который они смогут внести в совместные проекты Организации, не одинаковы и даже несопоставимы.

После распада Советского Союза основной объем конструкторских бюро и промышленных предприятий, выпускающих готовую продукцию, оказался сосредоточен на территории России, и кооперационные цепочки с ОПК бывших союзных республик были нарушены. В непростые годы становления суверенных государств развитие оборонной промышленности фактически вышло из поля зрения, а некоторые предприятия, чья продукция перестала быть востребованной, оказавшись в сложном экономическом положении, прекратили свое существование. Сегодня ситуация в целом улучшилась, но особенности оборонной промышленности стран ОДКБ все еще обусловлены «республиканской специализацией», оформившейся в советские годы.

Безоговорочным лидером на пространстве ОДКБ остается ОПК России, который не только способен обеспечить собственные вооруженные силы современными образцами ВВСТ, но и занимает второе место по объемам оружейного экспорта в мире. В то же время Таджикистан, для которого основой экономики выступает сельское хозяйство, практически не обладает промышленной базой, не говоря уже об оборонной промышленности. Армения и Киргизия обладают мощностями, на которых возможен ремонт ВВСТ и даже производство несложных изделий для собственных нужд, но было бы странно говорить об амбициях этих государств выступать экспортерами на мировом рынке вооружений. А Беларусь и Казахстан, хотя и обладают достаточно развитым ОПК и даже экспортируют существенный объем продукции военного назначения, не всегда способны самостоятельно производить вооружение, военную и специальную технику как конечный продукт и довольно ограничены в номенклатуре выпускаемых изделий.

 

По понятным причинам у разных стран ОДКБ разный потенциал военно-технического сотрудничества. На сегодняшний момент одна из ключевых целей, которые мы преследуем, – создание совместного продукта с использованием компетенций и опыта военно-технического сотрудничества, которые есть у стран-участниц ОДКБ

Дмитрий Пантус, председатель Государственного военно-промышленного комитета Республики Беларусь

 

Но у каждой из этих стран стоят задачи военного строительства и обеспечения военной безопасности государства. Поэтому они, конечно, заинтересованы как в закупке у России вооружений по линии ОДКБ (поскольку для оснащения национальных формирований, включенных в состав коллективных сил, предусмотрены поставки ВВСТ на льготных условиях, по внутрироссийским ценам и с теми же характеристиками), так и в интеграции ОПК в рамках Организации в целях развития собственных промышленных потенциалов и даже экспорта совместной продукции в третьи страны.

Однако с не меньшим интересом страны ОДКБ выстраивают военно-технические отношения на двусторонней основе. И не обязательно одной из сторон взаимодействия в них выступает Российская Федерация. И не всегда речь идет об импорте ВВСТ.

В первой двадцатке

Белорусский ОПК был важным компонентом оборонной промышленности Советского Союза. К 1991 году на территории республики располагались порядка 120 оборонных предприятий и организаций, в том числе 15 КБ и НИИ. Как считают эксперты, благодаря правильным управленческим решениям многие из них удалось сохранить. Из-за расположения на западной границе в стране практически не было предприятий, выпускающих готовую продукцию, – традиционно белорусская оборонная промышленность выпускала компоненты для систем вооружения и военной техники. Важной составляющей ОПК Беларуси были и остаются заводы по ремонту и модернизации ВВСТ, которые дают возможность зарабатывать на обслуживании и апгрейде техники советского производства. Все это определило особенности Беларуси как поставщика продукции и услуг военного назначения.

По данным SIPRI (Стокгольмский институт исследования проблем мира), по общему экспорту обычных вооружений в 1991–2020 годы Беларусь занимает 17 место в мире. Перечень конкретных поставок, который приводит SIPRI, в целом подтверждается данными UNROCA (Регистр ООН по обычным вооружениям), который формирует свои базы данных на основе предоставляемых странами отчетов.

