Финмониторинг: в интересах головных исполнителей

Сфера государственного оборонного заказа стала площадкой для испытания механизмов контроля государственных контрактов. В результате принятых мер в системе ГОЗ количество сомнительных операций по обналичиванию бюджетных средств сократилось в шесть раз; использование предприятиями «технических» компаний за последний год стало реже почти в три раза.

Читайте нас на:  

Теперь отработанные схемы будут применяться при взаимодействии федеральной власти с регионами. А следующей задачей служба по финансовому мониторингу называет выстраивание тесных отношений с головными исполнителями в сфере ГОЗ.

Федеральная служба по финансовому мониторингу производит оценку риска исполнителя, используя больше шестидесяти баз данных по трем направлениям:

  1. Подверженность. Сюда относятся финансовая нестабильность, недостаточность ресурсов, негативные данные СМИ;
  2. Вовлеченность. Использование теневых площадок, наличие признаков фиктивности или отказов в проведении операций;
  3. Причастность. Исполнитель ГОЗ проходит по материалам уголовного дела.

«Если мы сравним с 2014-15 годами, то увидим, что с тех пор участие в кооперации “технических” компаний снижено в десятки раз. Действует целый ряд факторов: и работа всей системы контроля, и введение автоматизированной системы контроля НДС», - рассказал начальник управления по работе с бюджетной сферой Федеральной службы по финансовому мониторингу Михаил Седов на конференции «Гособоронзаказ. Финмониторинг и ценообразование», организованной Агентством маркетинговых коммуникаций «Дифанс Медиа» при поддержке Академии ПСБ.

 

По сравнению с 14-м годом

Специалист видит причину улучшения ситуации в эффективной работе 275-ФЗ. «Мы имеем положительный результат по всем направлениям. Динамика положительная, но нельзя сказать, что порядок уже наведен. Закон несовершенен, его надо дорабатывать, предложения должны поступать и от промышленности, и от контрольно-надзорных органов, уже есть интересные здравые решения. Генеральная прокуратура не против того, чтобы объединить пожелания и выйти с ними в Госдуму – сама или через Минобороны», - рассказывает Седов.

Близкую позицию озвучивает заместитель директора Департамента финансового мониторинга государственного оборонного заказа Минобороны РФ Сергей Шеремет: «275-ФЗ работает, это можно утверждать и с точки зрения государственного заказчика. Наверное, не все отлажено, вопросы есть, мы активно присутствуем на всех площадках, где обсуждаются вопросы корректировок отдельных положений 275-ФЗ. Но мы определенно видим силы, которые расшатывают существующую систему контроля, пытаются ее демонтировать. Активная позиция Финмониторинга и Министерства обороны делают подобные попытки нереализованными».

Аргументом в этой полемике становится статистика, результаты, которые были достигнуты благодаря применению положений 275-ФЗ.

 

Самый популярный регион

Росфинмониторинг проводит аналитическую работу начиная с этапа формирования гособоронзаказа. Уже на этом этапе федеральная служба оценивает риск завышения начальной максимальной цены контракта, в сотрудничестве с ФАС контролирует конкурсные процедуры. Результатом взаимодействия в 2020 году стали 269 возбужденных дел. Седов выражает надежду, что в этом году цифры будут соизмеримыми.

Недавно Генеральная прокурата по обращению Росфинмониторинга возбудила 6 уголовных дел в отношении нотариусов и 33 уголовных дела по обвинению в создании фиктивных фирм. К дисциплинарной ответственности привлечено 9 нотариусов из Курганской, Свердловской, Челябинской областей. «Никогда не думал, что Курганская область будет пользоваться такой популярностью. Туда обращались со всей страны, чтобы решить задачи по обналичиванию средств. Это ноу-хау. Никто никогда не связывался с категорией нотариусов, потому что достаточно проблематично этим заниматься», - признался Седов.

Показательно, что в тот же день – 29 октября – в ходе рабочей встречи с Владимиром Путиным директор Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин обозначил ту же проблему: «…преступный мир стал искать новые сектора, которые можно использовать, – те, которые слабо урегулированы, или, скажем, нет достаточной системы контроля. И здесь у нас есть проблемы с нотариусами».

