Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Когнитивный диссонанс 

О том, нужны ли гражданские проекты оборонным предприятиям, спорить перестали.

 

 

 

 

Диверсификация воспринимается как способ выживания ОПК в условиях снижения гособоронзаказа, хотя лучше рассматривать ее как более глобальный процесс эволюции высокотехнологичной интеллектуальной среды. Запущены разные меры господдержки, от дешевых кредитов и субсидирования до лоббирования интересов отечественных поставщиков для сферы ТЭК и государственных заказчиков.

Однако любые попытки оптимизировать и ускорить процесс сталкиваются с целым рядом очевидных противоречий внутри системы. Для начала – ОПК и гражданский рынок существуют в разных, буквально несовместимых и юридических, и экономических парадигмах. Рыночные механизмы чужды исполнителям ГОЗ, и дело даже не в том, что нет ни опыта, ни навыка, ни специалистов в организационной структуре, которые могли бы двигаться в направлении гражданских сегментов рынка. Это важные факторы, и на то, чтобы с нуля выстроить такие механизмы, нужно время, желание и оборотные средства.

Но все же существуют инновационные компании и целые корпорации, у которых есть базовое понимание, как и куда можно двигаться дальше в гражданском секторе. Проведены маркетинговые исследования с учетом мировых патентных ландшафтов, и сделаны определенные выводы о перспективных направлениях развития высокотехнологичной продукции. Но ровно на этой стадии диверсификация для многих заканчивается, так толком и не начавшись. По закону все результаты интеллектуальной деятельности, достигнутые в процессе НИОКР при исполнении ГОЗ, включая патенты на изобретения и техническую документацию, принадлежат государству в лице Минобороны. Странно было бы предполагать, что может быть как-то по-другому. В парадигме ГОЗ – это более чем логично: государство выделяет деньги, оплачивает вашу работу, получает ее результат. Так и должно быть. Но тогда о какой диверсификации можно говорить, тем более в установленные президентом сроки – 50% гражданской продукции к 2030 году?

Для выпуска высокотехнологичной гражданской продукции необходима техническая документация, а она в подавляющем большинстве предприятиям не принадлежит.

В правительстве эту проблему понимают, в последнее время проведено несколько совещаний на тему распределения РИД. В частности, 12 декабря в Совете Федерации прошло заседание Совета по вопросам интеллектуальной собственности. Как сказала В.И. Матвиенко: «…Знания в современном мире становятся своего рода "умной нефтью", и чтобы конвертировать это богатство в экономическое развитие, рост благосостояния граждан, пора создавать четкие правовые механизмы, регулирующие рынок интеллектуальной собственности».

Законодательство в этой сфере пытаются переписать с 2012 года, именно тогда, задолго до объявленной диверсификации ОПК, состоялось первое заседание Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации. А ощутимых результатов так и не последовало, очевидно, по причине разнонаправленных интересов рынка и госзаказа. У Минобороны есть четкие цели и задачи, у исполнителей ГОЗ, которые не собираются диверсифицироваться, а стремятся продолжать работать на одного единственного заказчика, – полное с ним единодушие. У предприятий, чьи экономические интересы Минобороны удовлетворять больше не сможет, интересы с ключевым заказчиком расходятся, в первую очередь – в части распределения РИД. Статус исполнителя ГОЗ зачастую ставит «клеймо» прямой зависимости от заказчика. Отсутствие возможности принимать самостоятельные решения по применению РИД, кстати, послужит отличным оправданием отсутствия каких-либо попыток выхода на гражданский рынок.

Возможно, поэтому лобби нового закона о распределении РИД не такое уж обширное и входят в него только эксперты предприятий и организаций, которые действительно активно стремятся реализовать поручение президента в части диверсификации и, как правило, уже имеют стратегии развития высокотехнологичного гражданского сегмента. Их деятельность отсутствие нового закона тормозит, а кому-то играет на руку. У тех, кто еще не определился, впереди сложная задача не только «борьбы» с несовершенным законодательством, но и преодоления когнитивного диссонанса, который неминуемо возникает при попытке существования в двух несовместимых парадигмах – исполнителя гособоронзаказа и бизнес-структуры.

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (61), 2020 г., Санкт-Петербург

 

Партнеры