Из этих источников известно о поставках из Беларуси в 1990-е годы двух бомбардировщиков Су-24 и 25 истребителей МиГ-29, включая шесть учебных МиГ-29УБ из России, в Алжир; шести РСЗО БМ-21 «Град» в Демократическую Республику Конго; 40 танков Т-55 и двух вертолетов Ми-24/Ми-35 в Эфиопию; четырех вертолетов Ми-24/Ми-35 в Руанду, по два таких же вертолета в Сербию и Уганду, и еще двух (из четырех) – в Сьерра-Леоне. Судан, помимо восьми Ми-24/Ми-35, получил девять танков Т-55, еще 60 таких танков он получил в начале 2000-х. Сто танков Т-72М1 поставлено в Венгрию; сто танков Т-72Б – в Марокко. В Перу поставлены противорадиолокационные авиаракеты Х-25 и Х-27 (по 100 единиц), Х-58У (25 единиц), по 18 единиц МиГ-29 и Су-25, более 250 ракет ближнего боя класса «воздух-воздух» Р-60 и 70 ракет «воздух-воздух» средней дальности Р-27. Ангола получила 21 БМП-1 и 62 БМП-2, один бомбардировщик Су-24, по семь истребителей Су-22 и МиГ-23, два Су-27С, 12 самоходных пушек 2С7 «Пион», 24 РСЗО БМ-21 «Град», 12 гаубиц Д-30, 62 танка Т-55АМ-2 и 22 танка Т-72М1. Вероятно, 1920 противотанковых ракет 9М119 для Т-80УД получил Пакистан.

В начале 2000-х Минск поставил 10 гаубиц Д-30 в Армению, в те же годы в Азербайджан были поставлены 30 таких же гаубиц, а также 60 танков Т-72М1, 12 самоходных пушек 2С7 «Пион». Кот-д’Ивуар получил 10 возимых минометов 2Б11, транспортный самолет Ан-12, четыре штурмовика Су-25, два вертолета Ми-24/Ми-35 и один Ми-8Т, 13 БМП-1 и столько же БРДМ-2, шесть РСЗО БМ-21 «Град» и столько же БТР-80. В Джибути поставлены два Ми-24/Ми-35, столько же машин получила Нигерия. Эритрея получила два ЗРК С-125 «Печора» и 70 ЗУР В-601 к ним, девять РСЗО БМ-22/9П140 «Ураган». В Иран отправлены 37 танков Т-72М1 (вероятно, реэкспорт из России), а также семь РЛС «Восток-Э», в Непал – два вертолета Ми-8МТ/Ми-17. Вновь большой объем поставок пришелся на Судан: 12 РСЗО БМ-21 «Град», 24 гаубицы Д-30, 10 САУ 2С1 «Гвоздика», девять БМП-2, две БТР-70, 39 БРДМ-2 и 15 штурмовиков Су-25. В Сирию шли поставки 300 единиц ПЗРК «Игла» и 33 истребителей МиГ-23. В Уганду поставлены 10 танков Т-55АМ-2 и четыре вертолета Ми-24/Ми-35, еще два таких вертолета были поставлены в 2010-х годах. Йемен получил 27 танков Т-72Б, 92 танка Т-80 и 68 танковых двигателей ГТД-1000.

В 2010-е годы из Беларуси было осуществлено не меньше экспортных поставок ВВСТ, чем в предыдущие. В Афганистан отправлены четыре Ми-24/Ми-35, во Вьетнам – 20 РЛС «Восток-Э» (вероятно, произведены во Вьетнаме по лицензии) и пять ЗРК С-125Т «Печора-2Т». В Анголу поставлены 22 самоходные пушки 2С7 «Пион», 18 гаубиц Д-20, 54 самоходные гаубицы 2С1 «Гвоздика» и 12 самоходных гаубиц 2С3 «Акация», 12 РСЗО БМ-21 «Град» и четыре РСЗО БМ-22/9П140 «Ураган». Азербайджан получил 11 Су-25, 93 танка Т-72М1, два ЗРК «Бук-1М», 26 гаубиц 2А36 «Гиацинт», шесть ЗРК «Полонез» (совместная разработка Беларуси и Китая) и 300 ракет А200 к ним. В Китай поставлены пять транспортников Ил-76, в Кот-д’Ивуар – четыре БТР-70 и восемь БРДМ «Кайман». Девять Су-25 получил Ирак, четыре Ми-24/Ми-35 – Ливия. Два таких же вертолета получила Мьянма, а еще – два ЗРК «Квадрат-М» и 100 ЗУР 3М9 к ним. В Судан поставлены семь вертолетов Ми-24/Ми-35, три вертолета Ми-8Т, 76 БТР-70, восемь Су-24 и четыре Су-25. В Сербию отправлены четыре (из восьми) МиГ-29С – поставка партии из восьми единиц должна быть завершена в 2021 году. В Туркменистан поставлены четыре противотанковых комплекса «Каракал» и 10 РСЗО БМ-21 «Град», в Уганду – 22 танка Т-72Б. Были также сообщения о поставках техники в ОАЭ, Швецию, Словакию, Польшу, Южную Корею и Оман.