При этом отчет президенту прозвучал скорее оптимистично. «То поручение, которое вы нам давали, совместно с Министерством обороны, с Центральным банком, мы на ГОЗе отработали, и сейчас совместно с Центральным банком, ФСБ, МВД и прокуратурой запущен механизм работы по мониторингу за контрактами, заказчиками, исполнителями и оценке регионов. Всё это привело к чему? Повышение прозрачности исполнения контрактов, отведение недобросовестных исполнителей, а самое главное – это обеспечение целевого использования бюджетных средств. Если в цифрах, то можно сказать, что сомнительные операции финансовые по обналичиванию, там, где есть бюджетные деньги, сократились в шесть раз, фирмами-однодневками – тоже в шесть раз. Но самое главное, что законопослушность хозяйствующих субъектов, которые работают с бюджетом, выросла в четыре раза по сравнению с хозяйствующими субъектами, которые работают в другой сфере», - констатировал Юрий Чиханчин.

 

«Москва-Сити» дешевле

Теперь Михаил Седов называет главной задачей федеральной службы при работе с ГОЗ выстраивание взаимодействия с головными исполнителями. «Потому что все участники системы контроля за эти годы нашли в ней свое место и выполняют свои функции. С головными исполнителями все сложнее. Изначально была предусмотрена их ответственность за кооперацию, но в конечной редакции 275-ФЗ ряд понятий ушел. Хорошо это или плохо, я бы не стал говорить. У многих головных исполнителей возникнет вопрос: как я могу отвечать за привлечение каких-то технических компаний на четвертом-пятом уровне кооперации, за проведение сомнительных операций? И такая позиция имеет право на жизнь, предприятиям хватает текущих задач помимо опций контроля, не свойственных заводам».

Но остается вопрос: предположим, сомнительная операция приостановлена банком по 275-ФЗ, головному исполнителю для уточнения обстоятельств направляется соответствующая информация. Но 95% обращений кредитных организаций к головному исполнителю не имеют обратной связи, потому что закон это позволяет. Если от головного исполнителя не поступает ответа, операция все равно проводится, только с задержкой. Хотя проблемы бы вообще не возникло, если бы головной исполнитель изначально взаимодействовал с контрольно-надзорными органами.

«Многое в работе контрольных органов рассчитано на упреждение правонарушений, на то, чтобы не допустить их. Значительная часть работ в ГОЗ осуществляется на этапе планирования финансово-экономических показателей, условий контракта. Мониторинг происходит уже когда контракт заключен, организация находится в стадии выполнения ГОЗ. В ряде случаев головные исполнители или организации-заказчики видят те или иные позиции, понимают, что резкие движения могут привести к остановке технологических процессов. А в действующей системе ГОЗ за невыполнение контракта в целом несет ответственность головной исполнитель. Поэтому возникает целый блок проблемных вопросов, которые необходимо обсуждать. И решения должны носить комплексный характер», - утверждает генеральный директор Межведомственного аналитического центра Владимир Довгий.

Михаил Седов высказывается еще более определенно: «Давайте называть вещи своими именами! Многие головные исполнители вынуждены совершать операции, которые могут показаться сомнительными. Одна из них – обналичивание денежных средств. Иногда это необходимо для решения текущих технических вопросов. Но есть ряд моментов, когда завышение стоимости, последующий  вывод средств и аккумулирование их на счетах каких-то организаций происходят за спиной руководства головных исполнителей. Они просто не знают о том, что происходит, принимают предложенные цены за чистую монету. Приведу пример: получаем от предприятия контракт на сумму больше 10 миллионов, более 50% уходят на аренду помещения в 150 квадратных метров. В «Москва-Сити» арендовать будет дешевле! Наверное, головному исполнителю тоже интересно, зачем нужен контрагент, который арендует площади за такие деньги». И именно контрольно-надзорные органы могут ответить на этот вопрос. Как и на многие другие, не менее важные.

 

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 

Партнеры