 

Сама отчетность в практике ООН осуществляется по определенным регистрам, которые составлялись много лет назад и включают виды вооружений, так сказать, традиционные, тяжелые. Это артиллерийские и авиационные системы, танки, бронетехника и так далее. Многое из того, что производит и продает Беларусь, под эти категории не попадает

Александр Алесин, военный эксперт

 

Все перечисленное – большой объем поставок, но это в основном техника, которая осталась в республике после распада СССР, «распродажа кладовых». Вместе с тем, такое содержание ВТС не в полной мере отражает структуру белорусского военного экспорта. Сегодня в нем все большую долю занимают высокотехнологичные изделия собственного производства – системы РЭБ и разведки, автоматизированные системы управления и наведения, спутниковое оборудование, оптико-электронная продукция, ударные БПЛА, новая легкая бронетехника. По этим направлениям с Беларусью взаимодействуют Венесуэла, Китай, ОАЭ, Индия, Чад. Причем речь идет не только о покупке готовых изделий, но и об организации совместных и лицензионных производств, где Минск выступает поставщиком технологий.

Поставки по линии ОДКБ – тоже существенный объем белорусского военного экспорта. Для Казахстана осуществляется модернизация ряда систем, продукция поставляется в Киргизию и Таджикистан, в будущем возможны поставки Армении нелетального оружия, считают эксперты.

Россия тоже выступает крупным потребителем продукции ОПК Беларуси. По некоторым данным, 25–30% военного экспорта республики приходится на Россию, и доля белорусских поставок в ГОЗ России занимает до 15%. Ряд позиций имеют критическое значение для российских оборонных предприятий. В числе основных импортируемых товаров – многоосные шасси, оптические приборы, навигационные комплексы, тепловизоры. Ведутся совместные разработки – НИР и ОКР, обсуждаются и реализуются проекты интеграции и кооперации оборонной промышленности, в том числе в рамках Союзного государства.

Вместе с тем, Минск ведет работу по диверсификации контактов и расширению географии поставок. В 2017 году ПВН белорусского производства поставлялась в 69 стран, в 2018 году – в 76 стран, в 2019 году – уже в 97 стран. Отчасти Беларусь пытается уйти от зависимости в российских поставках и российских контрактах, но с усложнением международной и стагнацией внутриполитической обстановки сделать это будет сложнее.

В топ-50

Казахстан пока не является значимым поставщиком продукции военного назначения, но обладает потенциалом для этого. В 1991–2020 годы Нур-Султан, по данным SIPRI, вошел в топ-50 поставщиков ПВН и занял 48 строчку в мировом рейтинге продавцов оружия.

С распадом СССР ОПК Казахстана унаследовал более 50 предприятий, эвакуированных в республику в годы Великой Отечественной войны. В основном эти предприятия производили оборудование и вооружения для военно-морского флота, и по ряду позиций Казахстан закрывал до 90% потребностей ВМФ СССР. Также ОПК республики производил радиоэлектронное оборудование для нужд авиации, радарные станции, ракетные системы, вооружение для танков, стрелковое оружие, отдельные компоненты систем ПВО-ПРО.

В первые годы независимости в условиях резкого сокращения финансирования, невостребованности в новых условиях продукции ОПК по причине ее узкой специализации и фрагментарности закрывались целые отрасли промышленности. Вместе с тем, необходимость создания национальных вооруженных сил все же ставила задачу их технического оснащения – обеспечения вооружением, военной и специальной техникой. Во многом эта задача решалась и решается благодаря выгодным сделкам по линии ОДКБ. Однако Казахстан ищет новые возможности и создает условия для обеспечения нужд силовых ведомств собственными силами – как реформируя и модернизируя уже существующие предприятия, так и выстраивая выгодные военно-технические отношения с зарубежными партнерами.

Уже на доктринальном уровне приоритетным направлением ВТС Казахстан заявил создание с зарубежными партнерами предприятий на территории республики с передачей технологий производства ПВН и диверсификацию военно-технических связей. Традиционными партнерами Нур-Султана в этом направлении стали Турция, Израиль, ЮАР, Франция, Россия.

В 2010 году выставку ВВСТ «KADEX-2010» посетил президент Турции Абдуллах Гюль, и уже в 2011 году было запущено совместное предприятие по производству электронно-оптических приборов «Казахстан Аселсан Инжиниринг». В рамках договора турецкая компания «Aselsan» предоставила Казахстану техническую документацию, материалы и оборудование для производства компонентов в интересах ОПК Казахстана. На предприятии налажено и производство по выпуску дистанционно управляемых боевых модулей SARP для БКМ «Арлан». С турецкой компанией «Otokar» создано СП по производству БКМ «Кобра», которые уже в 2012 году стояли на вооружении ВС РК.

 

Сегодня оборонно-промышленный комплекс Казахстана имеет значительный экспортный потенциал, который занимает свою определенную нишу в экономике нашей страны, современные образцы казахстанской военной техники являют высокий уровень конкурентоспособности. В настоящее время в республике создана современная космическая инфраструктура, спутниковые системы связи и дистанционного зондирования Земли, способные предоставлять услуги связи, а также снимки космического мониторинга земной поверхности

Бейбут Атамкулов, министр индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан

 

В 2015 году в Казахстане начало работу совместное с «Paramount Group» (ЮАР) производство бронированных колесных машин «Казахстан Парамаунт Инжиниринг». Компания выпускает БКМ «Арлан», «Алан», «Номад» и БТР «Барыс». Пока эта техника идет на обеспечение внутренних нужд республики, но предприятие уже посетили делегации из Кувейта, Туркменистана, Таджикистана, Сербии, Афганистана, Узбекистана, Индии, Германии, России. С российским «КАМАЗом» предметно обсуждались возможности сотрудничества.

При участии израильских компаний «Soltam systems» и IMI в Казахстане организовано производство РСЗО «Найза», модернизация самоходных гаубиц «Семсер» и минометов «Айбат». С французской «Airbus Helicopters» создано СП «Еврокоптер Казахстан Инжиниринг», которое занимается сборкой, продажей и обслуживанием линейки вертолетов Airbus, а также обучением техников и пилотов на территории СНГ и Центральной Азии. Также Национальной компанией «Қазақстан Ғарыш Сапары» совместно с «Airbus Defense and Space» запущен Сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов (СбИК КА) с целью создания в республике базы для проектирования, изготовления, сборки и испытания КА, компонентов полезной нагрузки и элементов космической техники. Эксплуатацию СбИК КА осуществляет СП «Ғалам». С французской «Tales» создано предприятие по сборке радиостанций «Талес Казахстан Инжиниринг», с испанской «Indra Sistemas» – СП по производству РЛС и другой радиоэлектронной продукции военного назначения. Переговоры о технологическом сотрудничестве велись с представителями Польши, Японии, Германии, США. Ряд проектов реализуются с предприятиями Украины.

Из числа стран ОДКБ наиболее тесная кооперация сложилась с ОПК Беларуси и России. Так, например, с белорусской компанией «Агат» договорились о сотрудничестве по разработке, изготовлению и поставке различных автоматизированных систем управления, с компанией «Мидивисана» совместно производятся модульные штабные машины, с НПП «Тетраэдр» рассматривается возможность создания СП по производству зенитных ракетных и радиотехнических средств. Из совместных с Россией проектов можно отметить организацию в Казахстане крупноузловой сборки техники холдинга «Вертолеты России», создание совместного с «КАМАЗом» СП «КамАЗ-Инжиниринг», переговоры по проектам модернизации и производству зенитных средств для сухопутных войск с НПК «КБМ», совместного производства тяжелой военной техники с «Уралвагонзаводом».

Все перечисленные выше военно-технические проекты в настоящее время направлены на обеспечение внутренних нужд Казахстана. Но все это увеличивает экспортный потенциал республики – с одной стороны, ОПК развивается и становится все более конкурентоспособным, с другой – Нур-Султану будет что предложить на мировом рынке вооружений.

Но работает Казахстан и по более традиционной схеме – распродавая «советское наследие» в виде невостребованных излишков ВВСТ. Однако, судя по официальным заявлениям, делается это не столько с целью заработать на экспорте, а с тем чтобы исключить бесконтрольное хранение и использование военной техники на территории республики. В 2018 году вновь было объявлено о намерениях модернизировать на мощностях казахстанского ОПК и экспортировать военную технику советского производства – чтобы исключить теневой экспорт внутри страны. По словам Бейбута Атамкулова, бывшего тогда министром оборонной и аэрокосмической промышленности РК, то, что не подлежит ремонту и модернизации, должно быть утилизировано.

Именно такая традиционная форма ВТС стала основой для формирования баз данных SIPRI и UNROCA. Согласно этим источникам, в 1991–2020 годы Казахстан осуществил следующие экспортные поставки: в Анголу поставлены четыре РСЗО БМ-21 «Град», 28 гаубиц Д-30, 24 гаубицы М-46. В Конго поставлены три РСЗО БМ-1 «Град» (предполагается, что получателем могла быть ДРК). Эфиопия получила 106 гаубиц, из них 100 – Д-30 и шесть – М-46. Киргизия и Непал получили по два транспортных вертолета Ми-8Т/Ми-17. В Сербию поставлены 226 ПЗРК «Игла», в Шри-Ланку – четыре транспортных самолета Ан-24. Северная Македония получила 12 БТР-80, Азербайджан – восемь истребителей МиГ-25, Индия – 15 противокорабельных ракет 53-65, Грузия – 758 противотанковых ракет 9М114 и 5552 – C5КпВ. Есть данные о передаче ОАЭ двух бронеавтомобилей, Беларуси – 53 танков Т-72, Словакии – порядка 150 единиц БМП.

Северная Корея получила 24 зенитные пушки КС-19, четыре РЛС орудийной наводки СОН-9 для КС-19 и порядка 30 единиц МиГ-21. Из-за поставок МиГ в КНДР разразился скандал – Казахстан собирался поставить Пхеньяну больше единиц техники, но под давлением Госдепартамента США сделка была расторгнута, и Нур-Султан так и не получил деньги за уже поставленные 30 самолетов.

Известно, что Казахстан в первые годы независимости продолжал поставки ПВН в Китай – по контрактам, заключенным еще СССР, предположительно, речь идет о торпедах. Нур-Султан уже и в более поздние годы был привлечен в качестве подрядчика для исполнения российских экспортных контрактов.

Армения, Киргизия, Таджикистан

ОПК Армении в составе СССР не производил готовую продукцию и специализировался в основном на исследовательских работах и производстве элементной базы для продукции военного назначения. Вместе с тем, события в Нагорном Карабахе уже тогда требовали от республики организации производства самых необходимых изделий – оружия и боеприпасов, а также создания мощностей по ремонту техники для собственных нужд.

Армения во многом полагается на поставки вооружений по линии ОДКБ, преимущественно из России. Причем некоторые ВВСТ республика не получает в качестве военно-технической помощи, а покупает за деньги. Правда, иногда возникают вопросы о целесообразности закупки тех или иных вооружений или военной техники.

С рядом российских компаний обсуждались возможности создания предприятий по обслуживанию колесной, авиационной техники и бронетехники. В настоящее время организованы сборочные предприятия на территории страны. Один из наиболее важных проектов – локализация производства автоматов Калашникова АК-103 в Армении, причем если на первом этапе планируется производить сборку из привезенных российских комплектующих, то на втором этапе локализации предполагается создать полную производственную цепочку.

Возможности, которые есть у Армении в связи с кооперацией ОПК России, будут использованы для удовлетворения внутренних потребностей. Особенно это важно теперь, когда стало ясно, что в целом система военного строительства требует серьезного реформирования. Экспортные амбиции – судя по заявлениям некоторых официальных представителей Еревана – у страны есть. Но едва ли их удастся реализовать в ближайшем будущем.

Киргизия и Таджикистан в рамках ОДКБ тоже рассчитывают на оказание им военно-технической помощи – в основном на безвозмездные поставки ВВСТ. Впрочем, такую помощь им оказывает не только Россия, но и другие государства вне ОДКБ, заинтересованные в региональной безопасности, например, Китай и Индия.  Невозможность обеспечить собственные нужды обусловлена все теми же особенностями ОПК СССР.

Таджикистан был и остается аграрной страной со слабо развитой экономикой, и потому в обеспечении своих вооруженных сил всем необходимым полагается в основном на внешнюю помощь. Очевидно, что говорить о каком-либо экспорте ПВН в этом случае не приходится.

Ситуация в Киргизии складывается несколько иная. По сути, в стране, помимо ремонтных мощностей, было лишь одно производство готовой продукции – завод «Дастан», который выпускал торпеды «Шквал». Несмотря на слабо развитый ОПК, Киргизия, по данным SIPRI за период 1991–2020 годов, по показателям не слишком отстала от Казахстана и заняла 52 место в списке экспортеров ПВН. Известно, что были осуществлены поставки нескольких Ми-24 в Судан, 15 Ми-24/Ми-35, 19 учебных МиГ-21 и 36 торпед СЭТ-65 «Енот-2» в Индию – возможно, последние производились в Индии по лицензии. Крит получил четыре МиГ-21, предварительно модернизированные в Румынии. Канадской компании в лизинг были переданы шесть вертолетов Ми-8Т. Есть возможность экспортировать и другие ВВСТ, доставшиеся в наследство от СССР и не востребованные ВС Киргизии.

Вместе с тем, страны ОДКБ заинтересованы в том, чтобы у республики была возможность самостоятельно обеспечить нужды хотя бы в части экипировки военнослужащих, средств связи, боеприпасов, а также ремонт ВВСТ. Возможно, страны ОДКБ с более развитым ОПК – Россия, Беларусь, Казахстан – будут Киргизии в этом содействовать.

В сумме

Основная задача интеграции ОПК стран-участниц ОДКБ, которая регулярно заявляется на встречах МКВЭС, – создание совместных предприятий по ремонту и техническому обслуживанию стоящих на вооружении средств ВВСТ и своевременное обеспечение их необходимыми запасными частями. Однако опыт ВТС и компетенции в сфере ОПК по меньшей мере половины членов Организации позволяют гораздо шире использовать существующий потенциал.

Во-первых, речь идет о насыщении коллективных сил современными образцами ВВСТ, разработанными и произведенными в кооперации. Экспортные поставки по линии ОДКБ с коммерческой точки зрения не слишком привлекательны для организаций ОПК, поскольку они так же малорентабельны, как и внутренние контракты по гособоронзаказу. Совместные усилия и совместный вклад в создание новых продуктов позволят снизить сроки и стоимость разработки и производства, а также обогатить опыт и компетенции ОПК всех участвующих в такой кооперации сторон. Эта работа становится актуальнее на фоне принятия решения об ускоренной реализации целевой межгосударственной программы ОДКБ по укреплению участков таджикско-афганской границы и утверждения Плана по оснащению КСОР ОДКБ современными образцами вооружения и техники.

Во-вторых, можно говорить о создании экспортных образцов ВВСТ, которые будут предложены как совместные разработки на рынки третьих стран. Эксперты полагают, что это тоже достаточно перспективное направление кооперации ОПК стран ОДКБ. И поскольку в Организации уделяется большое внимание рекламно-выставочной деятельности, национальные выставки ВВСТ в странах ОДКБ могли бы стать красивой витриной и полезным инструментом продвижения такой продукции.

 

Что касается дальнейшего развития более тесных отношений, надо больше развивать совместные предприятия, в том числе в военно-промышленном комплексе. Территория готова, у вас переизбыток всего этого дела – давайте часть туда, мы будем производить и для России, и для себя, развивать промышленность

Нурсултан Назарбаев, первый президент Республики Казахстан

 

 

По опыту Казахстана, эти новые задачи можно решить через создание совместных предприятий. Успешный опыт уже есть – это основанная в 2000 году межгосударственная финансово-промышленная группа «Оборонительные системы», в которую на первом этапе вошли российские и белорусские компании, позднее к ним присоединились ряд компаний из Армении, и теперь идет проработка участия предприятий Казахстана и Киргизии. Однако важным условием успеха должна стать искренняя заинтересованность стран и компаний участвовать в таких проектах, а не формальные союзнические обязательства и слепое следование задекларированным целям и задачам Организации.

Экспортным успехам Беларуси, Казахстана и даже Киргизии с третьими странами можно только порадоваться. И этот опыт ВТС должен быть глубоко проанализирован и осмыслен. Он также должен быть учтен при создании Межгосударственной системы каталогизации предметов снабжения вооруженных сил в формате ОДКБ, работа над которой сейчас ведется. Это позволит наладить новые и восстановить утраченные связи ОПК стран ОДКБ, ускорить сроки разработки и производства и удешевить стоимость ВВСТ и их компонентов. Все это в сумме может сделать деятельность поставщиков ПВН из числа стран ОДКБ более эффективной, а взаимоотношения стран внутри Организации – более крепкими.

 

Автор - Олеся Загорская

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 6 (71), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры